Билл Клинтон загулял с горя

Он не выдержал неудачи жены и расставания с любовницей

25 июня 2008 в 17:16, просмотров: 820

Билл Клинтон загулял с горя — об этом трубит в эти дни вся желтая пресса Америки. Не потому, что его жена Хиллари проиграла демократические праймериз Бараку Обаме, а потому, что его многолетняя любовница указала ему на дверь. Впрочем, эти два события взаимосвязаны. Символическое “указание на дверь” последовало после того, как Билл объявил своей любовнице, что будет принимать активное участие в избирательной кампании жены. Она поняла, что Билл никогда не расстанется с Хиллари, и решила порвать с ним, тем более что на этом настаивала ее семья.

Кто же эта таинственная “она”? Ее инкогнито только что раскрыл журнал “Инкуайрер”. Речь идет о разведенной мультимиллионерше Джули Таубер Макмагон, дочери мичиганского магната Джоеля Таубера, финансировавшего президентскую кампанию Клинтона и дружившего с его семьей. Муж Джули — финансовый воротила и, кстати, тоже Билл — после восьмилетнего брака развелся с ней, дав ей откуп в $130 миллионов. Джули покинула шумный Нью-Йорк и поселилась в тихом и уютном пригороде Чаппагуа в пяти милях от дома, который купили Клинтоны, когда покинули Белый дом. Говорят, разведенный муж Джули сквозь пальцы смотрел на шашни своей “экс” с экс-президентом. Но его выводило из себя то, что Клинтон “пытался играть роль отца” в отношении его двух взрослых дочерей. (Не исключено, что перед глазами мистера Макмагона маячила Моника Левински.)

Впервые наши несколько перезрелые Ромео и Джульетта встретились в 1998 году на фешенебельном зимнем курорте Эспен в штате Колорадо, где отец Джули предоставил в распоряжение Клинтонов свою 25-миллионную виллу. Между ними пробежала искра, но пламя из нее возгорелось после того, как Клинтон сложил с себя президентские полномочия. Затем у них началось как у Барто: “Мы с Биллом друзья. Куда он — туда и я”. Едет, например, Билл в Лондон, туда же прилетает и Джули. Летит Билл в Париж, туда же наведывается и Джули. Благо Хиллари сенаторствовала в Вашингтоне на Капитолии, с которого не все видно.

Первый звонок прозвучал со страниц журнала “Vanity Fair”. Журнал писал, что Клинтон окружил себя “радиоактивными дружками”, которые помогают ему ходить налево. Клинтон обрушил на автора статьи, бывшего репортера “Нью-Йорк таймс” Тодда Пардема, водопад ругани. Он обозвал его “слизняком, отбросом и мерзавцем”. “Радиоактивные друзья” признались, что Билл ходил с ними по бабам, но к Джули Билл ходил без них. (Смягчающее их вину обстоятельство.) Как изволил сострить репортер  Барри Левин, “в то время как 60-летняя Хиллари пыталась делать историю (стать первой женщиной, номинированной в президенты), Билл повторял старую историю, обманывая ее при каждом удобном случае”...



Партнеры