Грузия загнала осетин в подвалы

“МК” поговорил с жительницей Цхинвала, в дом которой этой ночью попал снаряд грузинской гаубицы

7 августа 2008 в 17:49, просмотров: 703

В ночь на четверг южные части Цхинвала подверглись массированному обстрелу. О том, как спасались мирные жители, нам удалось узнать из первых рук.

— Мы всю ночь не спали, боялись, потому что все время были слышны выстрелы, — рассказала “МК” жительница Цхинвала Джойва. — А около шести утра в наш дом попал снаряд из гаубицы! Все, кто был в доме, тут же спустились в подвал. Он у нас хороший, и там можно без опасений переждать обстрел.

По словам Джойвы, в подвале оказались лишь женщины, дети и старики.

— Все наши парни сейчас воюют, защищают нас, — говорит она. О чем можно разговаривать ранним утром, когда твой дом в прямом смысле бомбят? Говорили о России.

— Если честно, вся надежда на нее. Если она нам поможет, то все, может, и обустроится… Но она пока ничего не предпринимает, — говорит Джойва.

А утром, когда стрельба кончилась, народ начал выходить из подвалов.

— Город сейчас в очень плохом состоянии! Многие крыши разбиты, в окнах нет стекол.

К тому же по-прежнему нет воды!

— У нас уже нет воды две недели! — говорят жители одного из районов столицы Южной Осетии. — К нам даже водовозы не приезжают! Почему? Ну кто будет развозить воду под обстрелом?

Как рассказали “МК” в Цхинвале, сейчас в городе работают только магазины, а вот рынок, где все привыкли отовариваться, не работает.

— Единственное, что там продают, — арбузы, — грустно смеется Джойва.

НАШ ЭКСПЕРТ

“Что повлечет за собой возобновление военных действий?” — спросил “МК” у Константина Затулина, депутата Государственной думы, директора Института стран СНГ.

— Россию — только подтолкнет к признанию республик. И, мне кажется, хоть это и вызовет всплеск эмоций, что признание необходимо, чтобы в Грузии перестали надеяться, что после очередной провокации Южная Осетия сдастся на милость победителя. Вполне возможно также, что Россия введет дополнительный контингент. По большому счету урегулирование этого конфликта зависит именно от России.

Америка, безусловно, будет негативно реагировать на любое усиление России в регионе. Но из того, что американцы никогда не признают Южную Осетию, совершенно не следует, что мы должны на них равняться. Америка — безответственный игрок в этом регионе. Тем более что Грузия висит на крючке у НАТО, тщась доказать, что готова к вступлению.

Безусловно, обострение ситуации может привести к ее обсуждению в ООН. Такое обсуждение возможно в двух форматах: на Генеральной Ассамблее, которая выдает необязательные решения (совсем недавно одна такая довольно односторонняя резолюция была принята по инициативе Грузии), или на Совете Безопасности, но там Россия как постоянный член имеет право наложить вето. Так что откровенно антироссийское решение принято не будет.

Что касается НАТО, мы не считаем, что юрисдикция альянса распространяется на зону грузино-осетинского конфликта. Безусловно, НАТО принимает решения без нас, но я не могу себе представить, чтобы было принято решение десантироваться в Грузии и поддерживать ее.
Еще одним участником переговорного процесса является ОБСЕ. Представители ОБСЕ входят в СКК, и, безусловно, ОБСЕ не должна остаться в стороне в случае возобновления военных действий. Но представители ОБСЕ, напирая на необходимость восстановления территориальной целостности Грузии, не понимают, похоже, что, во-первых, эта целостность — наследие Советского Союза и ни до, ни после Грузия ни дня не существовала в таких границах (грузинские власти, как известно, считают советский период реакционным, но границы признают, и ОБСЕ почему-то придерживается той же позиции), а во-вторых, что возвращение Южной Осетии в состав Грузии может быть достигнуто только очень большой кровью и само по себе тоже не послужит миру, поскольку вызовет партизанскую войну.

ЦИТАТЫ ДНЯ

Борис ЧОЧИЕВ, вице-премьер Южной Осетии:  “Когда грузинские войска войдут на нашу территорию, все осетины уйдут в Россию!”

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, военный обозреватель: “Саакашвили создал одну из лучших армий на постсоветском пространстве.”

СООТНОШЕНИЕ СИЛ: 30 000 ГРУЗИНСКИХ СОЛДАТ ПРОТИВ 3000 ЮЖНО-ОСЕТИНСКИХ

Каково соотношение сил в зоне конфликта? И если все же Тбилиси станет разрешать этот вопрос военным путем, то в какие сроки это может быть сделано? На эти вопросы “МК” попросил ответить известного военного обозревателя Павла Фельгенгауэра:

— Сейчас инициативу в зоне конфликта проявляют в первую очередь осетины. Они провоцируют его всеми возможными и невозможными силами. Грузинам в этом году воевать большого смысла нет — в следующем году они будут гораздо сильнее. К тому же перед мировой общественностью они должны непременно показать, что не они инициаторы боевых действий. И сейчас не только грузины, но даже наши миротворцы говорят, что осетины все время врут и никаких боев там нету. Ну что это за бои, где нет подбитой бронетехники и потерь, не считая, конечно, первого дня?

Правда, и на грузинской стороне, несомненно, есть желающие повоевать. Так что конфликт очень возможен. И здесь я соглашусь с Кокойты: конец сентября — начало октября — это самое опасное время. Но если до этого момента реально ничего не начнется, то, скорее всего, в этом году ничего и не будет, так как снег ложится в горах уже в октябре, и значит, все перевалы от главного хребта полностью будут закрыты до мая. Замой там особо не повоюешь.

Однако не следует забывать, что Саакашвили создал одну из лучших армий на постсоветском пространстве. Она состоит из 6 регулярных бригад. 4 грузинские пехотные бригады являются вполне самостоятельными соединениями по 3300 человек и состоят из 3 пехотных батальонов по 591 человеку, 1 бронетанкового батальона, артиллерийского батальона, рот связи, тыла, инженерно-саперной. В настоящее время в составе пехотных бригад происходит удвоение числа танков: бронетанковый батальон преобразуется в 2 танковые роты и 1 роту мотопехоты. Значительная часть личного состава грузинской пехоты прошла обкатку в Ираке, где и сегодня развернуто более 2 тыс. грузинских военнослужащих.

Причем грузинские пехотные бригады подготовлены прежде всего для ведения боевых действий в горно-лесистой местности и вооружены минометами.

В бригаду специального назначения сведены части грузинского армейского спецназа. Все вертолеты переданы из армейских бригад и спецназа в ВВС, где сейчас есть 6 эскадрилий. Две транспортные: “Ми-8” и “UH-1H”. Две ударные: “Су-25” и смешанная “Ми-8”/“Ми-17”, “Ми-24”. Одна учебная — “Л-39”. Одна — беспилотников (БПЛА).

Внутренние войска МВД переданы в состав Минобороны. В составе МВД 15 тыс. полицейских, есть также несколько спецбатальонов, развернутых в зоне противостояния в Абхазии и Южной Осетии, где соглашения о прекращении огня строго ограничивают или вовсе запрещают присутствие армейских частей.

Кроме того, в Грузии прекратили призыв и сформировали боеспособную регулярную добровольческую армию численностью более чем 30 тыс. человек. Утверждена концепция народной “тотальной обороны”, корпус резервистов численностью 100 тыс. человек формируют по-американски, создавая добровольную национальную гвардию. К маю этого года уже подготовлено до 40 тыс. резервистов из числа неслуживших добровольцев, а есть еще резерв из отслуживших в армии численностью до 25 тыс. человек.

В случае полномасштабного вооруженного конфликта в Абхазии и Южной Осетии уже в этом году грузины смогут поставить под ружье до 80 тыс. человек. В случае затяжного конфликта — до 100 тыс. Однако на 2009-й запланированы мероприятия военного строительства, которые значительно увеличат оборонные возможности Грузии, именно поэтому у Тбилиси пока нет объективного интереса инициировать войну прямо сейчас.

Иная ситуация у их противников. После массовой раздачи российских паспортов жителям Абхазии и Южной Осетии эти самопровозглашенные республики сильно обезлюдели — началась массовая миграция населения в поисках работы в Россию и Турцию. По оценкам международных наблюдателей ОБСЕ и ООН, в Южной Осетии сегодня осталось меньше 30 тыс. осетин, в Абхазии из 140 тыс. населения — абхазов лишь 30%. Самая многочисленная община Абхазии сегодня — армяне, есть русские и другие, в Гальском районе до 50 тыс. вернувшихся грузин. Но при этом во власти и силовых структурах сплошь абхазы, представляющие разные кланы, лишь несколько разбавленные прикомандированными российскими военными.

Поэтому маловероятно, что насильственно мобилизованные граждане нетитульных народов будут самоотверженно сражаться за сохранение абхазской этнократии. В Абхазии в мирное время под ружьем находится до 4500 человек. В случае войны можно мобилизовать еще до 10 тыс. У осетин до 3000 постоянного войска, а мобилизационный ресурс фактически весь перебрался в Россию.

Правда, у осетин и абхазов немало старой артиллерии и бронетехники, но в случае полномасштабного конфликта они смогут самостоятельно решать лишь вспомогательные задачи. Реально воевать и нести потери практически с первого дня придется нашим военным, иначе самопровозглашенные республики очень быстро рассыплются.

Борис Чочиев: “Когда грузинские войска войдут на нашу территорию, все осетины уйдут в Россию!”

“МК” удалось связаться с вице-премьером Южной Осетии Борисом Чочиевым и поговорить относительно дальнейшего развития событий.

— Если предположить, что сегодня-завтра Грузии удастся прорвать вашу оборону и войти на территорию ЮО…

— Мы исключаем такую вероятность. Мы защищали, защищаем и будем защищать свою территорию. Но если все же допустить вероятность прорыва, то могу вам сказать: в том момент, когда грузинские войска войдут на нашу территорию, все осетины уйдут в Россию! В противном случае все наши жители попадут в грузинские тюрьмы.

— Какая в этом случае будет реакция со стороны России и Запада?

— А что в этом случае должна делать Россия? У нее есть право, закрепленное Дагомысским соглашением, защищать своих граждан (практически все граждане ЮО имеют второе гражданство — России. — Прим. ред.). Это не только право, но и обязательство, которое Россия взяла на себя в рамках соглашений. Ведь главным гарантом мира и стабильности является Россия, и Грузия подписалась под этим! Я считаю, что надо не только подписывать, но и выполнять. Хотя пока у нас нет никаких претензий к российской стороне. Что касается Запада, то он вооружает Грузию с той целью, чтобы использовать территорию Грузию как полигон для натовских войск против России.

— Вчера должны были состояться переговоры с грузинской стороной…

— Они не состоялись и не состоятся хотя бы потому, что это планы Грузии! Они добиваются прецедента — двусторонних переговоров. Если бы мы согласились на двусторонние переговоры, то грузины бы потом заявили, что сами осетины согласны на такой вариант развития событий и четырехсторонний формат исчерпал себя. Мы так не считаем! Кто будет гарантом реализации всех достигнутых соглашений? Мы сами, что ли? Воюющие стороны? Не бывает так. Должен быть посредник. И в 1992 году в Дагомысе мы определили, что это будет Россия, и Грузия согласилась на это.

— А вот посол МИД РФ по особым поручениям г-н Попов заявил, что готов к челночным переговорам.

— Мы к этому тоже готовы.

— Со стороны правительства ЮО прозвучало заявление, что Грузия приступила к реализации военного плана.

— Так оно и есть! В течение 8 месяцев Грузия методично отказывалась от всех наших предложений: от заключения договора о ненападении, от подписания мирного договора. Все это показывало, что они готовились к войне, и вот сегодняшние события подтверждают это.

— Сейчас появилось мнение, что подобные действия Грузии могут поспособствовать тому, что Россия наконец признает независимость Осетии, вы тоже так считаете?

— А можно ли по-другому думать?! Считаем, что так и должно быть. Думаю, что Россия уже запоздала с этим вопросом. Люди уже спрашивают: сколько нас должны убить, чтобы Россия нас признала?



Партнеры