Хиллари говорит “адье!”

А Обама готовится к схватке с Маккейном

8 июня 2008 в 18:13, просмотров: 741

Семнадцать месяцев репортеры американских медиа преследовали шаг за шагом любое передвижение Обамы и Клинтон и вдруг в самый драматический момент потеряли их след.

Что-то неладное репортеры почувствовали вечером, после выступления Барака Обамы на массовом собрании в Северной Виргинии. Согласно программе, после ралли Обама должен был поехать в международный аэропорт имени Даллеса, а оттуда вылететь в Чикаго, чтобы провести заслуженный после сверхнапряженных праймериз уик-энд в кругу семьи. Когда кавалькада автомашин прибыла в аэропорт, Обамы там не оказалось. Репортеры, которых заранее “упаковали” в “Боинг-757”, заволновались. После 45 минут ожидания волнение переросло в панику. Наконец руководитель пресс-службы Обамы Роберт Гиббс объявил, что его босс в Чикаго не поедет. Репортеры оказались в западне. Моторы “Боинга” уже зарычали. Тогда газетчики начали спешно звонить  в свои офисы. Их мессидж гласил: “Ищите Обаму в другом месте. Мы в мышеловке”.

После поисков, достойных Шерлока Холмса, медиа выяснили, что Обама поехал в Вашингтон, чтобы встретиться с Хиллари. В Вашингтоне — да, но где именно состоится их встреча, первая за полтора года, если не считать мимолетных встреч в сенате?

Было забавно наблюдать по телевидению, как мечутся по столице орды репортеров в поисках пропавших соперников. Все это репортерское броуновское движение, помноженное на сбивающие их со следа трюки “преследуемых”, напоминало политический триллер, разыгрываемый в настоящем времени. Триллер не голливудский, а вашингтонский.

Тем временем “беглецы” находились под кровом дома Дианы Фейнстейн, сенатора от штата Калифорния, близкого друга Хиллари и “хорошо относящейся” к Обаме. Встреча в демократических верхах продолжалась один час. Никто не знает, о чем говорили Обама и Клинтон. Из обычно разговорчивой Дианы пресса вытянула мизер: место встречи и время встречи предложила Хиллари. Встреча происходила в гостиной дома Дианы один на один. Обама и Клинтон “пили только воду”. Единственное “мясо” в рассказе Дианы состояло в том, что “никаких голосов на повышенном тоне” из ее гостиной не доносилось. Фейнстейн заявила также, что “происходили выход из стрессовой ситуации и ослабление нервного напряжения, чтобы из состояния соперничества перейти к состоянию сотрудничества. Возможность посидеть вдвоем и поговорить с глазу на глаз в течение часа была использована позитивно”.

Но эти обтекаемые фразы не давали ответа на главный вопрос: предложил Барак Хиллари пост вице-президента или попросила-потребовала она его у Обамы? Неудовлетворенность репортеров компенсировалась тем, что они испытали профессиональное наслаждение — азарт погони, хотя бы и безрезультатной…

Шансы на вице-президентство Клинтон сильно понизились после того, как она по окончании праймериз не признала поражения и не поздравила Обаму с победой. Хиллари взяла “тайм-аут”, который прекратился только в субботу. Днем раньше стало известно, что Клинтон выступит 7 июня и поставит все точки над “i”.

На сей раз медиа были начеку. Телекамеры держали под прицелом дом Клинтон и машину, охраняемую полицейскими на мотоциклах, на которой она должна была поехать на свое политическое аутодафе. Выступление Хиллари было назначено на 12 часов дня. Но она опоздала почти на 45 минут. Все гадали: что могло задержать ее — косметические приготовления или что-то другое, более сенсационное?

Наконец кавалькада машин двинулась в “Нэйшнл билдинг мюзеум”. В машине вместе с Хиллари сидели ее муж Билл и дочь Челси. Все трое — в строгих черных костюмах. Ведь ехали они не со щитом, а на щите.

Главные моменты речи Клинтон заключались в следующем. Во-первых, она заявила, что приостанавливает свою кампанию. Почему не кончает? Дело в том, что термин “приостанавливать” формально позволяет ей продолжать сбор средств на ведение избирательной кампании, что весьма важно для Клинтон. Она задолжала 21 миллион долларов, из них 11 миллионов своих. К тому же она еще не передала опять-таки формально голоса своих делегатов Обаме.

Во-вторых, Клинтон официально поддержала Обаму в качестве кандидата в президенты от демократической партии. Хиллари заявила, что она целиком и полностью берет на вооружение лозунг Обамы “Да, мы можем!”. Она поклялась, что сделает все возможное для избрания Обамы президентом страны, и призвала к тому же всех своих сторонников.

Наконец, в-третьих, Клинтон на примере прошедших демократических праймериз прокомментировала социальный прогресс Америки. Она напомнила, что за нее голосовали 80—90-летние женщины, родившиеся еще тогда, когда женщины в США не имели права голоса. “Сейчас в космосе находится 50-я по счету женщина. Недалек тот день, когда женщина окажется и в Белом доме!” — провозгласила Хиллари под бурные аплодисменты толпы. На примере Обамы Клинтон говорила о гигантских сдвигах в жизни негритянского населения страны. Они действительно огромные. Когда я впервые приехал в США, то на дверях ресторанов и туалетов еще красовались таблички “Только для белых” и “Только для черных”, а в общественном транспорте белые и черные сидели раздельно. Сейчас же негр — Барак Обама — находится в двух шагах от Белого дома. Как остроумно писала одна немецкая газета: “Белый дом может стать “Хижиной дяди Обамы”.

Сам Обама в это время отдыхал в кругу семьи в своей чикагской “хижине”. Отдыхал от боев с Клинтон и готовился к сражению с Маккейном.



Партнеры