Родовое поместье Медведевых сожгли

Жители российских деревень бьются за право называться вотчиной президента

11 сентября 2008 в 16:37, просмотров: 7045

Наверное, судьба Дмитрия Медведева могла бы сложиться не так благополучно, если бы его предки вовремя не покинули свою историческую родину. Дело в том, что мать и отец президента родились в глухих провинциях, где только недавно начали прокладывать асфальт, где селяне начинают утро со ста грамм самогона, а о собственном газе местные жители мечтают и по сей день.

14 сентября Дмитрию Медведеву исполняется 43 года. Накануне дня рождения Президента РФ мы посетили места, откуда пошел род главы государства.

Родители Дмитрия Медведева познакомились в Ленинграде. Отец президента, Анатолий Афанасьевич, тогда преподавал в университете, мать, Юлия Вениаминовна, приехала из Воронежа поступать в аспирантуру.  А если повернуть историю вспять, молодые могли бы встретиться гораздо раньше. Ведь Анатолий Медведев родился в деревне Мансурово Курской области. До вотчины своей будущей супруги, Шапошниковой, было рукой подать — каких-то 400 километров по автомобильной трассе.

Одна фамилия на всю округу


— Какое такое Мансурово? — розовощекая девица в окошке железнодорожной станции Курск захлопала глазами. — Нет такого места в области. Мантурово, наверное?

— Как же нет! — возмутились рядом таксисты. — Оттуда же президент вышел! Вот дремучие люди! — и уже мне: — Мансурово — непроходимая глушь, где не то что железнодорожного сообщения нет, но даже автобусы туда не ходят.

Не обманули таксисты. Их слова подтвердили сотрудники городского автовокзала: “Придется вам добираться на попутках…”

140 километров от Курска. Советский район. Вот город Кшенский. Вот село Ржава. Где же Мансурово? Ни одного указателя!

— Свернете с трассы, и километров семь к лесу, — мальчик на велосипеде указал в сторону разбитой дороги. — Мост переедете, и перед вами нужная деревенька. Там еще школа находится, куда со всех окрестных сел дети съезжаются.

Позже выяснилось, что в той школе работает женщина, которая разнесла по селу весть, что в Мансурове берет начало род Медведевых.

— На Новый, 2006 год, двоюродный дядя Дмитрия Медведева прислал в село письмо нашей бывшей пионервожатой: “Возможно, внук нашего Афанасия Федоровича будет президентом, расскажите об этом землякам, пускай знают, каких людей породила мансуровская земля”, — рассказывает директор школы. — Мы не обратили внимания на это. Про письмо забыли. Вспомнили только в сентябре 2007 года…

Теперь письмо является школьной реликвией. Хранится в сейфе.

А все коренные мансуровцы с тех пор бьют себя в грудь: “Я с дедом президента на сбор свеклы ездил, а с его племянником водку пивал…”

Также в мансуровской школе мне показали материалы — исследования председателя Курского историко-родословного общества Евгения Карпука. Несколько лет назад этот человек составил подробное генеалогическое древо своих земляков — Брежнева и Хрущева. Теперь взялся за Медведева. И подумать только, изучил род президента до Петровской эпохи. Последним стал прапрапрапрапрадед президента Михаил Медведев, родившийся в 1720 году. По утверждению исследователя, все потомки Михаила, проживающие в Мансурове, были крестьянами. Причем эта семья долгое время единственная имела фамилию — остальные их земляки вплоть до ХХ века были бесфамильные. Отсюда вывод — возможно, кто-то из рода Медведевых вышел из служивых. А вообще в семье Медведевых в основном рождались мальчики. Карпук утверждает, что прадед президента, Федор Федорович Медведев, в Мансурове имел 12 гектаров земли. Сохранились записи в домовой книге о хозяйстве Медведевых. Семья держала двух коней, быка, корову, теленка, 8 овец, 4 деревянные телеги, сани, соху, борону…

На курской земле родился и дед президента, Афанасий Федорович, и бабка, Надежда Васильевна, и отец, Анатолий.

Карпук исследование еще не закончил. Теперь пытается установить предков Медведевых, родившихся в 1540 году. Вот только удаcтся ли? Ведь столичный архив сгорел еще в 1623 году…

В Мансурове приятель отца Медведева загибается от пьянства

— Где тут дом Медведевых стоял? — останавливаю повозку, запряженную лошадью.

— Это ты не туда забрела. Родня президента в старой части деревни квартировала. Спустишься к оврагу. Вот где асфальт заканчивается, там и начинается медведевский район. Эту семью там каждая собака помнит…

В поисках хаты плутаю по безлюдным улочкам Мансурова. Стучусь в калитку на удачу.

— Как не знать Афанасия Федоровича? Знали президентского деда, — на низенькую самодельную лавочку усаживается старушка, представившаяся бабой Катей.

— Сколько же вам лет, если вы застали деда президента? 

— 75-й годок пошел, — ничуть не смущается бабулька. — Я ж тут родную президентскую тетку Сохвию схоронила. Она умерла в 49-м году из-за рака матки. О такой болезни в то время слыхом не слыхивали. У нее здесь сиротами два сына остались. Муж ее погиб на фронте. А деда главы государства, Афанасия Федоровича, к тому времени в Мансурове уже не было. Он быстро сообразил, что в этой глуши ловить нечего, жизни здесь не будет, и в 33-м году вывез всю семью, жену и сына Толю, на Кубань.

По словам мансуровцев, Афанасий Федорович Медведев вскоре вернулся к родным пенатам и забрал осиротевших племянников, Виктора и Анатолия. Сегодня один из них живет в Донецке, другой в Ставрополе. Кстати, именно они накануне предвыборной гонки известили село о знаменитых земляках.

— Знать бы, как здесь жизнь сложится, мы бы тоже деру дали, — вздыхает супруг собеседницы, Михаил Колуцкий. — Колхоз после перестройки разогнали, остались мы все без работы. Скота тоже не стало, кормить нечем. Даже землю у нас отобрали! Землю, на которой выращивал свеклу сам дед президента! Например, мы с женой сдали в аренду каким-то предпринимателям 8 гектаров земли сроком на 10 лет. Взамен получили одну тонну зерна, ихние люди вспахали нам огород и обещали предоставить бесплатную машину на 5 часов. На кой черт нам эта машина? Ехать-то некуда. Договор на землю оформлять не стали. Обманули нас. Так что скоро о Медведевых здесь вспоминать станет некому.

Пока мы беседовали, вокруг стал собираться народ. С десяток похмельных мужиков неопределенного возраста с ведрами окружили меня.

— Идем со мной, я тебе место укажу, где Медведевы жили, — манит меня  один из селян, Петр. — Они ведь моими соседями были. Как сейчас помню…

Знакомством с президентской родней в Мансурове хвастает каждый второй. И плевать, что родились они уже после смерти деда Медведева...

Бредем по пыльной улице.

— Как улица называется? — спрашиваю.

— Так и называется — Мансурово. Да здесь отродясь не было никаких названий, даже нумерации домов нет. Письма приходят с указанием местности и фамилии. Ну вот, кажись, пришли… — Петр важно закуривает.

Указывает на поляну, густо заросшую бурьяном.

— Вот на этом месте стояла хатка Медведевых… Со временем завалилась вся, ее и снесли… Маленькая была, в две комнаты, прихожка да спаленка. Как у всех. Пятистенка называлась.

— Что ты брешешь! — из соседнего дома выскакивает женщина, на ходу запахивая халат. — Место медведевского дома совсем в другой стороне, — тянет меня за руку. — Вон за моим огородом и была его халупа. И не завалилась она вовсе. Во время войны ее немцы сожгли. В Мансурове же ни одного дома не осталось после 44-го года. Все сгорело. Многие тогда уехали отсюда, не стали восстанавливать деревню.

Пока земляки Медведева отстаивали каждый свою правоту, рассудить спор взялась старожилка Мансурова 83-летняя Екатерина Архипова.

— Теперь не вспомнишь, где стоял дом Афанасия Федоровича, но хата его родных сестер, Софьи и Аксиньи, сохранилась по сей день.

В пяти метрах от нас — покосившаяся постройка с выбитыми стеклами и ржавой крышей.

— Этот дом с тех пор сменил не одного хозяина. Недавно его выкупила сотрудница сельсовета за 20 тысяч рублей. Наценка — за имя! — шутит Екатерина Ивановна. — Я помню двоюродную бабку Дмитрия Медведева, Софью. Моя мать с ней вместе ходила свеклу полоть, зимой на ферме скот выращивали. Двоюродный дед президента, Петр, тоже по хозяйству занимался, на тракторе работал. А вот родной дед Афанасий Федорович, грязь колхозную не месил. Он тогда в партийные работники подался. Один же грамотный на все село был. Жена его тоже не работала, хлопотала по хозяйству.

Где дед президента проводил партийную работу, Архипова не смогла припомнить. Некоторую ясность внес ее земляк, Петр Калмыков.

— Афанасий Федорович вступил рано в комсомол. Есть свидетельства, будто Медведев был здесь председателем колхоза. Также существует документ, датированный 1920 годом, где за председателя сельсовета Мансурова расписался некий Медведев. Правда, имени не указано. Тех, кто помнит эту семью, в Мансурове почти не осталось. Стариков, рожденных в 25-м году, всего двое осталось. Лично мне известно, что семья Медведевых была большая: старший, Афанасий, Аксинья, Петр и Софья.

Пока мы беседовали, мимо прошаркали несколько старушек с авоськами.

— За хлебом торопятся или на уколы, — поясняет Петр Тихонович. — У нас тут хлеб по часам продают. Не успеешь до обеда — остался без еды. Уколы приезжает делать врач из районного центра раз в неделю. Своей больнички нет. На всю округу — магазин винно-водочный, булочная да приемная сельского врача. Все эти радости жизни располагаются в здании библиотеки. Туда все равно никто не ходит. Пьет наш народ страшно. Какие уж тут книжки!

— А Медведевы тоже пили? — интересуюсь.

— Пили, но не так, как сейчас. Только по праздникам. Вот Петька, брат Афанасия Федоровича, маленько поддавал. Потому и не женился. Младшая, Аксинья, тоже замуж не вышла. Их старший брат Афанасий вовремя всех на Кубань перевез. Спас от безнадеги.

— А где дедушка президента познакомился с женой?

— Так она нашенская, с соседней Хомутовки. Красивая баба была, ничего не скажешь!
Сыновья покойной Софьи Медведевой и по сей день не прерывают связи с малой родиной. В июле они гостили в Мансурове. Тогда же отправили письмо Дмитрию Анатольевичу с просьбой навестить вотчину отца, помочь селянам провести газ. Ответа ждут по сей день.

— Кстати, у нас живет 74-летний Женька Овчиров, который был лично знаком с дедом Медведева. Вроде они переписывались до самой смерти Афанасия Федоровича, — информируют меня мансуровцы. — Когда-то Женька был первым механизатором на селе, передовиком производства. Потом здоровье его пошатнулось, он ослеп. Жена его бросила, мать померла. Его переселили в общежитие. Совхозная контора выделила ему сиделку — молодого парня. Только пользы от той опеки нет. Молодой парень забирает всю пенсию Овчирова на пропой. Сам не просыхает и деда спаивает. Да вы сходите в гости к Жене, он сам все расскажет. Ходят слухи, что он и с отцом президента состоял в переписке, приятельствовали они…

В общежитии на три семьи Евгений Васильевич занимает две крошечные комнатки.

Барабаню в дверь, запертую изнутри. Тишина. Поддеваю палкой крючок и прохожу в дом.

В темной каморке с занавешенными одеялом окнами, на кровати, укрывшись одеялом, храпит бородатый мужчина.

— Вот тебе и сюжет… — вздыхает рядом соседка Овчирова и просит меня покинуть помещение.

Перед отъездом из Мансурова отправляюсь на кладбище. Здесь похоронена двоюродная бабка Медведева, Софья. Могила давно заросла бурьяном. Ухаживать за ней некому.

— Сегодня в Мансурове живут четыре семьи Медведевых, — поясняет на прощание один из селян. — Они кричат, что являются родственниками президента. Кто их знает, может, и правду говорят? Но почему-то на кладбище к Софье не ходят…

В Алексеевке открыли музей матери главы государства

Малая родина матери президента, Юлии Вениаминовны, — на Белгородчине. Об этом факте здесь ведает любой местный житель.

— Как не знать? Мы гордимся, что наша земля взрастила такого великого человека, как Дмитрий Медведев, — говорят белгородцы.

Правда, о том, что глава государства родился в Ленинграде, умалчивают.

Три часа на автобусе от Белгорода до районного центра Алексеевка. Родина матери Дмитрия Медведева по сравнению с вотчиной отца выглядит гораздо гламурнее. Может, именно по этой причине алексеевская родня не желает знаться с мансуровской?

На автовокзале со мной разговорилась женщина:

— Я ведь с Юлей Шапошниковой, мамой Медведева, в одном классе училась. Она у нас звеньевой была. А какие песни пела, девушка ведь в народном хоре запевалой была…

В достоверности сего факта у меня остались сомнения. Во всяком случае, сотрудники школы №1, где училась Юлия Медведева, в девичестве Шапошникова, эти сведения не подтвердили.

— Может, мы еще не все откопали? Хотя наши ученики уже и фильм про Юлию и ее сестру-близняшку Симу снимали, и с их одноклассниками общались, — рассказывает смотрительница школьного музея Лидия Павловна. — Мы бы сами вряд ли прознали, что наши выпускницы Шапошниковы имеют самое непосредственное отношение к президенту. Но Дмитрий Анатольевич во время своего визита в Белгород сам обмолвился об этой страничке семейной биографии. 

Тогда же откликнулась и первая учительница Шапошниковых — Тамара Гончарова. Ограничилась она общими фразами, мол, девочки были активистками, комсомолками, отличницами, и добавила: “Обе увлекались литературой, потрясающе декламировали стихи. Их сочинения я зачитывала как образцовые. А уж красивому почерку Юли завидовали даже учителя. По сей день не могу забыть этих красавиц. У них ведь по всем предметам были “пятерки”. Однако подвела память Тамару Дмитриевну. Не сильны девочки были в физкультуре. Выше “тройки” ни одна из них не поднялась. Но предмет не учитывался в зачетной книжке. Поэтому сегодня копия аттестата с отличием, выписанного на имя Серафимы Шапошниковой, — музейная реликвия.

— Девочки перевелись к нам из Таджикистана, зачислили их в 6-й класс, — продолжает экскурсию Лидия Павловна. — За хорошую учебу их направили на несколько дней в Москву. Шапошниковы всегда хорошо одевались, обшивала их мать. Говорят, мальчишки за ними табунами бегали. Но девочки были гордые, неприступные. Была ли первая любовь у них? Кто-то из одноклассников обмолвился, что была. Одна на двоих. Но кто тот мальчик, выяснить не удалось…

Подтверждает слова собеседницы и одноклассница Шапошниковых Лилия Шевченко:

— Юля с Симой были для нас идеалом красоты и ума. Не помню, чтобы за все годы учебы девчонки хоть кому нагрубили. Всегда держались вдвоем. Помогали отстающим.

Музейный уголок президентской родни украшают портрет самого Дмитрия Медведева и вырезка из краевой газеты “Заря коммунизма”, датированная январем 1955 года, где напечатана фотография медалисток алексеевской школы №1 Юлии и Симы Шапошниковых.

— Мы уже который год ждем приезда Дмитрия Анатольевича в Алексеевку, — признались на прощание учителя школы. — У нас ведь и окна вываливаются, и потолки рушатся. А денег на ремонт нет… Ходили слухи, что президент собирался нас посетить в августе. Но не смог из-за событий на Кавказе. Что ж, будем ждать…

“Среди родственников президента евреев не было”

Краеведы города Алексеевка решили не отставать от своих курских коллег. И тоже навели справки о генеалогическом древе президента, правда, по материнской линии. Первое, чем озаботились, — опровергли слухи, которыми пестрит весь Интернет, о том, что в жилах главы государства течет еврейская кровь.

И вот что выяснилось.

В Алексеевке жила семья Шапошниковых. Главой семьи был Сергей Иванович, супруга — Екатерина Никитична. У них росли две дочери и два сына. По соседству с ними вели хозяйство Василий Александрович и Анфия Филипповна Ковалевы, у которых, в свою очередь, росли две дочки. В конце 1930-х годов семьи породнились. Старшему сыну Шапошниковых, Вениамину Сергеевичу, приглянулась Меланья Васильевна Ковалева. Молодые поженились. Вскоре у них родились две дочери-близняшки. Сима появилась на свет 20 ноября 1939 года. Юля — 21 ноября 1939 года. Последняя стала мамой Дмитрия Медведева.

Таким образом, все вопросы на данную тему отпали сами собой.

Около городской администрации я случайно столкнулась с женщиной лет 50:

— Надо же, а я ведь самая что ни на есть родственница президента! — всплеснула руками Вера Качалова. — Являюсь его троюродной сестрой. Мы тут как-то собрались, все Шапошниковы, и выяснили, что по всей Белгородской области родственников главы государства в четвертом поколении насчитывается больше 20 человек. Правда, с Дмитрием Анатольевичем никто из нас не контачит. Я  всю жизнь трудилась учительницей, пока на нервной почве не заработала микроинсульт. Теперь работаю в пчеловодческой компании. Да вы пройдитесь по улице Карла Маркса. Там живет троюродный племянник Медведева, в соседнем с ним доме — тетка президента… А на окраине Алексеевки — самая близкая здешняя его родня, двоюродная бабушка…

Кажется, в Алексеевке что ни улица, что ни дом — везде можно отыскать какого-никакого родственника президента.

Самый центр города. Улица Карла Маркса. Подхожу к дому, в котором когда-то жила мать Дмитрия Медведева. Правда, с 1972 года постройка принадлежит другой семье.

— Дом нам продала бабушка Дмитрия Анатольевича перед отъездом в Воронеж. Хата была худая, в четыре комнаты, потолки протекали, пришлось делать ремонт. В наследство от Шапошниковых нам достались печь, кровать и пожелтевшие от старости люстры, — рассказывает нынешняя хозяйка жилища Екатерина Павловна. — Что я знаю об этой семье? Слышала, что прабабушка Дмитрия Медведева работала в Алексеевке учительницей, его прадедушка шил головные уборы, трудился в доме быта. Дед президента являлся сотрудником санитарной службы на железной дороге, его супруга, Меланья Васильевна, была закройщицей в магазине. Надо признаться, дальние родственники президента, которые остались в Алексеевке, особым талантом не блещут. Например, троюродный брат главы государства работает охранником в банке, его жена торгует на рынке. Сюда никто из Медведевых давно не приезжал. Два года назад в наши края наведалась лишь двоюродная тетка Медведева, Тамара Васильевна. Приезжала на похороны родной сестры. Обмолвилась, что поддерживает отношения с матерью Дмитрия Анатольевича, но подробностями делиться не стала.

На окраине города, по Литвиному переулку проживает Александра Шапошникова. Женщина является невесткой деда главы государства Вениамина Сергеевича.

— Когда Юля с Симой уехали из Алексеевки поступать в Воронежский университет, их родители рванули за ними. Они знали, что дочери никогда не вернутся в глубинку. Боялись оставлять их одних в чужом городе. В итоге все там и остались… На малую родину наведывались редко, уже много лет о них не было ни слуху ни духу. Теперь о Юле и Симе узнаем только из газет, — начала беседу Александра Петровна. —  Вот мой муж Иван Сергеевич, родной брат деда Дмитрия Медведева, скончался пять лет назад. На его похороны никто из нашей столичной родни не приехал. Понимаю, им сейчас не до нас… Хотя когда-то мы дружили семьями. Так, в 80-м году мы с мужем даже гостили у Медведевых в Ленинграде. Юля показывала нам город. Помню и Диму. Умный, подкованный во всех вопросах юноша был. А потом связь между нами прервалась. Конечно, мне бы перед смертью хотелось увидеть племянниц. Мне ведь уж 84-й годок минул. Но как с ними связаться? Их воронежская родня не желает с нами знаться. Может, это связано с разводом родителей Юли и Симы?

По слухам, перебравшись из Алексеевки в Воронеж, Вениамин Шапошников вскоре бросил семью. Дочери не простили ему предательства по отношению к матери. Спустя годы мужчина пытался наладить контакт с девочками — не получилось.

— Я не знаю, почему расстались Эмилия с Вениамином. В Алексеевке они жили дружно, как говорится, душа в душу, — продолжает старушка. — Кстати, здесь ведь похоронена прабабушка президента, Екатерина Никитична. На ее могилку тоже никто не приезжает. Вообще для меня осталось много загадок, связанных с этой семьей. Например, до сих пор не пойму, почему сестра Юлии Сима поменяла свое имя на Елену?

Уже перед отъездом из города я заглянула в редакцию местной многотиражки “Заря”.

— Как только Медведева избрали президентом, мы стали разбираться с его историческими корнями, — делятся журналисты издания. — Когда материал готовился в печать, поступило указание свыше — много не писать, только сухие факты. Таким образом, не удалось донести до наших горожан живой портрет родни главы государства…

Курская обл. — Белгородская обл. — Москва.
Фото автора.



Партнеры