Как не стать миллионером

“МК” посмотрел, как живет первый тренер Шараповой

3 июня 2008 в 17:53, просмотров: 679

— Я потрясен, я просто глазам поверить не могу, как Маша преобразилась в этом матче! Какой невероятный теннис показывает! И это притом что приехала в Париж, как мне казалось, совершенно не готовой. И так слабо играла в первых кругах! Как она все-таки умеет настраиваться на игру, когда хочет. И чувствуется, насколько серьезно подготовилась к этому матчу с Динарой, которую очень уважает как соперницу. Надо признать, девочки по классу почти мужской теннис показывают. По мощности, по накалу этот матч вполне достоин женского финала “Ролан Гарроса”! — первый тренер Шараповой Юрий Васильевич Юдкин не выдерживает — встает из-за стола, закуривает сигарету...

Если бы кто-нибудь накануне игры 1/8 финала “Ролан Гарроса-2008” сказал, что я буду смотреть такую знаковую встречу вместе с первым тренером Шараповой, у него в гостях, я бы, конечно, не поверила. Но так получилось, что как раз в этот день, будучи в Сочи, зашла навестить его на тренировку и отдать фотографии, которые Юрий Васильевич давал мне для публикации в прошлом году. И, честно говоря, просто набралась наглости и напросилась в гости.

— Только не опаздывай, лучше пораньше приезжай, — предупредил Юдкин. Чувствовалось, как он нервничал, как ждал этого матча.

Честно говоря, я была в шоке, когда увидела дом, в котором живет знаменитый тренер. И как далек от его жизни теннисный гламур. Обветшалая хрущевка с облупившимися стенами, хрупкие балкончики — словно вот-вот отвалятся. Темный подъезд с живописной лужей перед входом. Лифта нет. И поэтому супруга Юрия Васильевича — Анна Григорьевна — почти не выходит из дому. Для нее такая мука эти четыре этажа с больной ногой подниматься...

Квартирка — крошечная “двушка”. Такая же обветшалая, как и сам дом. В одной комнатушке живет Юрий Васильевич с супругой. В другой — любимый внук Рома. Низкие потолки, вся обстановка совсем старенькая — мебель, занавески. Постиранные вещи сушатся прямо на плите... Даже странно: неужели Сочи не в силах помочь жить достойно человеку, который всего себя этому городу отдал? Который не только Марию Шарапову, но и Юрия Гагарина в свое время тренировал!

И только подаренный кем-то из учеников телевизор смотрится посреди всей этой благородной нищеты будто космический объект.

— Так Юрию Васильевичу больше ничего и не надо, — махнула рукой Анна Григорьевна. — Только бы теннис смотреть!

И тут же застыла, следя за игрой Шараповой. Шел тай-брейк. И когда в напряженнейшей борьбе Маше все-таки удалось победить Динару в первом сете, призналась: “Впрочем, я, конечно, тоже всегда все матчи вместе с ним смотрю!”

— И все-таки хочется лучшей жизни?

— Мне очень хочется! Лет-то ведь уже немало. Но, видно, не судьба...

— Вам больно от того, что люди пользуются бескорыстием вашего мужа?

— Просто они знают, что он фанат своей работы. Он с утра до ночи может тренировать детей, вообще с корта не уходить. И если кто-то не может платить, будет ребенка просто так учить. Он и дома-то не бывает. До недавнего времени и я почти не бывала, пока здорова была. Не поверите, в 68 лет бегала! Мы же с мужем всегда заядлыми походниками были — горы, палатки... А теперь вот еле хожу...

— А правда, что муж увез вас в Сочи из Москвы?

— Правда. А я ведь родилась в самом центре, хоть и в коммуналке. Была девятым ребенком в семье!

— Расскажи, как на сундуке спала, — смеется Юрий Васильевич.

— Да ну тебя... — отмахивается Анна Григорьевна. — Я ведь на самом деле так и не привыкла к Сочи. Москву люблю. И по-прежнему мечтаю вернуться. Уже почти 50 лет мечтаю, мы с Юрой в сентябре золотую свадьбу отмечать будем! А ведь друзья думали, что он женился на мне, чтобы в Москве остаться... Представляете, ему же предложили должность главного тренера “Динамо” по теннису и сразу ключ от однокомнатной квартиры в Москве вручали! А Юрий Васильевич ни в какую: “Нет, и все. Я обещал вернуться в Сочи!” И через два года с ребенком на руках мы приехали сюда... Одно меня радовало — рыбалка! Муж ведь у меня рыбак заядлый. Вот и я этим делом увлеклась. И потом не раз его перерыбачивала. Бывало, человек одиннадцать мужиков и я одна в лодке выходим в море. Так вот только мне одной удалось поймать селедку. А еще маленькую акулку — катрана. И кто-то из ребят попросил: “Очень мне нужна печень этой акулки для больной жены, не отдадите?” А я смеюсь: “Да ради бога. Хоть всего этого катрана забирайте, жалко, что ли...”

Так вот им всю жизнь ни для кого ничего не жалко было, а о себе не думали.

— Анна Григорьевна, а чисто по-женски вы чувствуете себя счастливой?

— Трудно сказать. С одной стороны, конечно. Я всегда была рядом с мужем, переживала за его учеников. Бывало, даже оставалась тренировать кого-то из них, когда Юрий Васильевич уезжал. И тогда понимала, какой он на самом деле талантливый человек. Потому что со стороны казалось все так просто — как он объяснял что-то детям, а они его понимали. А когда сама пыталась что-то объяснить, ничего не получалось... Наверное, моя жизнь и не могла сложиться по-другому. Но годы идут, и сейчас мне не по себе. Я не знаю, что будет завтра. Пенсия ведь у нас совсем маленькая, а хлеб дорожает... Господи, вот не думала, что через 63 года после войны буду думать о ценах на хлеб...

— Что и говорить, теннис не сделал вашего мужа миллионером... А как же дети, внуки — не помогают?

— Скорее мы им помогаем, — улыбается Юрий Васильевич.

В этот момент дождь в очередной раз прерывает матч. И в Сочи, словно в унисон с Парижем, тоже льет как из ведра. Совсем недалеко от берега смерчи закручиваются и рассыпаются прямо на наших глазах.

...Казалось, мы никогда не дождемся продолжения трансляции, но в итоге все-таки удалось досмотреть матч-триллер до конца.

— Ой, смотрите, опять показывают, — обрадовалась Анна Григорьевна. — Ну давай, Машенька, давай! — Она шепчет, словно заклинание: “Даю установку на победу, даю установку на победу!”

— Колдунья ты моя! — нежно улыбается ей Юрий Васильевич.

— Юрий Васильевич, согласитесь, теперь никто уже не скажет, что Шарапова не грунтовый игрок.

— Безусловно, она показала себя как настоящий универсал. А с Динарой у них давнее соперничество. Помните, как на Кубке Кремля Сафина у Шараповой в решающем сете выиграла! И вот теперь на наших глазах нечто похожее происходит. Смотрите, что Динара творит!

Динара на самом деле творила нечто невероятное. Маша словно билась со стенкой. Сафина брала все ее подачи. И как брала! Ни одного коронного шараповского эйса за всю игру! И после упущенного матчбола во второй партии при счете 5:4 и 40:30 на подаче Шараповой стало ясно, что дело идет ко второму тай-брейку. Так оно и случилось. Только на сей раз сильней оказалась Динара.

Было видно, что Юрий Васильевич отнюдь не болел против Динары, наоборот, и он, и Анна Григорьевна с восхищением следили за ее игрой. Но при этом, что вполне естественно, по-человечески очень переживали за Машу. Мне захотелось немного их отвлечь.

— Юрий Васильевич, а это правда, что вы Гагарина тренировали?

— Знаете, как получилось. У Гагарина в то время восстановительный период был. И ему посоветовали провести его на море. Но когда Гагарин выходил на пляж, на него сразу набрасывались толпы поклонников — и отдыхать было невозможно. Тогда ему посоветовали очень хороший бассейн с морской водой в санатории им. Орджоникидзе. В тишине и покое. А корт, на котором я тренировал детей, был как раз напротив этого бассейна. И он, когда увидел тренировку, как завороженный стал на все это смотреть: “Какая удивительная игра!” — он тогда сказал, потому что раньше никогда не видел тенниса. И попросил меня его немного поучить. Потом ко мне подошел кто-то из партийных работников, которые курировали его пребывание в Сочи, и заявил: “Юрий Васильевич, вы нарушаете протокол. У Юрия Алексеевича каждая минута расписана — и ваш теннис никуда не вписывается!” На что я говорю: “Вы что же, предлагаете мне Гагарина прогнать?” Тот затылок почесал: мол, действительно неудобно. А на следующий день подходит и говорит: “Ну все, можете Гагарина тренировать. Мы записали это в протокол!”

А Гагарин потом сказал: “Знаете, теннис — отличная игра для космонавтов. Я обязательно корты в Звездном городке построю!”

— Надо же, как символично: ведь парижский стадион носит имя знаменитого летчика — Ролана Гарроса!

— И правда, символично... Ой, смотрите, смотрите скорее, что девчонки творят. Ну Динара, ну дает. А ведь Маша... Нет, вы видели, Маша ей аплодировала! Вот это реакция, действительно достойная первой ракетки мира...

Когда начался третий сет, стало ясно, что Маша внутренне подсела. И морально, и физически. И уже после этой встречи призналась: “Да, я устала, я уже просто не выдержала в конце...” А Динара совершила настоящий подвиг — вырвала победу в безнадежной ситуации. И, по сути, доказала, что для топовых игроков безнадежных ситуаций на корте не бывает.

— Это был на самом деле великий матч, — вырвалось у Анны Григорьевны. — Жаль, что на такой ранней стадии. Ведь какой бы мог получиться красивый и жестокий женский финал!

— Знаете, я так переживаю, когда смотрю такие матчи, — признался Юрий Васильевич. — Так выматываюсь и устаю, как будто сам играл!

— Так любите Машу?

— Она навсегда для меня останется Маленьким Мастером — так мы все ее в детстве называли...



    Партнеры