Кровь на крыше мира

Что происходит в Тибете?

25 марта 2008 в 18:10, просмотров: 478

Нариса Чакрабонгсе, одна из таиландских факелоносцев, которым выпало нести олимпийский огонь, объявила, что отказывается от этой чести из-за того, как Китай действует в Тибете. Тибетские события, возможно, и не получили бы такого отклика в мире, не происходи они на фоне пяти олимпийских колец.

Несмотря на то что из Китая поступали сообщения о нормализации положения в районах, где проходили волнения тибетцев, ситуация там далека от спокойствия. По сообщениям китайских государственных СМИ, жертвой беспорядков на западе страны стал полицейский, еще несколько служителей правопорядка получили ранения в ходе столкновений в автономной префектуре Ганьцзы провинции Сычуань. Это первое сообщение о гибели китайского полицейского в результате мартовских тибетских волнений — до этого сообщалось о гибели мирных граждан.

Передают, что полицейский Ван Гуочуань стал жертвой вооруженной камнями и ножами толпы, атаковавшей группу работников полиции. Полицейские сумели рассеять нападавших, только открыв огонь. О том, были ли нападавшие тибетцами и понесли ли они потери, китайские масс-медиа не сообщают. Однако, по данным эмигрантских источников, в этом столкновении был убит 18-летний монах, а еще один получил тяжелые ранения после того, как полиция начала стрелять в участников шествия, шедших с лозунгами в поддержку далай-ламы.

ОЛИМПИЙСКОЕ НЕСПОКОЙСТВИЕ

Не случайно, что Китай наряду с Россией оказался в числе немногих противников признания независимости Косова. Что бы там ни говорили на Западе, косовский случай может действительно стать прецедентом для других проблемных регионов. Для Китая Тибет наряду с другими регионами — от Синьцзяна до Тайваня — как раз очень проблемное место.

“Клика далай-ламы пытается сделать заложником пекинскую Олимпиаду, чтобы вынудить китайское правительство пойти на уступки независимости Тибета” — так официальные СМИ Китая объясняют смысл происходящего в населенных тибетцами районах. В выражениях особо не стесняются. Секретарь партийного комитета Тибетского автономного района Чжан Цинли назвал далай-ламу “шакалом в рясе буддийского монаха, духом зла с человеческим лицом и звериным сердцем”.

Сам духовный лидер тибетских буддистов, лауреат Нобелевской премии мира далай-лама XIV, находящийся в эмиграции в Индии, заявляет, однако, о своей поддержке пекинской Олимпиады. По контрасту со своими обличителями далай-лама выступает в роли миротворца: “Насилие противоречит человеческой природе. Мы не должны культивировать антикитайские настроения. Нравится нам это или нет, мы должны жить в добрососедстве”. Более того, далай-лама, которого в Пекине представляют как лидера сепаратистских сил, в очередной раз заявил, что в ближайшем будущем видит Тибет автономным регионом в границах КНР, а не независимым государством.

“НАРОД ТИБЕТА УСТАЛ”

“МК” попросил прокомментировать смысл последних событий в Тибете руководителя Центра тибетской культуры и информации в Москве г-на Таши:

— Тибетцы действительно становятся меньшинством — особенно после того, как было завершено строительство железной дороги, соединяющей с Китаем: в Тибет хлынул поток китайцев. Мы теряем свою национальную идентичность, самобытность.

Недавно, буквально несколько месяцев назад, китайские власти приняли закон, согласно которому без согласия центрального правительства КНР тибетцы не имеют права признавать реинкарнацию далай-ламы. Это практически религиозный геноцид. Тибетцы, и прежде всего монахи, этим жутко недовольны.

Поскольку на Тибет журналистов не пускают, информации оттуда поступает немного, причем информация в основном односторонняя. На днях оттуда депортировали 15 гонконгских журналистов. Хотя китайские власти и обещают, что разрешат допуск журналистов, не думаю, что это случится скоро. Поэтому мы требуем, чтобы журналистов пустили туда, а ООН отправила бы в Тибет своих представителей, чтобы на месте изучить то, что там творится.

— Далай-лама неоднократно заявлял, что выступает не за независимость Тибета, а за его автономию в составе КНР. Но ведь существует Тибетский автономный район…

— Китайцы говорят, что автономия у Тибета есть. Но на самом деле в состав Тибетского автономного района (ТАР) включено лишь около половины всей территории Тибета. Традиционные тибетские провинции Амдо и Хам (восточная часть) включены в состав таких китайских провинций, как Сычуань, Юннань, Ганьсу и др. Да и Тибетский автономный район реально управляется Китаем из Пекина — тибетцы, даже те, которые находятся во властных структурах района, реально не решают ничего.

Народ Тибета устал от этого. У тибетцев одно понятие об автономии, а у китайцев — другое. Мы хотим реальной автономии, и не только в рамках ТАР, а чтобы весь Тибет объединился и получил реальную автономию.

Далай-лама предложил средний путь, выгодный обеим сторонам. Мы получили бы гарантии сохранения своей самобытности, при этом гарантируем безопасность и территориальную целостность Китая. Но с их стороны мы пока не услышали ни одного позитивного ответа на наши предложения. Надо сказать, что многие тибетцы недовольны теми предложениями, которые исходят от далай-ламы. Они выступают с требованиями полной независимости Тибета.

— Недавно его святейшество заявил, что может уйти с руководящих постов, — насколько понимаю, речь идет об отказе от политического лидерства, а не от духовного.

— Далай-лама имеет в виду, что если народ Тибета выберет насильственный путь борьбы, то у него не останется иного выбора, кроме как уйти от политического руководства.

“МИРНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ” ИЛИ “ВТОРЖЕНИЕ”?

Искать корни тибетских событий логичнее всего, конечно, в историческом прошлом. Однако, как это часто бывает, история взаимоотношений Поднебесной с Тибетом настолько запутанна, что может при желании быть истолкована в пользу как одной, так и другой стороны. Сторонники независимости утверждают, что на протяжении многих отрезков времени Тибет был независимой страной, в последний раз — с 1912 по 1950 гг., да и в те времена, когда он формально находился под властью Китая, пользовался широким самоуправлением.

Китайцы же утверждают, что Китай и де-факто, и де-юре практически всегда владел Тибетом и китайское правительство продолжало осуществлять протекторат над этим регионом даже в 1912—1950 гг. Тем более что ни одно государство не пошло на дипломатическое признание Тибета.

Тем не менее к 1949 году, когда власть на большей части территории Китая перешла в руки коммунистов, Тибет фактически являлся независимым теократическим государством с далай-ламой во главе. Едва утвердившись у власти, Мао начал “собирание земель” — дошла очередь и до Тибета. В Китае события 1950—1951 годов, когда части Народно-освободительной армии вошли в Тибет, называются “мирным освобождением Тибета”. Западные же и тибетские источники называют их “вторжением”. Уступавшая численностью и вооружением тибетская армия достаточно скоро капитулировала. Китайские коммунисты обещали, что если “освобождение” Тибета пройдет мирно, то местные элиты сохранят свои привилегии.

В мае 1951 года между центральным правительством КНР и местным правительством Тибета было подписано “Соглашение по мирному освобождению Тибета”. Это соглашение обещало тибетцам сохранение существовавшей политической системы, уважение к обычаям и религиозным верованиям, сохранялись функции и полномочия далай-ламы и панчен-ламы. В свою очередь, за Китаем закреплялось право держать в Тибете свои войска и осуществлять внешние сношения.

Духовные лидеры тибетских буддистов — далай-лама и панчен-лама — действительно сохранили по крайней мере видимость власти: формально они осуществляли власть в Тибете вместе с представителем центрального правительства КНР. В 1955 году был учрежден Подготовительный комитет по образованию Тибетского автономного района во главе с далай-ламой. Далай-лама к тому же был заместителем председателя Всекитайского собрания народных представителей. Однако “идиллия” долго не продлилась. В марте 1959 года в Лхасе началось антикитайское восстание под лозунгом независимости Тибета, подавленное китайскими войсками. Далай-лама после подавления восстания покинул страну и перебрался в Индию.

К 1962 году в Тибетском автономном районе осталось лишь 70 монастырей из существовавших 2,5 тысячи, после того как было изгнано 93% монахов. Как и другие части КНР, Тибет, конечно, здорово пострадал в годы “культурной революции”.

Несмотря на светский характер китайского государства, Пекин активно вмешивается в дела духовные. Наиболее четко это проявилось в ситуации с панчен-ламой, вторым по значимости духовным лидером тибетского буддизма. В 1995 году находящийся в эмиграции далай-лама назвал шестилетнего Гедуна Чоки Ньима 11-м панчен-ламой. Однако власти КНР не признали этого выбора. Мальчик и его семья были взяты под стражу и вывезены из Тибета. Их местонахождение до сих пор неизвестно. Взамен в декабре 1995 года Пекин провозгласил собственного панчен-ламу — им стал шестилетний Гялцен Норбу.

Китайские власти хотят, чтобы и следующий далай-лама был избран под контролем Пекина. Но вряд ли все тибетцы на это  согласятся. Так что полной гармонии и мира на Крыше мира ждать придется, видимо, долго.

Восстание в Тибете в репортажах китайских СМИ: 





Партнеры