Расхвал в Российской Империи

100 лет назад в Москве рекламировали бордели и разборные модели женщин

21 сентября 2008 в 16:21, просмотров: 1876

Если хочется праздника, повод найти нетрудно. Видимо, этими соображениями руководствовались деятели отечественного рекламного бизнеса, решив всю эту неделю отмечать не очень-то круглую дату — 130 лет российской рекламы. И хотя отсчет идет от открытия первой рекламной конторы в Санкт-Петербурге, основные торжества пройдут в Москве — конференции, конкурсы, фестиваль рекламы и даже общедоступный концерт на открытой площадке.

Ну а “МК”, пользуясь случаем, решил вспомнить о первых шагах рекламного дела в столице.

Итак, все началось в Питере. Осенью 1878 г. в Северной столице с высочайшего дозволения была учреждена “Центральная контора объявлений торгового дома “Л. и Э. Метцель и Ко”. Основателем ее был чех Людвиг Метцель, которому приписывают крылатую фразу: “Реклама — двигатель торговли!” (если точнее, то изначально она звучала как “Объявления — двигатель торговли”). “Контора…” стала зарабатывать деньги, принимая у клиентов рекламу и обеспечивая ее размещение в многочисленных “дружественных” изданиях. Дела пошли столь успешно, что Метцель открыл московский филиал фирмы, разместив его на одной из самых престижных улиц города — на Кузнецком Мосту. У удачливого предпринимателя не замедлили появиться коллеги-конкуренты.

Призыв с неба

Рекламодатели прошлого не упускали возможности использовать в своих целях новейшие достижения техники. Известно, например, что один из самых первых у нас показательных полетов на аэроплане сопровождался рекламной акцией. Едва “летающая этажерка” поднялась в воздух и сделала над полем круг, из пилотской кабины на головы зрителей посыпались бумажные листки. Но напрасно переполошилась полиция — это были не революционные прокламации, а приглашения посетить один из магазинов готового платья. Предприимчивый хозяин торгового заведения сумел договориться с летуном, и тот взял в кабину пачку афишек, которые и разбросал сверху над собравшейся толпой.

Несколькими годами раньше к рекламной кампании был подключен только что появившийся на городских улицах велосипед. На излете XIX века по Москве и Петербургу колесили циклисты, у которых на спине висели щиты с объявлениями коммерческих фирм. А один из велосипедных фабрикантов додумался изображать рекламные тексты прямо на резиновых шинах бициклов! Сверху над колесом укрепляли валик, наносящий краску на выпуклые буквы, заменяющие собой рельеф протектора, и велосипед оставлял позади себя на асфальте бесконечную строчку с названием фирмы. (Правда, в Первопрестольной это ноу-хау не получило широкого распространения — подходящего для “велопечати” гладкого асфальта на улицах Москвы было тогда еще маловато.)

С 1870-х гг. на московских тротуарах появились рекламные тумбы. Но наиболее распространенной формой “восхвалительных объявлений товарам” долгие годы оставались уличные вывески. К началу ХХ столетия стены домов на центральных улицах Москвы были увешаны ими буквально сплошь. “Пивная лавка Хамовнического завода. Продажа распивочно и навынос”, “Продажа деревянного гарного масла Грибова”, “Депо пиявок. Ставка пиявок и банок. При депо находятся фельдшер и фельдшерица во всякое время дня и ночи”... Всякие оригинальности при оформлении становились все вычурнее. Здесь тоже использовали последние технические достижения науки: в 1912-м над входом в только что открытый магазин засверкала, восхищая горожан, первая в Москве световая реклама (показавшаяся бы нам теперь очень примитивной: на вывеске было набрано из множества лампочек слово “Пассажъ”).

Некоторые из хозяев пытались облечь свои завлекаловки в стихотворную форму. Например, один бойкий столичный парикмахер украсил двери заведения щитами с незатейливыми виршами:

“На Страстном бульваре,

ставят где пиявки,

Господа, вы брейтесь,

там же и стригитесь,

Очереди ждите, но не бойтесь давки,

И оттуда выйдет каждый, словно витязь.

И бритье, и стрижка — десять лишь копеек,

Вежеталь, конечно, и духи бесплатно.

Обстановка — роскошь;

мастеров прекрасных

Человек я двадцать у себя поставил,

Почему и жду вас. Ваш Артемов Павел”.

Классиков отправили в бордель

Очень распространенной формой “восхваления товара” в те времена оставались объявления, публикуемые на страницах газет и журналов.

Литературный стиль опусов вызывал в народе весьма ироничную реакцию. “Конфетный язык” — так называли москвичи творчество авторов рекламы. Впрочем, иногда среди подобных текстов можно обнаружить и весьма необычные. Вот, скажем, объявление, выдержанное в стиле манифеста:

“Имею честь известить всех, кто меня знает, что я оставил службу в фирме Л.Ф.Пло и торговыми делами этой фирмы более не заведую. Я перешел в фирму И.И.Додонова, где буду управлять вновь открываемым техническим отделом фирмы, а потому имею честь покорнейше просить перенести доверие ко мне на эту фирму. Почетный гражданин М.С.Сергеев”.

В дореволюционной истории зафиксированы случаи нестандартных рекламных акций.

Владельцы известной на всю Россию “сладкой империи” Абрикосовы заметили однажды, что среди покупателей в их магазинах мало мужчин. Ради завлечения представителей сильного пола был придуман особый “тактический ход”. С подачи самих предпринимателей по Москве распространились слухи, что в новых магазинах фирмы будут работать за прилавком хорошенькие барышни (даже уточнялось: в одном магазине — только блондинки, а в другом — только брюнетки). Абрикосовы действительно организовали специальный набор девушек для работы в своих торговых точках. И помогло! Заинтригованные мужчины активно начали интересоваться конфетами, коробками с халвой, шоколадом — лишь бы полюбоваться на симпатичных продавщиц. Количество покупок при этом сразу же заметно увеличилось.

В самом начале XX века один из московских коммерсантов решил открыть шикарный бордель на углу Плотникова и Малого Могильцевского переулков. Чтобы привлечь клиентов, хозяин заведения велел украсить фасад внушительным барельефным фризом с весьма пикантными “картинками”. Здесь изображены писатели-классики — Гоголь, Толстой, Пушкин — в окружении “жриц любви”. Дом в стиле “плейбой” пользовался большой известностью в городе.

А парфюмерный торговый дом “Брокар” однажды устроил бесплатный фонтан из цветочного одеколона. Но куда больший успех имела затея виноторговца Смирнова. Его фирма соорудила из трех тысяч бутылок с горячительным разных сортов огромную арку, неподалеку несколько дрессированных медведей “задарма” угощали всех желающих водкой.

Конкуренты Смирнова, “коньячные короли” Шустовы, затеяли одно время целый “рекламный театр”. Они наняли несколько десятков студентов, которые ходили по трактирам и ресторанам и везде требовали подать именно шустовский коньяк, а получив отказ, начинали шуметь и устраивали драки. Репортажи об этих ЧП исправно публиковали отделы хроники московских газет, благодаря чему среди публики очень быстро вырос интерес к шустовской винно-водочной продукции.

Разборное тело женщины за рубль

Что рекламировали? Порою на пожелтевших от времени журнальных и газетных листках обнаруживаются удивительные для нас “новейшие изобретения”.

“Стирка белья воздухом! 200 штук в час! Усовершенствованный ручной аппарат “Прачка-американка “Колумб”, изобретение Н.Чиднера. Огромная экономия времени, денег и труда. Стирает всякое белье скоро, чисто и легко предохраняет белье от порчи...”

“Только за 1 р. 65 к.! Электрическое туалетное зеркало! В роскошной оправе и красивой резьбы. Большое удобство и великолепное украшение в каждом доме. Даже в темноте можно себя отлично видеть в зеркале, а при этом оно издает поразительный электрический свет, зеркально отражающийся во всей комнате, вызывая всеобщий восторг...”

“Искусственные барабанные перепонки “Здравый смысл” улучшают слух...”

“Рекомендуем новейшее изобретение — патентованные самоиграющие гармони, на которых каждый, без науки, может играть и давать концерты, как лучший артист. Игра производится посредством вкладываемых вовнутрь длинных ленточных нот... Отделка солидная и богатая...”

“Электрические стельки “VITO” неотступно вводят в Ваш организм животворящую силу природы. Выгоняйте Вашу болезнь введением в Ваш организм электрической энергии днем и ночью...”

“Последняя новость в мире! Карманная пишущая машина “Тауру”. До настоящего времени не существовало еще такого удобства, чтобы можно было носить с собою в кармане пишущую машину (величина немного больше карманных часов), которой можно пользоваться, где бы человек ни находился...”

“Гальванический набрюшник — как верное и испытанное средство для предохранения и предупреждения от заболевания: холерой, дизентерией, поносами...”

“Разборные модели в красках:

— беременной женщины (с календарем беременности, правилами и советами), цена 1 рубль;

— тела женщины (состоит из 26 отдельных частей с текстом и рисунками), цена 1 рубль;

— тела человека в натуральную величину (длина 40 вершков, с описательным текстом), цена 15 рублей”.

“Презервативы мужские:

— резиновые, обыкновенные бархатные, цена дюжины — 50 и 75 коп.,

— из рыбьего пузыря — 3 р. и 4 р. за дюжину...”

Представителям сильного пола, лелеющим волосяной покров на своем лице, уделялось в дореволюционной рекламе очень много внимания. Им настоятельно предлагалось, например, требовать “в аптекарских магазинах “препарат “Армин” для холи и мягкости усов и бороды”.

Не была оставлена заботами рекламодателей и женская половина общества:

“Каким образом получить красивую грудь? Дамы и девицы могут приобрести красивый бюст посредством пилюлей “Марбор”. Эти пилюли благоприятно отражаются на здоровье, они не имеют себе соперников для развития, укрепления и восстановления грудей, придавая им соразмерность, грациозную полноту, в то же время не утолщая талии...”

“Мыло из молока лилии “Конек” Бергмана и Ко в Дрездене...”

“Самокрасящие гребенки “Фор”. Красят волосы в любой несмываемый цвет...”

* * *


Публикация объявлений оказалась очень прибыльным делом. Чтобы издатели не перегибали палку, были установлены строгие нормы на объем рекламы в периодических изданиях. Скажем, в “толстых” журналах из 80 (в среднем) страниц коммерческими объявлениями можно было занимать не более 14. А в отношении проштрафившейся чем-либо прессы начиная с 1870-х гг. власти применяли очень чувствительную меру административного наказания: изданию могли запретить публикацию частных объявлений на срок от 2 до 8 месяцев. Убытки это сулило огромные.



Партнеры