Тайна Зойкиной квартиры

За известную окаменевшую грешницу себя выдавала самарская сумасшедшая?

25 апреля 2008 в 16:09, просмотров: 26931

Якобы под новый, 56-й год в одном из домов Самары некая девушка Зоя принялась вальсировать с иконой Николая Чудотворца — да вдруг застыла, как соляной столп. Без воды и пищи, не сходя с места, простояла она вплоть до Пасхи. На праздник “воскресла”, но рассудок покинул ее навсегда.“Стояние Зои” официально признано Самарской епархией. До сих пор на свято место стекаются паломники со всей России. Но что же стало с реальной грешницей?

Город греха

Расследованием удивительного происшествия на улице Чкаловской много лет занимается самарский религиозный журналист Антон Жоголев. Его брошюры с “проповедями” о чудесах Николая Чудотворца лежат в каждом местном храме. Но визиту репортера “МК” специалист по куйбышевскому чуду почему-то не обрадовался: “Я отказываюсь говорить на эту тему!” — отрезал он.

— Это чудо несомненно имело место, в очевидцах ходит пол-Самары, — заверили меня в пресс-службе Самарской епархии. — В декабре 56-го года работница трубочного завода Зоя Карнаухова устроила вечеринку по поводу приезда ее жениха Николая. В дом номер 84 по Чкаловской улице явилось семь девиц и семь юношей, стали они танцевать парами. Только у Зои кавалера нет. Тогда девушка сняла с полки икону Николая Чудотворца и пустилась в пляс. “Не греши!” — испугались подруги. Но в ответ девушка звонко смеялась: “Пусть пока Николка со мной потанцует! А если есть Бог, пусть он меня накажет!” Не успела Зоя и два круга отвальсировать, как застыла посреди комнаты, что соляной столп. Не откликалась на призывы друзей, и даже несколько человек не могли сдвинуть ее с места. В дом повалил народ, но вскоре власти выставили охрану и никого не пускали узреть “стояние”: религиозные чудеса в советское время не приветствовались.

Для обследования застывшей девушки вызвали врачей. Неподалеку от Чкаловской улицы проживают сестры санитарки “скорой помощи” Анны Калашниковой, которая якобы пыталась сделать Зое укол.

— Поздним вечером Аня прибежала домой со словами: “Вы тут спите, а вся Самара на ушах стоит”, — говорит 71-летняя Лидия Калашникова. — И она видела застывшую девицу с иконой в руках. Та выглядела как манекен, но сердце еле уловимо стучало. Врачи думали, что у пациентки столбняк, и пытались ввести лекарство, но иглы шприцев не входили в тело, будто оно и впрямь сделалось каменным. Мы с сестрой Ниной тут же бросились к тому дому: вся Чкаловская улица была запружена народом. Люди ломились в деревянные ворота двора, однако милиция разгоняла зевак. Те, кто успел увидеть чудо, рассказывали об этом любопытным.

Кто замел каменные следы?

— На светлый праздник Пасхи прибыл к Зое один из местных священников Серафим Тяпочкин — только ему и удалось вынуть из рук Карнауховой икону, — говорят сотрудники епархии Самары. — После чего грешница наконец пошевелила онемевшими членами, упала на колени и воздела руки к небу: “Земля в огне — молитесь!”. А когда ее спрашивали: “Кто тебя кормил и поил все это время?” — отвечала: “Голуби!”.

Я задала резонный вопрос: если была реальная девушка с фамилией, столь известная всей Самаре, то куда же она подевалась после чудесного исцеления?

— Кто же в советское время обрадуется религиозной агитации? — продолжают работники пресс-службы. — И так вокруг чуда скандал развернулся. Поэтому дальнейшие события доподлинно неизвестны. Но Зоя Карнаухова вдруг исчезла. Скорее всего положили ее в психиатрическую больницу, после чего она сменила фамилию и вместе с семьей переехала из города. А священника Серафима Тяпочкина лишили сана и сослали в лагерь. И больше о его судьбе ничего не было слышно. КГБ надежно замел следы, так что никаких документов вы о Зое не обнаружите…

Однако самарский краевед Валерий Ерофеев не один день просидел в Государственном и партийном архиве Самарской области, где нашел официальные свидетельства касательно религиозного чуда.

— 20 января 1956 года в Куйбышеве как раз проходила 13-я областная партконференция, и первый секретарь обкома Михаил Ефремов поставил на ней вопрос ребром, — Валерий Ерофеев показывает репортеру “МК” копию его выступления.

“В Куйбышеве распространены слухи о произошедшем якобы чуде на Чкаловской улице. Записок по этому поводу штук 20. Да, произошло такое чудо, позорное для нас, коммунистов… Какая-то старушка шла и сказала: вот в этом доме танцевала молодежь — и одна охальница начала танцевать с иконой и окаменела, одеревенела... И пошло, начал собираться народ... Тут же выставили милицейский пост. Где милиция, туда и глаза. Выставили конную милицию, а народ, раз так, — все туда. Хотели послать туда попов для ликвидации этого позорного явления. Но бюро обкома посоветовалось и решило снять все посты, охранять там нечего. Вышла глупость: никаких танцев там не было, живет там старуха”.

Местные власти решили заняться “идеологическим просвещением жителей Куйбышева”. И по заданию бюро было дано поручение редакции газеты “Волжская коммуна”, где вскоре появился фельетон под названием “Дикий случай”.

— Как видите, ни о каких трех месяцах “стояния” речи не идет. Интересно, что и имя Зоя Карнаухова не фигурирует ни в одном из документов. Впервые оно прозвучало в прессе аж через четыре года после этого массового психоза, — продолжает Валерий Ерофеев. — В статье говорится, что дом принадлежит старухе Клавдии Болонкиной и ее существование действительно подтверждают соседи. Было ли такое историческое лицо — Серафим Тяпочкин, тоже пока никем не доказано. Епархия отказывается предоставлять о нем какие-либо документы. Видимо, их просто не существует.

“Одна монахиня сказала”

Железные ворота в скандально известный двор по улице Чкаловской заржавели. А в 56-м году калитку аж снесла с петель обезумевшая толпа. К адресу здания номер 84 здесь относится сразу несколько деревянных строений. Например, дом, где, по преданиям, стояла Зоя, считается пятой квартирой.

В окна низенькой избушки с покосившейся крышей заглядывает заросший старичок, похожий на бомжа. Оказывается, паломник из Волгограда.

— Поцелуй порог дома, где явил чудо святой Николай! — прошамкал он мне сквозь бороду.

— При вас стесняюсь, — говорю.

— Целуй порог, грешница!

В дом паломник ступать и сам постеснялся. А мне, чтобы пройти в низкую дверь, пришлось нагнуться. Впустил нынешний хозяин дома Евгений Курдюков.

— Мы участников тех событий не застали — переехали сюда после перестройки, — вздохнул хозяин, провожая репортера в тесную комнатушку. Представить здесь вечеринку с танцами на 15 человек невозможно. — Говорят, тут она стояла, — Курдюков указывает на грязный пол. — Половицы с тех пор не меняли. Но следов топора я на них не обнаружил. Да и вообще, мы с дочкой Наташей в это никогда не верили. Я Афганистан прошел, еще там понял, что чудес не бывает. А люди — те, конечно, доверчивы: батюшки им мозги пудрят. И больные к нам приходят — прикладываются к этому месту. Мы говорим: “Что же вы — грязно! Глистов подцепите!” “Что вы, — говорят, — от святого места — и глистов?!”

Дверь соседней 3-й квартиры открывает Любовь Кабаева.

— Да не было никакой “каменной Зои”! Но вообще-то одна девушка была… — противоречиво начала она свой рассказ. — Мне тогда три годика было, а мама, Виктория Зубович, часто рассказывала об этом. Как анекдот. Да и  хозяйку того дома, Клавдию Болонкину, я застала. Женщина пьющая, сама торговала пивом из бочки. И сынок ее Вадим по скользкой дорожке пошел — воровал по чужим карманам. В тот злополучный вечер в январе 56-го года он как раз собрал друзей, чтобы отметить свой выход из тюрьмы. Была среди них и странная девушка, которую все считали юродивой: в Бога шибко верила. Вот и пустилась кружить с иконой Николая Чудотворца — видать, от наплыва религиозных чувств. А окна тут низкие, без занавесок — все с улицы видно… И как раз проходила по двору одна монахиня — заглянула в комнату, увидела танец и оскорбилась. Идет дальше по улице и девушку поносит: “За такой грех обернешься ты соляным столбом!” Народ услышал — побежал смотреть, что происходит. Как в фильме: “Все побежали — и я побежал…” А Клавдия Болонкина, не будь дурой, тут же наплела, что в доме одеревенела грешница с иконой, и стала пускать в комнату только за десятку с носа. Одни выходят: “Там ничего нет”. А другие не верят: “Врешь, просто говорить вслух боишься!..”

Рассказ последнего соседа — очевидца тех событий Владимира Чигурова — краевед записал на кассету незадолго до его смерти. Он подтверждает, что слухи по городу стала распускать оборотистая старушка Клавдия Болонкина. И все-таки “массовый психоз” достиг невероятного размаха. “19 января толпа лезла через ворота с криками: “Где тут каменная девка?!”. Когда стемнело, гости вооружились факелами и угрожали: “Сожжем-ка мы это дьявольское место!” Я испугался и взял дубинку. На следующий день выставили милицию, а меня пригласили на беседу с двумя кагэбэшниками. “Защищай свой дом — если что, стреляй прямо по толпе”. Я сказал: “У меня есть ружье”. Несколько дней столпотворение продолжалась — милиция еле сдерживала зевак. Некоторых пускали в дом, чтобы те рассеяли слухи, но очевидцы все равно не верили властям: “Грешница находится в потайном погребе!” Столько дураков в одном месте сразу я больше никогда не видел”.

По словам соседей, семья Болонкиных еще в 80-х годах перебралась в город Жигулевск Самарской области, но там их следов найти не удалось.

В психбольнице Самары девушка с таким именем никогда не обследовалась. А вот люди, застывшие, как Зоя, в медицинской практике встречались.

— Диагноз такой есть — кататонический ступор, — говорит главврач Михаил Шейфер. — Это психическое отклонение, при котором больной не может пошевелиться. Застывает, словно статуя. При этом тело настолько поддается его убеждению, что будто деревенеет — иногда несколько санитаров не могут сдвинуть такого больного с места. И это вовсе не паралич, ведь на самом деле организм человека при этом функционирует в нормальном ритме…

Репортер “МК” обзвонил и всех однофамильцев известной грешницы в Самаре. И тайна появления ее имени и фамилии нам приоткрылась.

— Зоя Карнаухова? — отозвался 60-летний Александр Павлович Карнаухов. — Да, это тетушка моя была, сестра отца. Раньше она жила в Самаре. Я был ребенком, когда это все произошло, и не особо верил в легенду. Но тетушка Зоя как человек религиозный столько говорила о чуде, что прямо на нем помешалась. И уже сама начала отождествлять себя с той грешницей. И соседи над ней посмеиваться стали — “каменной Зоей” называть. Но все видели при этом, что с головой у тетки не все в порядке, хотя на учете в психиатрической клинике она не состояла. С тех пор и “прославилась” наша фамилия незаслуженно на весь город. А тетушка под старость переехала в поселок Самарск и скончалась там от сердца. Фотографий ее у меня не сохранилось, да и не надо об этом писать… — от встречи с журналистом Александр Карнаухов отказался.

Некоторые представители церкви убеждены, что на Пасху Бог творит чудеса. Но если прихожане узнают, что им полвека намеренно дурили голову нелепыми байками, — укрепится ли от этого их вера?

По библейской притче, иногда лучше не оглядываться назад, чтобы не обернуться соляным столпом…

Глазами очевидцев

“Милиционерам строго запретили рассказывать, что они там видят. Но один молодой парень на наш вопрос: “Ну что, все стоит?” — просто снял с себя фуражку, а под ней оказалось несколько поседевших от ужаса прядей! По его словам, когда он был в комнате, Зоя вдруг закричала откуда-то из чрева: “Молитесь! Грядет судный день!” Другой милиционер схватил топор и попытался разрубить половицы, к которым приросла девушка, но в лицо ему прямо из пола брызнула кровь!”

Самара—Москва



Партнеры