Школа усатого няня

Кто воспитывает наших детей в летних лагерях?

8 июня 2008 в 15:28, просмотров: 279

В советские времена статус вожатого могли заработать только проверенные комсомольцы и комсомолки. Кто ответственен за наших детей сейчас? “МК” узнал, как стать настоящим “вождем краснокожих” сегодня и стоит ли это делать.

Школ профессионального вожатого в столице множество, есть из чего выбрать: разброс от “православного” и “вожатого при Красном Кресте” до “вожатых аниме”. Но контингент везде одинаковый, как правило, возиться все лето с детьми желают лишь студенты начальных курсов.

Чтобы узнать, как готовились к рабочему сезону и довольны ли первыми результатами те, кто только что заступил на свои посты, корреспондент “МК” отправился в школу при столичном студенческом педагогическом отряде.

Занятия здесь состоят из курса лекций. Два раза в неделю по три часа студенты учатся быть хорошими наставниками. Десять лет назад, когда школа только открылась, в ней преподавали методисты — бывшие вожатые, приезжали и директора лагерей, а сейчас науку воспитателя передают массам сами студенты, отработавшие в лагерях не один год. Список предметов впечатляет: право, психология в проблемных ситуациях, игровой практикум, создание сценарных планов, работа с коллективом, выявление лидера и многое другое.

— Мы очень подробно изучаем уголовную ответственность, чтобы знать, что можно себе позволить, а что нет, — рассказывает руководитель школы Татьяна. — Учимся правильно вести себя с детьми, работать в абсолютно новом и незнакомом коллективе, стараемся просчитать любые экстремальные ситуации.

Покончив с частью теоретической, будущие “вожди краснокожих” отправляются на загородную базу — получать практические знания для жизни в лагере. Здесь изучают все, что связано со спортом, туризмом и медицинской помощью, ходят на мастер-классы.

Перед самым стартом трудового лета остается только сдать “выпускные экзамены”. Хоть комиссия и состоит из очаровательных молодых девушек, к проверке знаний они подходят со всей строгостью, чуть что не так — отправляют на пересдачу. “Сыпятся” в основном на медицинских вопросах: что делать, когда кровь из носа, как определить солнечный удар, как обработать открытую рану.

Тем, кто желает поработать уже в первую смену, сессию приходится сдавать досрочно. Но это студентов не пугает, заявок поступает море. В этом году из учебного заведения выпустилось аж 320 человек, которые распределились по 30 разным лагерям, в том числе международным.

Ребята сами выбирают, с детьми какого возраста будут работать. По словам “бывалых”, со “своей” возрастной группой можно определиться только в процессе реальной работы: тот, кто любит сюсюкаться и играть в паровозик с малышами, вряд ли найдет общий язык с протестующими тинейджерами. Некоторых так затягивает, что они на протяжении многих лет каждое лето отправляются “пасти” чужих чад и согласны на любые условия — даже быть обычным “кружководом”.

По словам руководительниц школы, чтобы стать предводителем отряда, главное — любить детей. Остальному можно научиться. Есть, правда, вещи, которые нельзя предугадать, поэтому многие правила даются с оговоркой “ориентироваться по ситуации”. Например, нельзя наказывать ребенка, но иногда необходимо провести с ним строгую беседу. Правило, которое каждый выпускник обязан вызубрить наизусть, звучит так: “Вожатый должен знать, где находится каждый ребенок его отряда”.

За работу студенты получают деньги, правда, небольшие — от 5 тысяч рублей за смену, поэтому вряд ли они едут в лагерь за зарплатой. Тут дело в другом.

— Вожатый — это не работа, это болезнь, — восклицает детский лидер со стажем Наташа. — Поступив в институт и распрощавшись с детством, в лагере ты в эту беззаботность возвращаешься. Работа, конечно, нервная, ответственная, но ты получаешь такую нереальную отдачу, детскую любовь, чувствуешь, что нужен, и все остальное уходит на задний план. Появляется огромное количество друзей. Частенько первые дни ты злишься на своих подопечных, мечтаешь поскорей уехать, а потом втягиваешься...

У наставников в лагерях существует правило: никогда не показывать слез при расставании с детьми. Но оно каждый раз нарушается, и все смены заканчиваются одинаково — рыданиями и клятвами в вечной дружбе. По признанию Наташи и Тани, они до сих пор со всеми “пионерами” поддерживают связь, переписываются и созваниваются. Конечно, школа вожатых подковывает ребят, но реальное образование можно получить только на практике, которая, по признанию самих студентов, сильно расходится с их туманными представлениями. Ведь у каждого лагеря, да и у каждого ребенка свои особенности.

Пока мы общались, по опустевшей школе слонялся первокурсник Кирилл с грустным выражением лица. Парень закончил школу вожатых в этом году, но не подошел по возрасту — ему нет 18. Теперь, чтобы приступить к работе, придется прождать целый год.

— Так хотелось летних приключений, пока еще не затянула карьера и семья, — говорит Кирилл. — И время с пользой провести, и с детьми пообщаться. Я бы себе взял помладше — 10—11-летних, мне кажется, со старшими нужно вести себя более жестоко, а мне бы не хотелось.



    Партнеры