Мой потолок — небо!

Елена Исинбаева глазами Игоря Рабинера

26 сентября 2008 в 16:07, просмотров: 412

Игорь Рабинер, прославившийся в футбольном мире дилогией “Как убивали “Спартак” и не менее примечательными трудами о “Локомотиве” и сборной России, решил выступить с книгой, посвященной российским олимпийским чемпионам. На днях увидит свет новый опус большого друга и постоянного автора “МК” — “Тайны олимпийского “золота”. Исинбаева, Дементьева и другие”. Мы выбрали для публикации наиболее, на наш взгляд, интересные куски о рекордсменке мира в прыжках с шестом Елене Исинбаевой.

По заявлению Центрального китайского телевидения (CCTV), Елена Исинбаева стала самым популярным зарубежным спортсменом у китайской аудитории на Олимпийских играх-2008. В прямом эфире за ее выступлением наблюдали 260 миллионов китайцев. Второе место — у американского пловца Майкла Фелпса (240 миллионов), третье — у бегуна-спринтера с Ямайки Хусэйна Болта (230 миллионов).

* * *

...Это было спустя три дня после упоительного шоу Исинбаевой в Пекине. Миллион рекламно-пиаровских контрактов, заключенных ее менеджерами, сделал ее жизнь в эти дни сумасшедшей. На вопрос моей коллеги, олимпийской чемпионки Монреаля-76 Елены Вайцеховской: “Насколько вы предоставлены самой себе во время таких соревнований, как Игры?” — Исинбаева честно ответит: “Вообще не предоставлена. Все, что я здесь делаю, оговорено теми или иными обязательствами”.

Очередным таким обязательством стала пресс-конференция, организованная в “Итальянском доме” Всемирной академией спорта “Лауреус” и Международной ассоциацией спортивной прессы. Когда Исинбаева поднялась на сцену, Джанни Мерло, президент ассоциации, спросил ее: “Каков предел ваших возможностей, ваш потолок?”
Ответ был сколь мгновенным, столь и гениальным. Таким же, как ее прыжки.

“Мой потолок — небо!” — воскликнула она. И никому не пришло в голову посчитать это хвастовством и бравадой. Скорее уж — чистой воды правдой. Пекин окончательно доказал: Исинбаевой нечего стесняться своего гения. Она, впрочем, давно его уже не стесняется.

Эффектную фразу Елена произнесла на отличном английском. Периодически с легкостью переходила на итальянский. Слушая все это, невозможно было поверить, что четыре года назад обоих этих языков она не знала...

Да, это была уже совсем не та Исинбаева, с которой четыре года назад запросто можно было договориться об интервью и полтора часа неспешно беседовать в волгоградском кафе. Мировая суперзвезда, не менее популярная, чем Мария Шарапова, она давно уже живет не в Волгограде, а в Монако, ездит не на трамвае, а на дорогом авто, заключает огромные рекламные контракты, а стоимость большого эксклюзивного интервью с ней в Пекине, как писали газеты, превышала сто тысяч долларов. Не только и, думаю, даже не столько ей самой, сколько маркетинговому агентству, с 2005 года ведающему каждым ее словом, жестом и поступком.

Все правильно. Когда человек добивается заоблачных высот, в его жизни должны происходить разительные изменения. По-другому нынче не бывает.

Вот мы и подобрались к более точной формулировке. Исинбаева-то, по крайней мере в поведении, осталась почти такой же, что была в год Афин. В ответ на вопрос тележурналиста, не мешали ли ее подготовке мысли о войне России с Грузией, она способна, например, выдать такой ответ: “Если честно, в политике я дундук. Я прыгаю с шестом, дарю людям радость. И вообще — я за мир во всем мире. Поэтому не ссорьтесь, давайте жить дружно!” Непосредственное словечко “дундук” в устах суперстар, по-моему, звучит жутко трогательно...

Изменилась не столько она, сколько все, что ее окружает. То, что ни на секунду не предоставляет ее самой себе, зато дарит совсем другой уровень жизни. Нравится ли ей весь этот антураж, из которого ей уже не выбраться, мы вряд ли когда-то узнаем...

Да и надо ли? В настоящей звезде обязательно должна быть какая-то тайна. Тогда она становится вдвойне интересной окружающим. В Исинбаевой таких тайн — множество.

* * *

На самом деле она жесткий человек. Очень жесткий. Не случайно Светлана Феофанова, бронзовый призер Афин, на вопрос, получила ли она поздравления от Исинбаевой, ответила: “Нет. Лена со мной давно уже не разговаривает и не здоровается”.

“Пусть соперницы смотрят на меня как на стерву. Мне не нужны их поздравления”, — говорит Исинбаева. Нет, никакой она не ангелок. Тот металл, который я в разговоре с ней заметил еще за месяцы до Афин, с годами стал только тверже.

Осенью 2005-го, уже совершив в Лондоне исторический прыжок на пять метров, она совершила поступок, который наделал много шума, — ушла от своего единственного за все прыжковые годы тренера Евгения Трофимова. Вскоре переехала в Европу и стала заниматься у Виталия Петрова — легендарного специалиста, когда-то подготовившего Сергея Бубку. В разгар карьеры Бубка внезапно ушел от Петрова. Точно так же Исинбаева ушла от Трофимова, по иронии судьбы — как раз к Петрову.

Трофимов крепко обиделся. Дал несколько резких интервью — в частности, “Московскому комсомольцу” и агентству спортивных новостей “Весь спорт”. Там звучало, к примеру, такое:

“Первого ноября приходит без спортивной сумки. “Евгений Васильевич, вы извините, я тренироваться в Волгограде больше не буду, я работать с вами больше не буду”. — “Лена, как, почему?” — “Да нет, у меня к вам претензий нет, вы классный тренер”. — “Понимаешь, я восемь лет жизни отдал тебе, я тебе отдал душу”. А она сказала: “А я вам ее возвращаю”.

“Я понял, что она перешагивает через людей и идет дальше... Видимо, этот человек действует, как ракета, которая идет вверх и отбрасывает ступени-носители”.

“Спортсмен и тренер обычно расходятся по двум причинам. Первая — финансовая. Но она отпадает полностью. Я брал с призовых 15 процентов, что является минимумом. Вторая — застой в результатах. Об этом, сами понимаете, смешно даже говорить: девять мировых рекордов за последний год!”

“Фундамент я в нее заложил громадный. Даже если ее теперь будет тренировать слесарь ЖЭКа, она способна прыгать 5,20—5,25. Я уверен, за счет этого задела Лена в ближайшее время установит еще несколько мировых рекордов. А дальше все будет зависеть от того, насколько грамотно мой преемник будет с ней работать”.

“Я всегда был очень требователен: если ты профессионал, должен быть им до конца. И несколько раз, не скрываю, делал Лене замечания. Она стала очень нервной, пыталась провоцировать скандалы...”

Такая вот в 2005 году вышла драма. У каждого в ней своя правда, и я не берусь — более того, не имею права — искать в ней правых и виноватых. Только сами участники конфликта знают, как он развивался, какие обиды друг другу были нанесены, кто держал слово, а кто обманывал...

Очевидно, что маркетинговому агентству, занимавшемуся делами Исинбаевой и располагающемуся в Монте-Карло, было выгоднее, чтобы она была рядом, а не в далеком Волгограде. Но это скорее было побочной, а не главной причиной. Будь во взаимоотношениях спортсменки и Трофимова все гладко, рвать со своим многолетним тренером она вряд ли бы стала. От добра добра не ищут.

…Спустя три года после конфликта во время нашего небольшого интервью с Исинбаевой в Пекине я спросил ее:

— Поддерживаете какие-то отношения с Трофимовым?

— Нет, — отрезала она.

Грустная история. Но это — жизнь.



    Партнеры