Деньги на вырост

Накопительное страхование жизни собирает оптимистов

18 августа 2008 в 16:31, просмотров: 446

Полис накопительного страхования жизни можно считать “двоюродным братом” сберкнижки: клиент также откладывает деньги на своем счете. Только в отличие от депозита они затем инвестируются в надежные активы, поэтому помимо гарантированной доходности клиент вправе рассчитывать и на дополнительную прибыль.

Средства инвестируются прежде всего в государственные ценные бумаги, недвижимость, драгоценные металлы, банковские депозиты. Лишь небольшую часть действующее законодательство разрешает вкладывать в рискованные ПИФы. Основанная задача страхования жизни — моментальная финансовая поддержка.

Сейчас на рынке можно найти большое количество разнообразных программ накопительного страхования жизни, рассчитанных на самую взыскательную аудиторию клиентов. Лидеры этого сегмента страхового рынка стараются подходить к каждому клиенту индивидуально: рассчитывается персональный “тариф”, который учитывает его возраст, род деятельности, привычки, экстремальные увлечения и даже диетические пристрастия.

При заключении договора главную роль играют ежемесячные расходы семьи, а не ее доходы. Страховщики рекомендуют в расчетах брать в среднем 3 года, но для каждого клиента индивидуальный подход. То есть если случилась беда и семья потеряла кормильца, то трех лет, по их мнению, должно хватить для того, чтобы жена нашла работу или нового кормильца. Большое значение также имеет пол клиента. Для мужчин договор обходится дороже, т.к. они живут, по статистике, гораздо меньше прекрасных дам. На тариф влияют возраст и профессия: чем выше возраст и опаснее работа, тем страховка дороже. Поэтому самые небольшие ежемесячные платежи по рисковым программам платят молодые женщины, в среднем от 3 тыс. руб. в год.

Наиболее популярны среди россиян программа накопительного страхования жизни в пользу детей и смешанное страхование жизни. “Договоры “Дети” и “Семья” составляют большую часть нашего портфеля — порядка 80%”, — сообщила директор департамента страхования “Росгосстрах — Жизнь” Светлана Агафонова. По ее словам, большинство программ позволяют накопить определенную сумму к окончанию срока договора страхования. Они предполагают участие страхователя в инвестиционном доходе страховщика.

“Выбор программы зависит от самой проблемы человека. Подбирается оптимальный набор рисков, от которых клиент пожелает уберечь себя и своих близких. Чаще всего страхуются молодые люди старше 25 лет, женатые, те, у кого появилось чувство ответственности за семью. Охотно заключают договор и матери-одиночки. Они хотят быть уверенными, что, если случится несчастье, их дети не пропадут. Раньше люди надеялись на помощь государства, теперь большинство — на себя. При этом страхование жизни ориентировано не на пессимистов, а на оптимистов”, — говорит специалист отдела корпоративных продаж блока страхования жизни Елена Сакварелидзе. Страховщик заплатит не только за фатальный случай. Но и за увечье. Например, за вывих предплечья можно получить выплату в 7%, за легкое обморожение — 5%. При риске “Смерть” сумма увеличивается вдвое только в том случае, если клиент при заключении договора сам решил увеличить страховую сумму по данному риску в 2 раза или клиент выбрал определенную программу с такой опцией.

При выборе страховщика прежде всего нужно смотреть на его опыт работы и на то, где он перестраховывает свои риски. Это открытая информация. Выгоднее всего страховаться на 15—20 лет — за 5 лет при таких темпах доходности на значительный прирост накопленной суммы рассчитывать сложно. Кроме того, можно выбрать не только срок страхования, но и период уплаты взносов: например, женщина в 35 лет, заключая договор со сроком страхования 20 лет, может уплачивать взносы в течение всего 14 лет.

Если вдруг страховщик обанкротится или его поглотит более сильный конкурент, обязательства не прекращаются: деньги выдаст или регулятор (РСН) или новый страховщик.

Обычно клиент просто заполняет анкету, содержащую порядка 30 вопросов о состоянии своего здоровья. Такая практика действует для любого договора страхования жизни — и для тех, которые содержат только риски страхования от несчастного случая, и для договоров с риском “смерть по любой причине”. И если в анкете человек не указал каких-либо опасных болезней, то предоставления медицинских документов либо прохождения обследования не требуется.

Если вы нечестно заполнили анкету, например, скрыли какую-то хроническую болезнь, то компания имеет право расторгнуть договор. Страховых выплат не будет — вам вернут лишь часть перечисленных средств за минусом издержек на ведение счета и штрафа за преждевременное расторжение договора. Если договор страхования на солидную сумму, то клиента могут попросить пройти всестороннее медицинское обследование. Оно может включать в себя ЭКГ в покое и при нагрузке (например, на велотренажере или после десятка приседаний), рентген грудной клетки, анализ крови, который включает реакцию на СПИД и гепатиты, и еще некоторые биохимические параметры.

Страховщики говорят, что накопительное страхование жизни предназначено прежде всего для среднего класса, а он в нашей стране еще недостаточно развит. Бедные не могут себе позволить лишние траты, а богатые имеют иные возможности для приумножения своих сбережений. Помимо бедности развитию рынка страхования жизни мешают и отсутствие у россиян опыта долгосрочного финансового планирования, и слабая финансовая культура. Кроме того, несовершенное российское законодательство не позволяет страховщикам вводить новые продукты, пользующиеся большой популярностью на Западе, например страховки жизни unit-linked.

В развитых странах на долю страхования жизни приходится свыше 40% всего страхового рынка. В России, по данным Fitch, на страхование жизни приходится около 3% общей суммы премий за 2006-й и девять месяцев 2007 года. И основная часть проданных полисов по страхованию жизни приходится на корпоративное страхование. Доля “добровольного” розничного страхования еще меньше.

Тем не менее страховщики считают этот сегмент в РФ очень перспективным. “Сегодня рынок страхования жизни пока находится на самой ранней стадии развития, и его доля в ВВП очень невелика, примерно 0,05%. Однако, по нашим прогнозам, он будет расти на 30—40% в год и к 2012 году достигнет 2 млрд. евро”, — уверена президент “ING Страхование жизни” Ольга Руф-Фидлер. “Люди понимают — уровень социальной защиты в России минимален и никогда больше не будет выше. Ничего бесплатного сегодня уже нет — ни медицины, ни образования, хотя номинально они таковыми якобы являются”, — подчеркнула Светлана Агафонова.



Партнеры