“Сыграем свадьбу, когда родим второго”

Елена Бережная призналась “МК”, что прочит в крестные для сына Антона Сихарулидзе

22 апреля 2008 в 15:48, просмотров: 2096

Фигуристка Елена Бережная теперь редко бывает в Петербурге. После рождения сына Тристана олимпийская чемпионка постоянно в разъездах.
В Канаде живет ее гражданский муж — английский фигурист Стивен Казинс.

В Ставрополе — мама. В Питере — тренер Тамара Москвина. Та не нарадуется на свою ученицу: “Очень редко случается, чтобы в жизни так все благополучно сложилось — и семья, и карьера.
Но Лена — уникальный человек”.

В свой последний приезд в Северную столицу Елена дала эксклюзивное интервью “МК” в Питере”.

Получите мужа-фигуриста!


— Лена, всегда интересна история знакомства. Скажите, когда вы впервые увидели Стивена?

— Я даже и не помню. (Глубоко задумывается.) Он еще участвовал в Олимпийских играх в Лиллехаммере в 1994 году. Мне тогда было  почти 17 лет. Такое ощущение, что мы с ним и не знакомились никогда специально, просто знали друг друга, и все. Потом стали общаться в коммерческих ледовых турах, хотя я там мало с кем разговариваю. Люблю быть одна. Я же злая. Если не хочу общаться, то меня ничто не заставит.

— А кто первым проявил инициативу?

— Он. Дал понять, что нравлюсь.

— Как?

— Взглядом. Каких-то стандартных ухаживаний — с цветами и походами в ресторан — не было. Зачем эти любезности? Мы взрослые люди. Либо да, либо нет. Я даже не думала, надо мне это или нет. Сразу все решила. У меня вообще все в жизни происходит неожиданно. Даже представить себе не могла, что мой муж будет фигуристом, да еще иностранцем. Но судьба поставила перед фактом: “Получите!”.

— Считается, для того чтобы обрести личное счастье, надо как следует пострадать…

— Вот когда мне особенно сильно страдалось, получалось еще хуже. Теперь я точно знаю: как должно быть, так и будет. И сопротивляться бесполезно. “Любови” все прошли, осталась реальность. И она правильная, я считаю. Я думала, что нам будет сложно начинать совместную жизнь. Но оказалось, совсем не сложно. Не понимаю, когда говорят “муж должен” или “жена должна”. Никто никому ничего не должен.

— И все-таки у вас будет свадьба?

— Может быть, когда второго ребенка родим, тогда устроим свадьбу для близких людей.

— Алексей Ягудин в своей книге написал о своих романтических отношениях с Еленой Бережной. Соответствуют ли эти откровения действительности?

— Я прочитала эту книгу. Когда ему было 18 лет, он решил на мне жениться. Мне кажется, это было неосознанное желание. Для меня Ягудин всегда был “подружкой”. Поэтому я никак не обращала внимания на его душевные порывы. Тем более что это увлечение быстро закончилось. Я понимаю, для чего он написал об этом в своей книге. Ведь так она лучше продается.

Тристан — мамина копия

— Кто придумал такое необычное имя малышу?

— Мы оба. Хотелось, чтобы имя было интернациональным и необычным. Тристану уже пять месяцев, голосит вовсю. Он любознательный малыш, любит, когда с ним разговаривают. Не боится чужих людей. Все говорят, что Тристан очень похож на меня, да и я это вижу.

— Сами справляетесь?

— Только сама. Я не могу, когда в доме находится чужой человек. Не представляю себе, что у нас будет нянечка. К счастью, есть бабушки. А моя мама так вообще открылась совершенно в новом свете. Она просто сумасшедшая бабушка! (Смеется.) Я ее даже боюсь. Столько любви и заботы отдает внуку…

— Крестить сына собираетесь?

— Да. Вот будущий крестный папа Антон Сихарулидзе соберется, найдет время, тогда все и сделаем.

— Антон уже познакомился с вашим сыном?

— Да. Но сказал, что пока ему достаточно кошки, ребенка еще не хочет. Скоро у него свадьба, может, тогда созреет для детей.

— А вы бы его избраннице что пожелали? Как обращаться с Антоном?

— Она сама все прекрасно знает! Если согласилась выйти за него замуж, значит, понимает, что делает. Это хорошая девчонка, Антону интересно с ней. Он же такой весельчак, любит доводить окружающих своими шутками.

— Вы теперь редко общаетесь?

— Конечно, он теперь занятой человек. Ему нравится заниматься политикой. Он лидер по жизни.

— Было время, когда вы каждое утро звонили ему…

— Да, будила, отслеживала, чтобы дошел до льда. У нас была своя романтическая история, но все так постепенно трансформировалось, мы теперь родственники, как брат и сестра. Нас многое связывает в жизни.

— Помнится, вместе с Антоном Сихарулидзе вы собирались строить загородный клуб…

— Строили-строили, ничего не построили. Бюджет постоянно рос, пока наш вклад не превратился в ничто. Идея была хорошая, ресторан за городом, гостиница на 16 номеров. Но теперь этим проектом будет заниматься только один человек. Мы с Антоном постепенно выходим из дела.

“Начальница из меня плохая”

— Сегодня многие спортсмены подались в большую политику. Заседают в Госдуме Хоркина, Кабаева, тот же Сихарулидзе. А почему вы не среди них?

— Я уже год депутат, только региональный. Возглавляю Комитет по физической культуре, спорту и делам молодежи Думы Ставропольского края.

— Выступаете с трибуны?

— Нет, пока не приходилось. Мне пока сложно понять все подводные течения.

— Каково чувствовать себя начальницей?

— Плохо! Это совершенно не мое. Я помню, как-то проходило заседание комитета в школе олимпийского резерва. Тренеры говорят и говорят. А я не могу их остановить. Все уже на меня смотрят, показывают на часы: мол, регламент! А я думаю: в кои-то веки собрались вместе, пусть выговорятся. Так и сидели несколько часов.

— А что вы делаете, если кто-то из подчиненных не выполнил работу? Ведь нужно что-то ему такое грозное сказать…

— Тоже не могу. Меня уже не переделать. Но я нашла выход. Мой коллега — настоящий боевой генерал-полковник. Я ему передаю все свои недовольства. Он уже потом сам разбирается с провинившимися. Но в любом случае я не хочу дальше заниматься политикой. Я даже не знаю, доработаю ли свой срок в Ставропольской думе. Там готовится какой-то переворот: якобы на нашу партию подали в суд, обвиняют в том, что был подкуп избирателей, и наш список потому может быть признан недействительным.

— Тогда где вы себя видите в будущем?

— Мне трудно сказать. Публичная деятельность точно не для меня. Может быть, буду тренером. Меня уже приглашают консультантом на тренировки. Посмотрим… Я не люблю загадывать.

“С Леной готов жить даже в Египте”

А вот что о совместной жизни думает гражданский муж Бережной Стивен Казинс.

— Стивен, чем вас так покорила Елена?

— Конечно, красотой, но не только этим. Рядом с Леной я чувствую себя очень комфортно. Мне не нужно притворяться, я такой, какой есть.

— Ради жены готовы навсегда переехать жить в Россию?

— Я готов жить там, где она захочет. В любой стране. Даже в Египте.

— А вместе выступать на льду?

— Нет уж. Пусть они катаются с Антоном. У них это лучше получается.

— Ваш сын тоже станет фигуристом?

— Хочу, чтобы Тристан стал футболистом “Ливерпуля”. Мы ему уже и форму заказали. (Смеется.) А по Петербургу он будет ходить в зенитовской футболке.

КСТАТИ

СИХАРУЛИДЗЕ БЕРЕТ В ЖЕНЫ ЖУРНАЛИСТКУ

Избранница Антона Сихарулидзе — 22-летняя Надежда, выпускница факультета журналистики МГУ. Их около года связывают близкие отношения. За это время Надя приноровилась к непростому характеру фигуриста. 9-летняя разница в возрасте с будущей женой Сихарулидзе ничуть не смущает. Наоборот, Антон убежден, что именно Надя сможет стать для него верной спутницей в жизни. Влюбленная парочка планирует сыграть свадьбу летом.



Партнеры