Порнография на память

Россия занимает первое место в мире по числу поклонников виртуального секса

14 марта 2008 в 13:50, просмотров: 1598

Мужчина приходит домой, наскоро ужинает, раздевается и садится перед монитором компьютера. Через минуту-другую на экране появляются обнаженные девицы, творящие полное непотребство. Глядя на них, мужчина испытывает всю гамму чувств, необходимых для удовлетворения его естественных мужских потребностей…
И зачем ему бегать на свидания, ухаживать, тратить нервы, время и деньги? Виртуальная женщина нетребовательна и бесплатна…

Это не плод больной фантазии извращенца, а наша суровая реальность. По словам специалистов, число россиян, предпочитающих порнографию живому сексу, растет с каждым днем. Порнофилия — болезненное пристрастие к разглядыванию порнографических картинок — с доступностью Интернета приняла угрожающие для демографии масштабы.

“Ой, девки, мой-то неделю назад снова с катушек слетел! — жаловалась моя подруга Ольга на нашем девичьем междусобойчике. — Вроде последний год все шло нормально, он клялся, что завязал, я радовалась, как дура… Мы вместе боролись с его болезнью, сначала я добилась того, что он позволял себе раз-два в неделю, потом и вовсе остановился. Но силы воли у него хватило меньше чем на год…”

Кто подумал, что Ольга принадлежит к числу многострадальных жен алкоголиков, — ошибся. Хотя зависимость ее мужа сродни алкогольной. Ольга — не менее несчастная супруга злостного порнофилика. То есть мужчины, который предпочитает живой и теплой женщине изображение на мониторе и самоудовлетворение.

Сексолог Александр Полеев: “Порнофилия — явление очень распространенное. Конечно, интерес к женскому телу существует у любого мужчины: при случае ни один из нас не пропустит взглядом хорошо сложенную женщину в открытой одежде, каждый время от времени не прочь полистать порнографический журнал, залезть на соответствующий сайт в Интернете. Но большинство не занимается этим систематически. А вот около 10% граждан посвящает разглядыванию женских тел много, очень много сил, времени и средств. При этом возбуждение от созерцания обнаженных красоток и удовольствие от мастурбации у них бывает сильнее, чем от полового акта с реальной женщиной.

Надо понимать, что чрезмерное увлечение порнографией — это расстройство, а не невинная забава. Некоторые люди стремятся сэкономить даже на еде, чтобы накопить денег на стриптиз или на покупку более совершенного монитора. Они могут провести всю ночь за компьютером, непрерывно возбуждаясь и самоудовлетворяясь”.

* * *

И ведь ничто не предвещало такой беды! Ольга вышла замуж за своего Вадима по большой и взаимной любви почти десять лет назад. Вскоре дочка Леночка появилась — сейчас она уже в первый класс пошла. Жили хорошо, лишь однажды, вскоре после рождения дочери, Вадик загулял. Но Ольга отнеслась к этому мудро:
— Я сама виновата была, кроме ребенка, меня в то время ничего не интересовало, ну, а мужику-то внимание нужно. Я простила его, хотя тяжело это было…

А года четыре назад Ольга снова заподозрила неладное. Муж начал возвращаться с работы все позже, иногда даже за полночь, а супружеский секс стал случаться все реже. Опять любовница? Жена старалась изо всех сил, чтобы оплести Вадима своими женскими чарами: устраивала ему романтические ужины, облачалась в прозрачное, чертовски сексуальное бельишко, даже новую позу “змея в экстазе” освоила — по Камасутре, чисто теоретически. Потому что практически от секса Вадик увиливал всеми силами.

— Выпьет все шампанское, сожрет фрукты, отвалится и захрапит. А я как дура в своем пеньюаре телек смотрю! — плакалась Ольга. — Точно бабу завел! Он ведь всегда такой темпераментный был, не поверю, что без секса обходиться научился!

Истина выяснилась два года назад, когда Вадим приобрел домашний компьютер. Ольга вздохнула было с облегчением: по окончании рабочего дня, а то и раньше, муж как штык был дома, наскоро перекусывал и удалялся в спальню — там, за ширмочкой, чтоб не мешать жене, он оборудовал себе “рабочее место”. Ольге объяснил, что заказов у него, веб-дизайнера, хоть отбавляй и придется трудиться иногда даже ночами. Она умилялась и радовалась…

Стало ясно, что насчет женщин можно расслабиться — Вадик отныне проводил дома все свободное время. Однако интимная составляющая жизни по-прежнему оставалась на нуле. Почему — Ольга поняла, когда однажды проснулась среди ночи, заглянула к мужу в “рабочий уголок” и увидела там та-акое!

Александр Полеев: “Не надо думать, что любовь к порнографии — удел подростков или каких-то робких, застенчивых, сексуально слабых людей, тех, кому не хватает реальных женщин и реального секса. Вовсе нет — многие из них вполне успешны и не обделены женским вниманием. Да, все подростки проходят этап увлечения порнографией, он длится от нескольких недель до нескольких месяцев, а потом сходит на нет. В какой-то день человек перестает с вожделением рассматривать фотографии, сайты, видеофильмы — его любопытство уже удовлетворено. Истинный же порнофилик открывает для себя эту сферу в возрасте гораздо более зрелом, в 23, 25, 27, нередко — в 30 лет. Эта страсть накатывает на него внезапно и не отпускает от себя долгие годы”.

* * *

Вадим, припертый женою к стенке, признался — да, за компьютером он не столько зарабатывает деньги в семейные закрома, сколько удовлетворяет свою похоть. Ольга пришла в бешенство:

— Мне тридцать лет! Я блондинка с отличной фигурой! Мужики до сих пор сворачивают шеи, когда я иду по улице! А любимый муж часами любуется какими-то шлюхами, а на меня смотрит, как на шкаф!

— Я перестану, правда, больше никогда не буду — ну, может, только иногда, — по-детски ныл Вадик. — Оль, прости дурака! Ты у меня единственная…

О, теперь Ольга не сомневалась, что единственная. Она уже заметила, что на других женщин муж тоже не обращал ни малейшего внимания. Зато соперницы на мониторе явно брали верх.

— Вадик всеми силами старался обмануть меня. Ложился в постель, ждал, когда я усну, а потом тихонько вставал, прокрадывался в компьютеру и лез на порносайт… Я несколько раз застукивала его, он начинал орать, что я лезу в его личную жизнь, потом извинялся, обещал, что это было в последний раз… И конца этому идиотизму не видать: в последний раз несколько месяцев не открывал порносайты, даже секс у нас стал более-менее регулярным. А потом сорвался — и все началось снова…

Александр Полеев: “Порнофилики не властны над своим недугом, не могут его контролировать. Иногда с годами они научаются сводить мастурбацию к одному акту в день во время просмотра картинок — вместо трех–четырех актов в первые годы своего увлечения. Абсолютное большинство из них пытается соскочить с этой страсти. Перерыв длится, как правило, от нескольких недель до нескольких месяцев, и многие уже обретают уверенность в том, что излечились. Но вот “якобы излечившийся” позволяет себе краем глаза взглянуть на любимый сайт, на любимый журнал — и не может оторваться до утра... Такое внезапное обострение как будто уже укрощенной страсти на несколько дней, а то и недель выбивает мужчину из колеи, практически делает его инвалидом. Как правило, он не спит несколько ночей, активно мастурбирует, приходит на работу невыспавшийся, в течение дня у него перед глазами стоят обнаженные красотки, работоспособность резко падает. К тому же он испытывает сильное чувство вины и стыда, находится в крайне подавленном состоянии”.

* * *

Что думают наши люди о порнофилии и знают ли вообще о ее существовании? Мы провели небольшой опрос.

Саша, 38 лет: “Все дело в женщине — когда мужчине хватает секса, причем разнообразного, ему порнуха становится не нужна. Я начал смотреть порнуху, когда с женой стало трудно возбудиться. Смотрел кассету, а потом, возбудившись от фоток, бежал к жене получить разрядку”.

Увы, настоящий порнофилик к жене в постель даже после разглядывания картинок не бежит, ему хватает визуальных женщин.

Виталик, 25 лет: “Может, человеку доставляет удовольствие наблюдение за актом как бы со стороны? Установите перед вашей постелью видеокамеру, подключите ее к телевизору, стоящему у кровати, и вперед, с песнями. На худой конец, сойдет просто зеркало”.

Дело в том, что на реальный секс порнофилика не тянет. Он не хочет шевелиться сам, предпочитая роль наблюдателя.

Аня, 32 года: “Мужа хорошо отвлекает от компа домашняя уборка, ремонт в квартире, строительство веранды на даче. Мужчину, как ребенка, надо постоянно чем-то занимать. В общем, чтобы не до глупостей было. Пришел с работы, упал-отжался — и так до глубокой ночи”.

Настя, 22 года: “Пусть он придет домой, а жрать нечего, не убрано и ты сидишь за компом и голых мужиков разглядываешь. Может, он одумается?”

Гм-м, все-таки женский взгляд на мужчин иногда бывает достаточно примитивен…

Александр Полеев: “Страсть к порнографии гораздо больше выражена у жителей средних широт и существенно меньше — на юге Европы и в Латинской Америке. А количество покупаемой порнопродукции и длительность рассматривания каждого снимка серьезно возрастает зимой. Тому есть объяснение: из-за продолжительной непогоды восточные европейцы вялы, неактивны и слишком много времени проводят в замкнутых помещениях. Тогда как, например, жители Средиземноморья, живущие в теплом климате, могут посмотреть на полуобнаженные женские тела в любой момент.

Особое внимание специалистов порнофилия привлекает к себе в последнее десятилетие: с появлением и распространением Интернета число порнофиликов выросло в десять, в некоторых странах Восточной Европы — в 15 раз. Всемирная Паутина предоставляет потенциальным порнофиликам немыслимое ранее количество и разнообразие сексуальных изображений, доступное в собственном доме в любой момент. В Сети десятки тысяч сайтов предлагают очень смелые, невозможные для печатной продукции картинки. Такие изображения стимулируют быстрое развитие порнозависимости у десятков и сотен тысяч людей. Сексологи самых разных стран сообщают о резко возросшем числе порнозависимых на приеме. В моей практике количество подобных клиентов за несколько последних лет возросло в семь-восемь раз”.

Справка “МК”

Россия лидирует в любви к порнографии: средний житель крупного российского города тратит на подобную продукцию втрое больше средств, чем житель Лондона или Берлина. В Лондоне в день продается около 100 порнографических видеофильмов, при этом больше половины покупателей — подростки. В Москве тех же фильмов в день продается в среднем 300 штук, и львиная доля покупателей — зрелые мужчины.



Партнеры