Царский подарок от бомжа

“МК” узнал еще одну версию судьбы останков императорской семьи

16 июля 2008 в 16:27, просмотров: 1129

“Решением Уралсовета бывший царь Николай II и его семья приговорены к расстрелу, — негромко произнес комиссар Яков Юровский и тут же, торопясь, крикнул своим подручным: — Огонь!”

Так 90 лет назад в подвале дома екатеринбургского инженера Ипатьева оборвалась трехвековая история российских государей из рода Романовых. Правду о том, что произошло после расстрела, пытались выяснить все эти годы. Казалось бы, кропотливые исследователи отыскали даже самые ничтожные вещественные следы этой трагедии, определили чуть ли не по минутам весь ход событий. Однако, возможно, точку в расследовании ставить рано.

Корреспондент “МК” встретился с писателем Львом Златкиным, который предложил новую версию судьбы царских останков… и принес в редакцию еще одну, до сих пор никому не известную реликвию, сохранившуюся, как он утверждает, после расстрела царской семьи.

Именно с этой изящной вещицы начал Лев Борисович свой рассказ:

— В 1957 году я жил в Баку и летом сдавал экзамены в Азербайджанскую консерваторию. В тот июльский день как раз были вывешены списки зачисленных на 1-й курс, где была и моя фамилия. Отметить радостное событие захотелось немедленно. По пути домой я зашел в гастроном возле кинотеатра “Вятан”, чтобы выпить стаканчик красного вина, которым торговали там в разлив. “Пиршество” уже подошло к концу, когда к моему столику подошел бомж (или бич, как их тогда называли), который здесь часто промышлял. Любимым его фокусом было на спор выпить одним духом бутылку “беленькой” из горлышка. Но тут предложение бича оказалось иным: “Купи ювелирку за сотню!” И он выкладывает передо мною маленький кошелек из серебряной скани на цепочке. Вещь сразу приглянулась, хотя я заметил и явные дефекты: один из уголков кошелька чуть деформирован, причем вмятина, пожалуй, напоминает след от пули, кроме того, на овальном медальоне в центре кошелька видны царапины, словно здесь сковыривали что-то.

“Вещица ворованная?” — спросил я у бича. “Присвоенная! Сорок лет назад!” — не стал отпираться он. И тут же внезапно побледнел, затрясся… Я выдал ему требуемую сумму. Неведомый “граф Монте-Кристо” поспешил к прилавку и вернулся уже с бутылкой водки. Я в это время рассматривал медальон, догадываясь, что там была какая-то монограмма. Бич заметил мой интерес и прохрипел: “Извини, друг, сковырнул я рыжьё и брюлики. Нужда заела. Да с ними и цена была бы для тебя неподъемной. А так — будет у тебя по дешевке память о царской семье!”

Мне стало не по себе: ну вот, нарвался на психа! Бич явно прочитал мои мысли, налил полный стакан, одним глотком осушил его. “У тебя время есть? — тихо спросил он. — Ты совершил очень выгодную сделку, так потрать еще полчаса, но выслушай меня. Я этого никому и никогда не рассказывал, а сейчас время пришло…”

Исповедь бывшего человека

“Думаешь, сколько мне лет? Можешь не отвечать, по глазам вижу: мол, столько не живут! А мне всего 57 — родился 17 июля 1900-го… И именно в этот день 18 лет спустя расстреляли царя Николая, его семью и слуг. Откуда я знаю? А на моих глазах тела их уничтожали в урочище Четырех Братьев, неподалеку от Екатеринбурга.

Мне еще и 18 не было, когда записался в Красную Армию. В ночь с 16 на 17 июля 1918 года наш отряд подняли по тревоге, посадили на телеги… Мы думали, на фронт отправляют, а вместо того привезли в урочище за городом. Там, неподалеку от дороги на деревню Коптяки, был давно заброшенный рудник. Лишь единственная шахта уцелела в приличном состоянии. Глубина — метров 12, стенки выложены бревнами, на дне скопилась вода… А вокруг глиняная площадка, образовавшаяся, когда рыли шахту.

Нас расставили по местам, и я оказался во внутреннем оцеплении. Мой пост был в густых кустах неподалеку от ствола шахты. Уже на рассвете примчались на телегах ермаковцы — отряд военного комиссара Верх-Исетска Ермакова. Затем послышался рев мотора. Грузовик с трудом пробирался к шахте от коптяковской дороги. Застрял было, но его всем миром вытащили. Машина вырулила на площадку возле шахты.

Из кабины вышли сам Ермаков и комиссар, которого звали Юровский. Этот сразу же стал командовать. Сидевшие в кузове чекисты сбросили оттуда сначала четыре мужских трупа, затем шесть женских, а последним — тело мальчика-подростка. Ермаковцы подхватывали один труп за другим и скидывали их в шахту. Легко так, с шутками, с матюгами. Закончив свою работу, они отошли в сторону, закурили. В это время наш отрядный командир отобрал человек десять, обученных бомбометанию. Те вскрыли привезенные ящики с гранатами и по одной стали бросать их в шахту. Пока наши красноармейцы этим делом занимались, ермаковцы сгоняли в Коптяки, добыли самогона, рыбы, картошки… Ну и начался у них такой “отдых на природе”.

Юровский это недолго терпел: стал орать на Ермакова, что надо дело делать. Несколько человек полезли в шахту узнать, что стало с трупами. И тут всех ждал сюрприз: вытащили трупы на веревках, а они — целенькие. Видимо, гранаты взорвались, не долетая до дна шахты, и не причинили телам вреда. Веселье у чекистов сразу же испарилось.

Никто не знал, что делать дальше. Потом к Юровскому подошел некий юноша-чекист и стал ему что-то втолковывать.

Комиссар обрадовался, написал записку и отправил с нею этого молодца на грузовике в город. А ермаковцы вновь наведались в Коптяки и притащили оттуда  топоры. Отыскали толстое бревно, распластали на нем одно из тел казненных и стали рубить его — прямо одетым — на куски. Но это у них плохо получалось, и Юровский опять начал материться. По его команде принялись лихорадочно срывать с трупов одежду. И тут такое началось!

Из разорванных платьев и костюмов посыпались драгоценности, а тела женщин были обмотаны длинными нитями жемчуга. Ермаковцы словно обезумели: начали хватать эти камни, золото и распихивать по карманам. Одежду расстрелянных рвали на куски. Лифчики, которые были на царице и ее дочерях, оказались сшиты из двух слоев ткани, а между ними в ватной прослойке запрятаны драгоценности… И вместо пуговиц на костюмах дамских были бриллианты — обернутые в вату и обшитые шелком. Ермаковцы так увлеклись грабежом, что не заметили, как из кармана платья одной из княжон вылетел кошелек и повис в гуще куста — того самого, у которого был мой пост.

Юровский, стоявший в сторонке, что-то сказал нашему командиру, тот исчез и вскоре появился уже с пулеметной командой. Пулеметы нацелили на эту толпу, дали предупредительную очередь поверх голов… Ермаковцы моментально протрезвели. Их стали шмонать, отбирая все награбленные ценности… У одного даже из заднего прохода извлекли перстень с крупным изумрудом!

Вернулся на грузовике юноша-чекист, привез бочку бензина. Развели два больших костра. Трупы рубили топором на мелкие куски, обливали бензином и бросали в огонь. К вечеру из города привезли еще бочки бензина, несколько ящиков с серной кислотой. В глиняной площадке возле шахты сделали такое подобие ванночек. Туда бросали недогоревшие кости и заливали кислотой.

Работа по уничтожению трупов длилась вплоть до ночи 19 июля. Были превращены в пепел все фрагменты тел, за исключением двух голов — самого Николая и царицы. Это Ермаков предложил Юровскому: “Отвези подарок Ленину от революционного уральского пролетариата!” В Коптяках он реквизировал два жбана меда, и в них погрузили отрубленные головы для отправки в столицу.   

Перед тем как покинуть урочище, было велено уничтожить все следы “операции”. Оставшуюся кислоту слили в шахту, туда же сгребли пепел от костров, ванночки заровняли глиной…

Потом, говорят, Юровский все драгоценности царские в Москву отправил. Только кошелечка-то этого среди них не было: я, как ты понимаешь, сразу после шмона его втихаря прикарманил. И хранил до сегодняшнего дня”.

Реликвия для кино

— Закончив свою исповедь, бич одним махом высосал из горлышка остатки водки и двинулся прочь. К слову сказать, после той нашей встречи этот человек исчез и больше возле любимого своего магазина уже не появлялся.

— Можно ли доверять его рассказу ?

— Я специально познакомился с материалами расследования по делу о расстреле царской семьи, которое вел колчаковский следователь Н.Соколов. Он отыскал заброшенный рудник с открытой шахтой. Из опроса местных жителей Соколов установил, что с раннего утра 17 июля рудник был оцеплен заставами, а движение по коптяковской дороге перекрыто, и открыли ее вновь лишь утром 19-го. Со стороны рудника долго были слышны взрывы — крестьянам объявили, что, мол, красноармейцы проводят учения по бомбометанию.

Обследовав окрестности шахты, обнаружили остатки упаковок от серной кислоты. А возле самой шахты Соколов увидел следы двух больших костров, в пепелище которых остались капли свинца, явно образовавшиеся из расплавленных пуль.

Тщательные поиски вокруг позволили найти несколько затоптанных в землю жемчужин и драгоценных камней, пряжки от дамских туфель, пенсне, нагрудные образа (такие носили дети Николая), часть разрубленного золотого кольца… А со дна шахты подняли труп черно-рыжей собачки — это была Джемми, любимица Великой княжны Анастасии.

В Екатеринбурге Соколов выяснил, что по запросам комиссара Юровского было выдано 40 пудов бензина, 5 пудов серной кислоты… Все эти факты подтверждают рассказ бича. А вот тщательные раскопки на Коптяковской дороге, проведенные белыми, не дали никаких результатов — захоронение царских останков не нашли. В результате Соколов сделал вывод: трупы сожгли, а что не сгорело — растворили в кислоте.

— Вы пытались проверить “биографию” кошелька?

— А как же. Правда, случилось это уже гораздо позднее. Я работал на “Мосфильме”, и как раз так совпало, что тогда начинались там съемки фильма “Цареубийца”, посвященного печальному финалу династии Романовых. Я и предложил: есть, мол, вещь, которая, по моим сведениям, принадлежала одной из великих княжон, могу ее отдать на время как реквизит. А потом меня попросили в дирекции подтвердить подлинность кошелька. На бланке мосфильмовском был подготовлен запрос в Исторический музей. У меня с тех пор документ имеется: “Акт экспертизы на изделие… Кошелечек сканной серебряный (91-я проба) с красным шелком внутри. Изготовлен: Петербург, конец XIX в. Общий вес 47,7 г. Научный сотрудник Отдела драгметаллов ГИМ Н.Г.Троепольская”. Могу еще уточнить, что это специальный кошелек для раздачи милостыни, который прикалывался к одежде булавкой. Известно, что такие были у царских дочерей…

Третья версия

Сейчас среди исследователей существует две версии, касающиеся судьбы останков императора Николая II и его семьи. Согласно первой из них (которая стала “государственно признанной”) трупы расстрелянных сперва вывезли в район урочища Четырех Братьев, а затем перезахоронили на Коптяковской дороге. Именно там и обнаружили в 1991 г. останки нескольких тел, которые после экспертизы были признаны царскими и в 1998-м с почестями похоронены в Петропавловском соборе Петербурга.

Второй версии придерживаются некоторые из членов комиссии, занимавшейся изучением обстоятельств “царского дела”. На Коптяковской дороге закопана была семья екатеринбургского купца. Эту ложную могилу чекисты устроили, чтобы скрыть место настоящего захоронения императорской семьи. В подлинности “коптяковских” останков сомневаются и официальные представители Русской православной церкви, отказывающиеся пока признать их царскими.

Как выяснилось, у пришедшего в редакцию Льва Златкина имеется третья версия финала трагедии последнего русского самодержца.

— Через некоторое время после того, как ко мне в руки попал тот самый кошелек, я оказался в гостях у своего двоюродного брата Толи. Он во время войны работал по линии нашей разведки — летал радистом на самолетах, забрасывавших агентов в тыл врага. В тот раз собрались его друзья. В разгар застолья, когда я похвастался своим недавним приобретением, один из бывших сослуживцев Толиных по службе в органах, некий армянин, взял кошелек, повертел его в руках и вдруг разоткровенничался:

“Вскоре после войны кто-то из знающих людей шепнул Берии, что в лондонском банке на счетах Николая II до сих пор хранятся миллионы фунтов стерлингов. И что государство может попробовать их заполучить. Но необходимо оформить факт смерти владельцев, а для этого нужно выявить местонахождение их трупов.

Берия идеей загорелся, велел готовить операцию по “обнаружению” захоронения царских останков. Твой бич не врал, рассказывая всю эту историю, трупы-то в июле 1918-го в пепел превратили, за исключением головы царя и царицы. Ну их-то мы нашли, а как с остальным быть? Организовали специальную команду. И я в ней работал. Стали искать уцелевшие останки других царских родственников. Кое-что подняли из шахты в Алапаевске, где были убиты несколько членов обширной царской семьи. Часть казненных там беляки подняли — в том числе труп великой княгини Елизаветы. Но не всех: белые же не знали точно, сколько человек было сброшено под землю… Удалось откопать скелеты нескольких Великих князей, расстрелянных в Петропавловской крепости. В общем, действовали по принципу “с бору по косточке”. Зато любая экспертиза показала бы: это Романовы!

Что касается самого места, где предстояло “найти” захоронение, его выбрали строго на документальной основе: в соответствии с так называемой запиской Юровского. Закопали кости романовские на Коптяковской дороге и в недалекой перспективе уже готовились провести “поисковую экспедицию”, которая и “обнаружила” бы совершенно официально “царское захоронение”. А дальше — экспертиза, документально подтвержденные запросы в банк…

Неизвестно, вышло бы в итоге получить от англичан царские миллионы, однако вся хитроумная операция разом пошла прахом после того, как Черчилль выступил в Фултоне со своей знаменитой антисоветской речью, и началось между нами и бывшими союзниками резкое похолодание отношений. Работу нашей группы прикрыли, но лжецарское захоронение так и осталось там, на Урале…”

— …И именно его откопали в 1991-м?

— Судя по рассказу того кагэбэшника, да! И ничего нет удивительного, что проведенные экспертизы даже на генном уровне дали положительный результат: закопаны-то на Коптяковской дороге близкие родственники царя!

Некоторое время спустя подвернулся случай убедиться в том, что этот чекист не врал. Как-то я встретился со старым геологом, много поработавшим на Урале и потому прекрасно знавшим эти места. Он мне заявил категорически: почва в районе Коптяковской дороги такая, что человеческие кости могут в ней сохраняться максимум 50 лет, а потом они истлевают, превращаются в прах. Вот и прикиньте: могли при таких условиях “дожить” до 1991 года настоящие царские останки, закопанные в июле 1918-го?   

— Почему вы не пытались до сих пор обнародовать свою, третью версию?

— Я пытался. Несколько лет назад выступил с сообщением на  презентации только что вышедшей тогда книги о поисках захоронения семьи Николая II, но присутствовавшие специалисты по “царскому делу”, историки никак на мои слова не отреагировали…

Комментарии


Сергей Мироненко, директор Государственного архива РФ:

— Историческая канва всех этих рассказов абсолютно легендарна. С подобными фантазиями уже доводилось сталкиваться. Что касается “кошелька одной из Великих княжон” — такие безделушки при желании можно отыскать на витринах антикварных магазинов. А при отсутствии монограммы проверить, действительно ли эта вещь принадлежала кому-то из детей императора, невозможно. Упомянутая “третья версия” судьбы царских останков для меня не выглядит убедительно. Действительно, в 1946 или 1947 году наши спецслужбы пытались уточнить информацию о вкладах царской семьи, хранящихся в зарубежных банках. По этому поводу были и запросы в Главное архивное управление. Но дело в том, что богатств-то особых на царских счетах быть не могло: очень много своих средств царская семья потратила на нужды воюющей страны в годы 1-й мировой, потом была Великая депрессия, сильно обесценившая старые императорские вклады… А кроме того, во времена, о которых идет речь, еще были живы прямые наследники — Великие княгини Ольга, Ксения.

Александр Закатов, директор канцелярии главы Российского императорского дома Великой княгини Марии Владимировны:   

— Российский императорский дом в своем отношении к вопросу о царских останках солидарен с руководством РПЦ: пока нет достаточных оснований полагать, что обнаруженное на Коптяковской дороге захоронение принадлежит семье Николая II. Есть ряд вопросов, на которые не получены пока убедительные ответы. Поэтому нельзя отвергать и других версий, касающихся судьбы царских останков. Предположения, отчасти схожие с упомянутым здесь “планом Берии” по созданию “поддельного” захоронения, доводилось слышать. Что же касается якобы сохраненных в качестве “сувенира для Ленина” голов императора и императрицы — такая информация тоже есть. В числе вопросов, направленных из Патриархии в государственную комиссию, занимавшуюся делом о найденных останках, был и пункт, касающийся этих голов. Ведь, по некоторым заслуживающим внимания сведениям, головы Николая II и Александры Федоровны действительно находились в кремлевском кабинете Ленина. Однако полученный патриархией ответ оказался составлен в самых общих выражениях, а копия задокументированной описи обстановки ленинского кабинета прислана не была.



Партнеры