ПРОЩЕННАЯ СУББОТА

9 апреля 2008 в 16:35, просмотров: 598

Олимпийский чемпион-2004 по тяжелой атлетике Дмитрий Берестов, двухлетняя дисквалификация которого истекла 5 апреля, выступит на чемпионате Европы в итальянском городе Линьяно Саббьядоро. В день «прощения» олимпийского венценосца с ним побеседовал корреспондент «М-СПОРТА».

ВИЗИТКА

Дмитрий БЕРЕСТОВ родился 13 июня 1980 года в Москве. Заслуженный мастер спорта по тяжелой атлетике. Выпускник РГУФКа. В сборной команде России с 2000 года. Серебряный призер чемпионатов России (2004), Европы (2004). Олимпийский чемпион (2004). Первый тренер – М. Окунев. Сейчас тренируется у А. Аносова. Выступает за МГФСО.

УДЕРЖАЛСЯ

Берестов не первый наш спортсмен, который попал под жесткий приговор ВАДА (Всемирного антидопингового агентства). Но один из немногих, кто не сдался и не ушел из спорта. Он по-прежнему один из кандидатов на поездку в Пекин.

– Дим, признайся, считал дни до окончания «приговора»?

– Четвертого апреля, ближе к полуночи, подумал: наконец, на свободу. Мой личный тренер Александр Аносов и Давид Ригерт (главный тренер мужской сборной России) поздравили с «выходом на работу». С ребятами по сборной вечером договорились символически отметить мое возвращение.

Еду на чемпионат Европы. Основная задача: показать в Италии хороший результат. Минимум – те килограммы, что поднимал на Олимпиаде.

– Два года без соревновательной практики самые сложные в карьере?

– Когда узнал о дисквалификации, испытал шок. Отошел от него только через два месяца. Но потом разозлился. Сказал себе: Дима, не опускай руки. Взялся за тренировки. И время пронеслось быстро. Столько событий за эти годы произошло: свадьба, рождение ребенка, покупка и ремонт квартиры.

– Ходил слух, что ты не прочь представлять Московскую область, чтобы поправить свое материальное положение.

– С меня сняли олимпийскую стипендию, на второй год после Олимпиады не получил олимпийский грант – 150 тысяч рублей. В Московской области есть центр олимпийской подготовки. Съездил туда узнать, что и как. Спасибо Александру Паршикову (директор МГФСО) и Юрию Нагорных (1-й заместитель председателя Москомспорта. – Прим. ред.), которые вошли в мое положение.

– Что поддерживало в тебе силы продолжать тренировки эти два года?

– Почва под ногами у меня была (все-таки олимпийский чемпион). Супруга Даша даже успокаивала: к лучшему, говорит, что все так случилось. В самом деле, после дисквалификации у меня родилась дочка Василиса. Я практически принимал роды, видел, как на глазах растет дочка. Первый год своего допингового «заточения» провел с семьей.

– Я не ослышался: ты принимал роды?

– Жена отказалась рожать в больнице. Когда срок подошел, на дом приехали две акушерки. Лично я перерезал пуповину. Впечатления по эмоциям не уступают выигранной олимпийской медали. После того как родилась Василиса, я даже расплакался.

ИСПЫТАНИЕ СВЫШЕ

– Привык к отцовству?

– Первый год ребенка тяжело воспитывать. Хотя жена меня практически избавила от хлопот. Но подгузники менял и несколько ночей не спал, успокаивая малышку. Жаль, что из-за сборов стал ее видеть реже. Сейчас идет основная подготовка, но раз в неделю выбираюсь к семье. Ее научили изображать, как папа со штангой выступает: Василиса поднимает ручки и забавно кряхтит.

– После победы на Олимпиаде в Афинах тебе наперебой хотели пожать руку. После допингового скандала много людей отвернулось?

– По именам не назову, но такие были. И среди тех, кого считал друзьями. Теперь стал лучше разбираться в людях.

– Кого в своей весовой категории до 105 кг считаешь основными конкурентами за олимпийскую путевку?

– У меня, считаю, три конкурента. Чемпион мира Дмитрий Клоков, бронзовый призер Олимпиады Глеб Писаревский. И Дмитрий Лапиков, который на последнем Кубке России установил рекорд страны, державшийся девять лет. Еще одного чемпиона мира Володю Сморчкова со счетов сбрасывать не стоит. Но он почему-то не тренируется вместе со сборной. Судя по тому, как все готовы, жду жесточайшей борьбы. Все может решить случай.

– Помню, перед теми Играми ты принял крещение. Может, дисквалификация – испытание свыше?

– На эту тему мы недавно заговорили с Ригертом. После афинских Игр спустя три месяца на тренировке потерял тот крестик, с которым я выступал на олимпийском помосте. Тогда как-то не придал этому значения. И тут вдруг недавно Ригерт спросил: ты сохранил тот крестик? И я вспомнил: когда я потерял распятие, и начались неприятности, сначала травмы, потом дисквалификация. Но жизнь многогранна. Всегда не может быть хорошо. Если после свалившихся бед я снова поднимусь, то начну уважать себя.

– Тогда, в 2006-м, тебя подставили?

– Никто толком не скажет, как и почему такое произошло. В тот момент я был травмирован, какой допинг? Причем тот препарат и допингом назвать нельзя. У меня нашли запрещенное вещество. Есть подозрения, что могли подставить: добавить либо в пищу, либо в саму пробу.

– Ты уверен, что нечто подобное не произойдет сейчас?

– Вторая дисквалификация пожизненная, поэтому надо быть максимально бдительным. Например, пью только из запечатанной бутылки. К налитому в стакан компоту точно не притронусь. Если меня чем-то угощают, вежливо отказываюсь. Хорошо, что на базе у нас шведский стол. Питаемся мы все вместе, поэтому подмешивать что-то в еду смысла нет.

Еще и новости нервируют: слышал недавно, что 11 атлетов греческой команды попались на допинге.



    Партнеры