Джози — от Деда Мороза, Оливер — от Путина

Знаменитый хоккеист Вячеслав Фетисов: “Второй номер? Значит, мой!”

10 апреля 2008 в 17:58, просмотров: 224

Журналисты знают: у руководителя Федерального агентства по физической культуре и спорту все дни расписаны по минутам, а тут разговор на не спортивную тему — про зверей. Но Вячеслав Фетисов родился в год Собаки, а в его небольшом доме постоянно прописаны пять собак и пара кошек.
Но если бы легенда советского хоккея и звезда НХЛ не встретил свою красавицу жену Ладу, не появилась бы на свет их дочка Настя. А без Анастасии в доме Фетисовых не было бы, наверное, и собачьей стаи.

Так устроена жизнь. Одно всегда цепляет другое.

— Когда Настя стала уже смышленышем, она сразу потребовала у нас собаку, — рассказывает Вячеслав Александрович. — Мы тоже хотели завести щенка, и единственным аргументом против было то обстоятельство, что мы постоянно переезжали с места на место. Кочевая жизнь — не лучший вариант для животных, особенно для собак. Им ведь нужен дом. Мы это объясняли дочке. Но когда мне было предложено возглавить Спорткомитет и мы стали готовиться к отъезду из США на родину, Настасья сразу заявила: “Без собаки вы меня отсюда не увезете!”

— В общем, дочь поставила ультиматум. Неужели купили собаку за океаном?

— Нет, конечно. Но дали слово, что в Москве у нее обязательно будет щенок. И на ближайший Новый год, который мы праздновали уже дома, Насте был сделан живой подарок. В дверь позвонил Дед Мороз, а у него в сумке сидел щенок. Такой крохотный и красивый, что Настя завизжала и чуть в обморок не упала от счастья. Так у нас поселился йоркширский терьер Джозефина, по-домашнему — Джози. Она сразу стала всеобщей любимицей и хозяйкой в доме. Потом появился красавец — черный лабрадор, известный парень из известной семьи.

— По-моему, речь идет о президентском “внуке” — щенке Кони?

— Да. Когда у Кони появилось потомство, дочь попросила меня передать президенту ее просьбу подарить ей одного щенка. Прошло время, малыши подросли, и в один из дней у меня раздался телефонный звонок: “С вами будет говорить президент!” Трубку взял Владимир Владимирович: “Собаку просил?” — “Не я, а дочь”. — “Приезжай, забирай!” И я сразу отправился за щенком. Приехал на дачу к президенту. Он работал допоздна. Когда освободился, мы пошли на конюшню. По дороге Владимир Владимирович предупредил: “Учти, восемь уже расписали, остались три щенка”. А женщина, которая ухаживала за потомством Кони, сказала мне, что палевых нет, остались только черные, и, кажется, только девочки. Но разве в этом суть?

— Как выбирали щенка?

— Когда мы подошли, они мирно посапывали в большом вольере. Я свистнул. Один малыш тут же поднял голову и навострил уши. Я сказал: “Владимир Владимирович, по-моему, этот щенок — номер два”. Президент не придал этому обстоятельству особого значения.

— Но любой хоккейный фанат помнит: Вячеслав Фетисов всегда играл под вторым номером!

— И тут женщина вытащила этого парня из вольера и подтвердила: “Правда, второй номер!” Значит, мой! Владимир Владимирович спросил: “Ну что, будешь других смотреть?” — “Зачем? Я свой выбор сделал”. Оливеру, так назвали щенка, дали с собой целое приданое. Стояла зима, на улице было холодно, я закутал щеночка потеплее. Принес домой. Жена и дочка как раз уехали на зимние каникулы, так что нас с Оливером встречала одна Джози. Сначала она даже растерялась: “В чем дело? Что это за существо в три раза больше меня?!”

— Вячеслав Александрович, кто в доме занимается собаками?

— Жена проводит с ними много времени, она безумно их любит. Настя тоже с удовольствием возится с живностью. Дочь занимается верховой ездой и недавно принесла с тренировки собаку удивительной породы джек-расселл-терьер. Пес там показал характер: вцепился мертвой хваткой лошади в губу! У нас дома тоже пытался верховодить. Хотел отнять косточку, которую дали Оливеру. Но не тут-то было. Лабрадор не уступил. Состоялся мужской разговор, и в результате собаки принялись дружно грызть кость с двух сторон.

— Пять собак — это предел?

— Думаю, что нет. Когда рождаются щенки, их надо привить, выкормить. Как после этого отдавать? Все равно что от сердца оторвать. Так что на пяти собаках процесс, видимо, не заканчивается. А поскольку их больше, чем нас, то получается, что это мы у них живем, а не они у нас!



Партнеры