Почему хочется убивать?

Почему, при каких обстоятельствах и в какие минуты втемяшивается (безотчетное или кажущееся здравым) желание: уничтожать

5 сентября 2008 в 16:03, просмотров: 1475

 Об этом размышляет герой моей новой книги “Ночная клубника”, которая будет представлена читателям на традиционной Международной книжной выставке-ярмарке 6 сентября. Выбранный в главные персонажи киллер — еще и романтик, пытливый исследователь бытия, в промежутках меж поиском справедливости и совершаемыми ради ее торжества казнями он ищет философское обоснование своим расправам. Вот некоторые его рассуждения:

• Убивают не из ненависти и злобы, не из высоких соображений, а поддавшись общему порыву и стадному соблазну: делай, как мы! Примкнуть к толпе (политической партии, освободительному движению, миротворческому контингенту) проще, чем занять неприступную, твердую и жесткую позицию: “Не буду подчиняться канону: око за око и зуб за зуб!” (Тогда тебе же его и выбьют.) Убивают нередко из любви. Отелло — Дездемону, Атос — леди Винтер, Монтекки — Капулетти и т.д. Предлоги, выбранные в качестве повода для убийств, — смехотворны: потерянный платок или вытатуированная на плече возлюбленной лилия (сегодня в любом салоне тату исполнят данный заказ куда качественнее). Значит, дело не в измышленных неумело мотивировках, а в том, что влюбленные торопятся вот именно прикончить объект своей страсти!

• У смерти свои, не всегда согласующиеся с человеческими представления о своевременности прихода по чью-либо душу. Юрий Гагарин должен был погибнуть молодым, нелепо воспринимался бы седой и дряхлый первый в мире космонавт, шаркающий по ковровым дорожкам на правительственных приемах... И образ златокудрого Сергея Есенина не вяжется, не стыкуется с сыплющим рифмами и трясущимся при этом от болезни Альцгеймера маразматиком.

• Поддаются ли развенчанию баловни вседозволенности, осуществляющие себя поверх морали — такие, как Наполеон, Сталин, Мао, Гитлер? Память о них коварная Вечность заботливо кутает не в саван, а в пеленки вечного инфантилизма, бережет образы любимчиков-чад вопиюще нетленными — превращая их смердящие останки в благоухающие мумии и святые мощи. Незабвенные исчадия окружены непроницаемой загадочной оболочкой: никакие посягательства и наскоки на репутацию избранников Рока успехом не увенчиваются, самый увесистый и точно пущенный камень оказывается отражен и рикошетит в напавшего. Многоуровневой (как на дензнаках) защиты не прошибить никому — постамент идолищ мелкими уколами и недружными залпами поколеблен не будет. Околдованная броня слепит глаза атакующим, бельмует зенки, пытаться заставить таких оголтело верующих прозреть — пустая, неблагодарная задача. “Хочу пребывать в неведении и мраке!” — скандирует человечество и с этим лозунгом движется сквозь века.

• Разобраться: кто в праведном разоблачительском и гневном обличительном пафосе искренен, а кто хочет всего лишь перетянуть внимание на свою персону и стяжать популярность — не представляется возможным. Мнимые мессии — бесстрашные публицисты, агнцы-бессребреники из госаппарата, заботники о благе народном из числа толстосумов, — молитвенно сложив ладошки, рвутся в боги и божки и хоть сами не ангелы и не пророки, а вполне земные (а то и земноводные) твари, что очевидно и им самим, их продолжает прельщать схима богоизбранника. В эту тогу они и рядятся, и невдомек им: чтоб воистину воспарить, нужно быть слепленным из другого теста. Ирод, Пилат и прочие закоперщики учиненного в интересах укрепления Веры и государственности Судилища, казалось, безоговорочно примазались к Терновому Венцу и прочно обеспечили себе место в Вечности, ан нет, им по сей день не удалось возвыситься до Распятого и Воскресшего.

• Послушайтесь совета: не ждите милости от природы, заблаговременно заботьтесь об уходе из прекрасного мира — иначе перемещение превратится в тягостную каторгу. Коль не износите вверенную в ваше распоряжение плоть, она станет сопротивляться, брыкаться, будет противодействовать смерти, а это повлечет дополнительные судороги, сердечные и мозговые спазмы, выжмет литры гноя и выцедит цистерны порченой крови. Страшна не смерть-избавительница, а процесс перехода к ней... Не имеет значения, каково ваше здоровье в данную минуту: крепко или непрочно, не обольщайтесь и не поддавайтесь расслаблению даже в том случае, если отдаленное прошлое помнится вам лучше, чем недавние события (кое-что столь надежно заблокировано в памяти, что его никак не выковыряешь), — подобные мелочи не в счет. Склероз не есть оправдание бездействию и самоисчерпанию…

На книжной выставке будут представлены и другие книги Андрея Яхонтова: “Учебник для Дураков”, “Теория глупости”, “Учебник для Дур”, “Бывшее сердце”, “Койка”, “Закройщик времени”, “Коллекционер ошибок”, “Роман с мертвой девушкой”, а также, возможно, если успеет выйти из печати, сборник пьес “Выпьем за Девятое мая!” Встреча автора с читателями намечена на 6 сентября, в 13.00, ВВЦ, павильон 57, стенд F-78-A.





Партнеры