Куда ставить пробы?

Допинговая бомба замедленного действия взорвалась в российской легкой атлетике

31 июля 2008 в 19:01, просмотров: 348

Международная ассоциация легкоатлетических федераций (IAAF) отстранила от участия во всех соревнованиях шестерых российских легкоатлетов — Елену Соболеву (бег — 800 и 1500), Дарью Пищальникову — лучший результат сезона в мире в метании диска, Гульфию Ханафееву — метание молота, Татьяну Томашову — 1500 метров, Юлию Фоменко — 1500 метров и Светлану Черкасову — 800 метров. ДНК спортсменов в анализах допинг-проб, взятых в 2007 году, не совпадает с ДНК нынешних проб.

Все спортсменки, кроме Черкасовой, должны были выступать в Пекине. И не просто выступать — претендовать на медали. Проб было несколько. Первые пробы были взяты в формате внесоревновательного контроля в апреле-мае 2007 года, вторые — на чемпионате мира в Осаке в августе-сентябре 2007 года. Третьи — на прошлой неделе в Москве. ДНК не совпадает, а это дает IAAF основания считать спортсменок виновными в подмене проб. Олимпийские игры закончились для них не начавшись.

Обвинение в подмене проб — с таким мы еще в российские времена не сталкивались. Хотя рассказы о том, как еще давным-давно под куртками кому-то из спортсменов удавалось проносить на допинг-процедуру чужую мочу, существовали всегда.

Но это все “романтика” большой легкоатлетической дороги. А сегодня речь вести можно только об одном: в ВФЛА существуют документы, подтверждающие, что процедуры упомянутого допинг-контроля прошли без нарушений. Что дает право предположить (а международная федерация тоже предполагает подмену), что с пробами могло произойти все что угодно уже задним числом.

Всего двое суток назад начальник управления по научному, медицинскому и антидопинговому обеспечению Федерального агентства по физкультуре и спорту РФ (Росспорт) Александр Деревоедов, который уже находится в Пекине, сказал: “Мы можем выразить надежду, что все проверенные нами российские спортсмены отправляются на Игры “чистыми”, но дать гарантий, что ни один из наших атлетов не будет пойман на допинге, не можем”.

Имел в виду пресловутый человеческий фактор: мол, приедут и там, на волне олимпийского энтузиазма, бесбашенности или паники что-то хватанут. А еще имел в виду, что несколько лет назад МОК принял решение о том, что допинг-пробы, взятые у спортсменов, теперь будут храниться на протяжении двух олимпийских циклов, то есть восемь лет. И что коль скоро в кодексе ВАДА не обозначены четкие сроки — когда результаты необходимо обнародовать, то это может привести к неприятностям в самый неподходящий момент. “Мое мнение, вытаскивать “грязное белье” и отбирать медали у спортсменов или не допускать их до Игр с учетом “срока давности”, не вполне корректно”, — заметил Деревоедов.

В преддверии этих Игр глава Международного олимпийского комитета Жак Рогге заявил о том, что в Пекине будут предприняты не сравнимые ни с чем меры по выявлению случаев применения допинга и, видимо, будет уличено около 40 спортсменов. “Мне представляется, что озвученная цифра — некая фантазия, которая отражает мнение Жака Рогге”, — заметил Александр Деревоедов.

Ну что же, у Рогге теперь осталось 35 вакансий. Это констатация факта, потому что независимо от того, к чему приведут разбирательства, а они, естественно, будут, к Играм спортсмены допущены не будут.

Александр ДЕРЕВОЕДОВ — “МК”: “ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ ОНИ ТОЧНО ПРОПУСТЯТ”

Вчера, сразу после того, как информация о допинговом скандале начала тиражироваться электронными СМИ, “МК” дозвонился в Пекин начальнику отдела антидопингового, научного и медицинского контроля Федерального агентства по физической культуре и спорту Александру Деревоедову:

— Ну что сказать по этому поводу? Действительно, такое имеет место быть. Это первый подобный случай в истории. Сейчас ситуация выглядит так: Международная федерация легкой атлетики отстранила спортсменов от всех соревнований до выяснения всех обстоятельств. А разбираться, уже ясно, начнут только после Игр в Пекине. Так что Олимпийские игры спортсмены однозначно пропустят…

Бегунья Елена СОБОЛЕВА — “МК”:  “Прошу прощения у всех болельщиков”

— Что я могу сейчас сказать? Только одно — не могу это расценить иначе, как провокацию. Причем время для нее выбрано оптимальное — время Игр, когда вся национальная команда мысленно уже в Пекине. Мы даже не можем оспорить наше отстранение. Я категорически не согласна с обвинениями. Но, если так можно сказать, добровольно-принудительно принимаю это отстранение. Потому что выбора нам никто не оставил, и речь идет о национальной команде. Человек, когда чувствует свою правоту, готов идти напролом. Но даже этой возможности у нас нет.

— Ваши действия дальше?

— Бороться обязательно. И — простите.

— За что конкретно?

— Я прошу прощения у всех болельщиков, которые готовы были за меня болеть и переживать, которые радовались со мной успехам, что оказалась втянута в это дело.

— Лена, а вы когда узнали, что случилось?

— Накануне вечером, мне позвонил тренер. А потом президент федерации Валентин Балахничев подтвердил все. Так что время на то, чтобы прийти в себя от шока и начать хотя бы нормально разговаривать, у меня было — целая ночь.



    Партнеры