В Белый дом с черного хода

Темнокожий президент США — уже совсем не фантастика

3 февраля 2008 в 17:44, просмотров: 647

Кто такой Барак Обама и возможно ли, что в США будет чернокожий президент? Эти два вопроса будоражат сегодня умы не только американцев, но и всех остальных жителей Земли. Накануне “большого вторника”, 5 февраля, когда предварительные выборы пройдут сразу в 24 штатах и окончательно определятся фавориты президентской гонки, которая завершится в ноябре 2008 года, “МК” анализирует феномен Барака Обамы, популярность которого растет день ото дня.

Пути-дороги избирательной кампании занесли Барака Обаму и к нам в Миннеаполис. Поскольку он делал сразу два дела — толкал себя в президенты, а свою автобиографию — в массы, встреча с миннесотским электоратом состоялась в одном из крупнейших книжных магазинов города. Еще задолго до прибытия Обамы перед входом в магазин выстроилась гигантская очередь, протянувшаяся на несколько кварталов. У всех в руках были книги. Каждый жаждал получить автограф Обамы. В очереди было много женщин-матерей с колясками, в которых дремали их чада. Было и много инвалидов в ортопедических колясках. Но самое удивительное — подавляющее большинство толпы составляли белые.

Воспользовавшись нашими корреспондентскими удостоверениями, мы с женой миновали очередь и проникли в магазин. Вскоре прибыл и сам Обама. Сначала он произнес речь, затем пообщался с прессой и наконец приступил к раздаче автографов. Во время общения с прессой ответственная за встречу сотрудница магазина представила Обаме мою жену со словами: “А это пожилая леди из России”. Обама просто, без наигранной церемонности, поцеловал моей жене руку. Позже, когда встреча закончилась, жена сказала мне: “Будь я американской гражданкой, я бы проголосовала за Барака Обаму”. И так думают и уже делают миллионы американцев. Почему?

Обама цветной наполовину. Мать его — белая женщина из Канзаса, отец — негр из Кении. Отец покинул семью, когда Бараку было всего два года. Мать Барака — Энн Данхэм, антрополог по профессии, переехала жить в Индонезию, где отдала сына в школу. Но каждое утро она будила Барака в четыре часа утра (!) и учила его английскому языку. Позже, когда Барак вернулся в Штаты, его воспитывали белые дедушка и бабушка — Стэнли и Мэделин Данхэмы.

Читатель, наверное, ждет от меня объяснения феномена Обамы по линии его “недостаточной черноты”. Но это не так.

В Америке любой человек цветной, если в его жилах течет хоть одна капля негритянской крови. А у Обамы ее “целая” половина! Более того, сам Обама не скрывал своего происхождения, да и как он мог это сделать, когда факты, как говорится, были налицо. Обама, не знавший отца, сознательно стремился найти свои африканские, негритянские корни. Он не стыдился их, а гордился ими. И написал об этом в своей первой книге “Мечты о моем отце”. Обама не пытается выбелиться, как поп-король Майкл Джексон. Он черный и гордится этим. Черный, а не мулат. Именно это последнее слово, а не “негр” Барак считает оскорбительным.

Как известно, американская нация существует, но национальность “американец” — исключительно паспортная категория. Здесь Барак Обама — последователь Мартина Лютера Кинга, проповедовавшего “универсальность человека”. Для своего времени это было радикальным идеализмом, и Кинг поплатился за него своей жизнью. Обама ведет свою избирательную кампанию не как негр, а как “универсальный человек”. О цвете кожи Барака напоминают его оппоненты. Исподтишка и иносказательно. Ибо времена сейчас иные. Более того, выдвинув себя в кандидаты, Обама как бы бросил вызов Америке доказать свою демократичность, свою приверженность идеалам свободы и равноправия. Его кандидатура — экзамен и ему, и Америке.

Обама выдерживает экзамен потому, что, объявляя себя “универсальным человеком”, не делает из этой универсальности крыльев летучей мыши. Его “универсальный человек” — содержание, но по форме он негр. Недаром парабола его жизни, начавшаяся на Гавайях и продолжавшаяся в Индонезии, привела его в конце концов в негритянские трущобы Чикаго. После окончания колледжа Обама три года работал в этом гетто и воочию познал нищету и бесправие своих собратьев по цвету кожи. И он помогал им. Был солидарен с ними.

Обама не принимает тех белых, которые поддерживают его только потому, что он тоже белый, “хотя и наполовину”.

Цвет лица, говорит он, не маска: принимайте меня таким, какой я есть. Но одновременно Обама не ломится в открытую дверь, не втирает черную ваксу в глаза белых американцев. Он как бы говорит им: давайте заключим союз — не судите меня за то, что я черный, а я не буду вспоминать суды Линча. Такой союз устраивает многих американцев, тем более сейчас, в эпоху политкорректности. Более того, они благодарны Обаме за этот союз, ибо он способствует выведению клейма расизма, его позора с американского звездно-полосатого флага.

Обама не первый негр, выдвигающий себя кандидатом в президенты. До него это делали преподобные Джесси Джексон и Эл Шарптон. Но они не предлагали белой Америке союз. Они бросали ей вызов. Их целью был не Белый дом. Они хотели разбудить национальное самосознание негров, их гражданскую активность. И они добивались своего — не Белого дома, конечно. Именно они подготовили, разрыхлили почву Обаме. Их неизбираемость сделала Обаму избираемым в стране, где негры составляют чуть больше 12% населения. Как показывают опросы общественного мнения, Обама способен победить любого соперника-республиканца или во всяком случае проиграть в равной борьбе. (Хиллари Клинтон, согласно опросам, проигрывает всем республиканским кандидатам.)

Самое точное мерило избираемости кандидата — его способность привлекать в свою казну деньги. Чем выше порог твоей избираемости, тем больше долларов в твоих кофрах. А Обама набрал на финансирование своих праймериз больше всех соперников-демократов, включая Хиллари. И это не только медяки “человека с улицы”. Обаму финансируют такие титаны Уолл-стрит, как крупнейший в США банк “Ситигруп”, “Леман бразерс”, “Оппенгеймер и К0”, голливудские магнаты, фармацевтические и страховые компании, индейские казино, лопающиеся от наличности. А все эти люди денег на ветер не бросают!

Все это говорит о том, что Обама “продает” Америке не только идеализм, но и прагматизм, причем прагматизм, который находит отзвук в американском идеализме. Что я имею в виду? Голосуя за Обаму, белые американцы как бы льстят самим себе и говорят всему миру: вот вы нас критикуете, мол, мы такие и сякие, а у нас среди кандидатов в президенты есть негр. И не понарошку, а по-настоящему. Но в этом плане путь самого Обамы отнюдь не усеян розами. Пока он заключает союз с белыми, черные по-прежнему бросают им вызов. Равноправие у избирательной урны еще не означает социального и экономического равноправия — в образовании, здравоохранении, найме.

Большинство американских безработных и заключенных составляют негры, хотя их, как уже говорилось выше, немногим больше 12 процентов от населения страны. Если Обама будет слишком педалировать свой союз с белыми, он рискует потерять поддержку черных, которые качнутся в сторону традиционных Клинтонов. Если же Обама начнет педалировать вызов черных, то он вполне может оттолкнуть от себя белый электорат, который “вдруг вспомнит”, что Барак наполовину негр. Чтобы не сорваться с избирательной проволоки, Обаме придется проявить чудеса эквилибристики. Это тем сложнее, поскольку, балансируя, он должен оставаться самим собой, а не дамой, приятной во всех отношениях.

Барака Обаму можно сравнить с Джоном Кеннеди и Рональдом Рейганом. Подобно им, он не просто политик, а миф. Для того чтобы победить, он должен стать иконой, символом для большинства избирателей, чтобы черные могли сказать: вот как далеко мы продвинулись! И чтобы белые могли сказать: вот как далеко мы продвинулись — мы уже не расисты! Конечно, и то и другое миф, но он льет бальзам на душу Америки, истерзанную восемью годами президентства Буша. А до этого — восемью годами президентства Клинтона.

Буш — это неприемлемое для страны статус-кво. Поэтому Обама точно выбрал свой боевой девиз — “Перемены”. А вот Хиллари Клинтон допустила тактическую ошибку, которая может перерасти в стратегическую. Ее девизом стал “Опыт”. Тем самым Хиллари хотела подчеркнуть, что Обама недозрел до Белого дома, где она провела восемь лет в качестве политически весьма активной первой леди. Да и в сенате США она заседает в два раза дольше, чем Обама.

Но пока что на чаше весов “Перемены” перевешивают “Опыт”. “Опытная” Хиллари проголосовала за войну в Ираке, а вот “зеленый” Обама — нет. Люди сыты по горло тем, как “опытные” политики ведут избирательные баталии — негативная реклама, клевета, удары ниже пояса. Недаром от 40% до 50% избирателей не принимают участия в голосовании. А тут ангел “Перемен”, рыцарь в сияющих доспехах, риторика которого идеалистична, как у Кеннеди, и человечна, как у Рейгана. “Опытные” политики не дают стране выбор. А без выбора не может быть “Перемен”. Фундаментально непохожий кандидат — негр уже сам по себе обещает фундаментальные перемены, если даже впоследствии они окажутся миражом.

Обычно Обама, выступая на маршрутах праймериз, не обращается к черной Америке. Но он не обращается ни к “красной Америке” (то есть республиканцам), ни к “синей Америке” (то есть демократам). Он обращается к Америке вообще, вернее, к Америке, как она ему видится, к, так сказать, “обамской Америке”. Недаром стандартным музыкальным аккомпанементом его выступлений служат песня негритянской дивы Ареты Франклин “Думай”, песня группы О,Джейс “Дайте людям то, что они хотят” и песня кантри-музыкантов Брукса и Данн “Только в Америке”, бывшая в свое время избирательным гимном — кого бы вы думали? — Буша и Чейни в 2004 году! Когда он представляет слушателям свою молодежную команду, на сцену выходят белые и черные, индейцы и азиаты. И Обама торжественно провозглашает: “Посмотрите, как здорово выглядит моя молодежная программа. Ну прямо как реклама фирмы “Бенеттон”!”

Это не политический дальтонизм. Обама с самого раннего детства различает цвета лиц людей. Это политическая дальнозоркость. Обама знает, что он может победить только “лица бесцветным выраженьем”.

Впрочем, кроме лица (красивого) Бог одарил его стройной фигурой и бархатным баритоном, которым он пользуется с искусством проповедника, беря за образец ораторские каденции Мартина Лютера Кинга. Короче, Барак Обама умеет глаголом жечь сердца людей, не сжигая мостов ни к кому. Он идет в народ в прямом и переносном смысле слова, не чураясь брадобреев и парикмахерш. Обслуживая своих клиентов, они рассказывают им о “Переменах” и их носителе — Обаме.

Поначалу Обама хотел внести перемены даже в тактику ведения избирательной кампании. Он строго-настрого запретил своей команде бить противника ниже пояса. “Я хочу победы, но только на моих условиях”, — говорил он. Команда умоляла его дать “фас” на Хиллари, но Барак был непреклонен. Тогда тайком от шефа члены команды пустили дезу о том, что Клинтон наживается, продавая рабочие места американцев индийцам в Индии, а Хиллари за это же берет у индийцев деньги на ведение своей избирательной кампании. Хиллари даже приклеили кличку “демократка от Пенджаба”. Клинтоны, естественно, возмутились, а Обама был взбешен, когда узнал об этом. Он собрал свой штат и сказал: “Тот, кто еще раз перейдет черту дозволенного, будет уволен”.

Но с волками жить — по-волчьи выть. Логика избирательной борьбы не терпит рыцарства. Здесь кодексом чести являются “все средства хороши для достижения победы” и “победителей не судят”. Да и Клинтоны не поощряли его подставлять для пощечины другую щеку. Так, Хиллари во время дебатов в Айове зло сострила, что внешнеполитический опыт Обамы заключается в том, что он провел свое детство в Индонезии. Но плотину прорвал Билл Клинтон, назвав взгляды Обамы иллюзиями и привнеся в избирательную борьбу расовый фактор.

Одновременно Хиллари принизила вклад Мартина Лютера Кинга в борьбу за равноправие негров, противопоставив ему президента Линдона Джонсона. Плотину прорвало. Негритянские избиратели наказали Клинтонов, отдав Обаме 80 процентов своих голосов в Южной Каролине. Обама, еще вчера говоривший, что “нельзя бить соперника по ногам”, искренне смеялся над карикатурой, изображавшей его нежно обнимающим Хиллари. Подпись под карикатурой гласила: “Обама атакует Клинтон”.

Если Билл Клинтон — “бойцовый пес” Хиллари, то жена Обамы Мишель — “бойцовый пес” Барака.

Интеллектуально Мишель ничем не уступает мужу, а кое в чем даже превосходит его. У нее за плечами Принстонский и Гарвардский университеты. Это вам не хахоньки, да еще для негритянки! А она дочь негритянского гетто Чикаго. В своих выступлениях перед избирателями Мишель затрагивает тему, которую Барак предпочитает избегать, — расовую. Когда они агитируют раздельно, иногда Мишель собирает большие толпы, чем Барак. “Без моей жены я еще не полностью мужчина”, — говорит Обама. Мишель обещает: “С первого же дня инаугурации Барака он обратится с посланием к таким же юным цветным, какой когда-то была и я, и скажет им, что и их место за столом, где сейчас сидят только те, кто считает, что это место принадлежит им по праву избранных”. Среди “избранных” Мишель подразумевает и Клинтонов, их претензии на “американский престол”, их “право наследования”. Она говорит, что муж ее “не боится кавалерийских атак” Клинтонов.

Однажды, когда Мишель вновь упомянула о “кавалерийской атаке”, Обама, стоявший рядом с ней в обнимку, добавил: “Когда Авраам Линкольн впервые заговорил о своем желании стать президентом, он сказал: “Я чувствую вкус этого желания даже у себя во рту”. Было время, когда Мишель опасалась этого вкуса. Она помнила трагическую судьбу Малькольма Икса, Мартина Лютера Кинга, лидеров организации “Черные пантеры”. И она боялась, что и ее мужа может ожидать такая же расправа, если он замахнется на Белый дом. Но когда “вкус во рту” Обамы стал необоримым, она благословила мужа и стала его главным пророком. Но мысль об убийце, поджидающем своего часа, не оставляет Мишель. По словам близких друзей, эта мысль иногда даже парализует ее, и ей мерещится Жаклин Кеннеди в траурном платье.

Подобный сценарий страшит и официальный Вашингтон. Там отлично понимают, что убийство Обамы свихнувшимся с ума расистом ляжет несмываемым пятном на Америку, престиж которой в мире и без того сильно подорван. Вот почему сегодня Обаму плотно охраняют сотрудники секретной службы. Охраняют как зеницу ока, которое в иных обстоятельствах с наслаждением выклевали бы.

То, что время Обамы на подходе, стало ясно еще в 2004 году, когда он произнес блестящую речь на съезде демократической партии, спонсируя ее кандидата в президенты Джона Керри. Об Обаме сразу же заговорили. Обаму “открыли”, и многие тут же попытались “закрыть” его, но у них это не получилось. (“Далеко шагает мальчик. Пора унять”.) Хотя и были такие периоды, когда казалось, что Обаму постигнет судьба Гэри Харта, Пола Тсонгаса, Билла Брэдли (великого баскетболиста и сенатора), Говарда Дина и некоторых других лидеров-демократов, которые проморгали свое время и попали под паровой каток своей же партийной машины и ее фаворитов. Да, казалось, что и Обама будет причислен к сонму этих неудачников, раздавленный паровым катком, за рулем которого сидела Хиллари Клинтон, выглядевшая неуязвимой, неизбежной, непобедимой.

Но свершилось чудо. Барак Обама, получив поцелуй времени, превратился в прекрасного принца, а Хиллари Клинтон — в ту самую царицу, которой зеркальце неожиданно сказало, что уже не она “всех прекрасней и милее”. И царица начала выходить из себя и, гневаясь, допускать оплошности вместе со своим мужем. Носительница сенсационных инноваций (первая женщина-президент!) превратилась вдруг в старуху Изергиль и символ гниющего на корню статус-кво, в члена клуба “старых парней”, то есть истеблишмента…

Означает ли все вышесказанное, что Обама получит номинацию от своей партии и президентство — от Америки?

Конечно, нет. Только голосование, включая суперпраймериз 5 февраля, даст ответ на этот вопрос. Да, Обама созрел для Америки. Но созрела ли Америка для Обамы? Выход из президентской гонки еще одного соискателя — Джона Эдвардса ухудшил позиции Обамы. Эдвардс-популист отбирал у Клинтон голоса белых рабочих и часть среднего класса и не вторгался в электорат Обамы. Теперь Обама остался один на один с Хиллари.

7 ФАКТОВ ПРО БАРАКА ОБАМУ

• Из автобиографической книги Обамы “Dreams from My Father” вытекает, что по материнской линии он может иметь отдаленное родство с президентом Конфедеративных Штатов Америки Джефферсоном Дэвисом. То есть он родственник человека, возглавлявшего рабовладельческий Юг во время Гражданской войны с северянами. Если это так, то предки Обамы вполне могли иметь негров-рабов.

А недавно жена вице-президента США Дика Чейни — Линн Чейни, изучая генеалогическое древо своей семьи, обнаружила, что у ее супруга и Барака Обамы в XVII веке был общий предок — эмигрант из Франции по фамилии Дюваль.

• Когда Барак-младший был совсем маленьким, его родители расстались. Отец вернулся в Кению и погиб в ДТП в 1982 году. После развода мать Обамы Энн Данхем вышла замуж за индонезийского студента Лоло Суторо и переехала с ним в Индонезию. С 6 до 10 лет Барак ходил в школу в Джакарте и учился на индонезийском языке.

• Хотя и кенийский отец, и индонезийский отчим были мусульманами (во всяком случае, по рождению), а среднее имя Обамы — Хусейн, Барак в сознательном возрасте крестился и принадлежит к протестантской Объединенной церкви Христа (в этом смысле он мало отличается от большинства американских темнокожих, принадлежащих к различным христианским конфессиям).

• В последнее время Обама признавался в том, что, будучи старшеклассником, частенько прикладывался к спиртному, курил марихуану и нюхал кокаин. Лишь поступив в колледж, он осознал пагубность такого поведения. Незадолго до выдвижения своих претензий на президентское кресло Обама развернул распиаренную кампанию по расставанию с курением, хотя, по его словам, он никогда не был заядлым курильщиком.

• В 2004 году демократ Обама победил чернокожего республиканца Алана Кейеса на выборах в сенат от штата Иллинойс. В настоящее время он единственный в США сенатор-афроамериканец.

• В нынешний дом стоимостью $1,6 млн. в Кенвуде (штат Иллинойс) Обама с семьей перебрался пару лет назад. Покупка дома, а затем приобретение прилегающего земельного участка вызвали пристальное внимание СМИ в ноябре 2006 года из-за финансовых связей между Обамой и скандальным предпринимателем из Иллинойса Антуаном Резко.

• В августе 2005 года сенатор Обама был задержан российскими пограничными властями в аэропорту Перми. Барак Обама прилетел в Россию в составе делегации вместе с сенатором Ричардом Лугаром. Делегацию задержали в Перми почти на три часа. У местных пограничных властей возникли вопросы в отношении соблюдения необходимых формальностей при вылете (американская делегация направлялась на Украину). Инцидент был вскоре исчерпан.



Партнеры