В стране объявлена воздушная тревога

Атаке сверху подвергнется элита Российской армии

19 ноября 2008 в 17:09, просмотров: 787

Единственную в мире Академию воздушно-космической обороны ожидает расформирование. Проще говоря, государство, которое декларировало создание современной армии, способной отвечать на угрозы XXI века, намерено уничтожить основу, на которой такая армия и создается.

Кровопролитные танковые баталии и пехотные атаки уходят в прошлое. Теперь война — это удары высокоточных систем вооружения, наводящихся с самолетов и спутников, маневрирующие боеголовки, обходящие любую ПРО, космические системы разведки и слежения… Само слово “война” стало постепенно заменяться понятием “воздушно-космическая операция”.

Первым классическим примером такой операции стали боевые действия США в Югославии. Сухопутным группировкам даже не пришлось вступать в бой, так как исход операции решился уже в небе. В связи с этим стало понятно, что в настоящее время резко возросло значение военной составляющей, способной отражать удары с воздуха и из космоса, то есть воздушно-космической обороны (ВКО).

Об этом говорил еще маршал Жуков. Его фраза: “Тяжелое горе ожидает ту страну, которая окажется неспособной отразить удар с воздуха” — стала девизом войск ПВО страны. Но о ВКО как о системе всерьез заговорили только в 80-х годах прошлого века. Первым государственным документом, содержащим термин “воздушно-космическая оборона”, стал Указ Президента РФ 1993 года, о котором вскоре благополучно забыли. Снова вспомнили о ВКО после войны 2003 года в Ираке. В апреле 2006-го Президент России утвердил Концепцию ВКО РФ, началась подготовка проекта Федерального закона РФ “О воздушно-космической обороне”, а в Твери на базе бывшей Академии ПВО была создана Академия ВКО им. Г.К.Жукова, ставшая базовым вузом для всех стран СНГ по подготовке специалистов в области ВКО.

Однако недавно стало известно, что в свете объявленной военной реформы эта академия должна прекратить свое существование. В списке военных вузов Минобороны, подлежащих в 2009 году расформированию, она значится под №1. Преподаватели вуза рассказали, что руководству академии уже поступил приказ главкома ВВС о прекращении в этом году набора студентов и слушателей. Военные специалисты считают, что такое решение может привести к катастрофическим последствиям для России.

50 профессоров, докторов военных наук обратились с письмом в адрес руководителей страны, в котором выражают несогласие с уничтожением уникального вуза. С просьбой о помощи представители академии пришли в “МК”. Сегодня мы публикуем это письмо и предлагаем нашим читателям ознакомиться с тем, как решаются вопросы реформирования Вооруженных сил, а также призываем руководителей, от которых зависит принятие решений в области обороны страны, прислушаться к мнению военных специалистов.

* * *


Обращение коллектива ученых-профессионалов воздушно-космической обороны к Президенту Российской Федерации, Верховному главнокомандующему ВС РФ Дмитрию Анатольевичу Медведеву, к премьер-министру Владимиру Владимировичу Путину, к руководителям фракций, председателям комиссий и комитетов, ко всем депутатам Государственной думы Федерального собрания, к членам Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности.

Уважаемые руководители всех ветвей власти Российской Федерации!

В последние годы вы проявляете обоснованную озабоченность состоянием военной безопасности государства. Среди основных направлений и принципов, на которых она должна строиться, определено создание системы воздушно-космической обороны (ВКО). 5 апреля 2006 года президент страны утвердил “Концепцию ВКО РФ”. В настоящее время готовится проект Федерального закона РФ “О воздушно-космической обороне”. Это хотя и запоздалое, но исключительно важное решение, так как среди военных угроз России наивысшую опасность в ХХI веке представляют угрозы, исходящие из воздушно-космического пространства.

…Особо следует выделить значимость ВКО как фактора сдерживания агрессии. Главную роль в сдерживании войны, конечно же, играют стратегические ядерные силы (СЯС). Это кулак Вооруженных сил. Пока будет существовать возможность получения агрессором ответного ракетно-ядерного удара, вероятность нападения на Россию будет мала.

Но СЯС сами нуждаются как в защите от упреждающего разоружающего удара сил ВКН, так и в информационном обеспечении своих действий. Чем больше может быть сохранено и применено ударных сил и средств возмездия, тем эффективнее будет решаться задача сдерживания агрессии. Вывести из-под такого удара и защитить их может только единая информационно-огневая система Воздушно-космической обороны (ВКО), организованная не в одном из видов Вооруженных Сил, а в государстве.

Транстерриториальность задач ВКО (необходимость их решения не на отдельных направлениях, а во всем воздушно-космическом пространстве), оперативность принимаемых решений (полет средств ВКН даже на “дозвуке” составляет 1000 км/ч, а разрабатываемые в США гиперзвуковые летательные аппараты (ГЗЛА) будут летать в 5—6 раз быстрее!) превращают функционеров ВКО в офицеров-практиков совершенно нового формата знаний, способностей и ответственности. Теория ВКО уже превратилась в принципиально новую и самостоятельную область военной науки. “Попутно” или “в дополнение к чему-то” ее не освоить и не внедрить.

В этой связи закономерен ряд вопросов.

1. Откуда в ближайшее время возьмутся такие профессионалы-практики ВКО, способные не за сутки или часы, а в считанные секунды оценить обстановку, принять решение, поставить задачу и ответить за результат действий войск в воздушно-космическом пространстве?

2. Откуда возьмутся профессионалы-ученые, способные разработать новую стратегию, оперативное искусство и тактику применения сил и средств ВКО в такой пространственно-временной динамике борьбы?

3. Откуда возьмутся те, кто обучит первых и выпестует вторых?

Сейчас всех специалистов ВКО готовит комплексное высшее военно-учебное заведение — Военная академия воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Г.К.Жукова (ВА ВКО) в Твери. Она стала самым опытным педагогическим и научным центром по проблематике ВКО, лидерство которого подтверждают руководители более 20 стран, присылающих на учебу в Тверь своих офицеров и курсантов. 16 авреля 2004 года решением Совета глав правительства СНГ академии ВКО придан официальный статус “базовой организации государств — участников Содружества Независимых Государств по подготовке военных кадров для Объединенной системы противовоздушной обороны (ОС ПВО СНГ)”.

Лидерство ученых и педагогов академии в теории и практике организации ВКО признают даже специалисты США, приглашавшие и обеспечивавшие совместные с нами работы по “нестратегической” противоракетной обороне. Но это лидерство мы можем утратить, так как “реформаторы”, считая ВА ВКО “лишним” вузом в ВВС, предлагают ее ликвидировать, а подготовку специалистов перевести в другие учебные заведения. Некоторые из них приводят цифры и делают акцент на “экономической выгоде” от подобного решения.

Отбросив мысль о преднамеренном вредительстве национальной безопасности России, без эмоций оценим возможные последствия подобной “организационной оптимизации” Вооруженных сил.

Первое. В “Концепции ВКО РФ” указано, что воздушно-космическая безопасность РФ является важнейшей и неотъемлемой частью национальной безопасности страны. Это не попутная задача видов Вооруженных сил. Она обрела ранг общегосударственной задачи. Отсюда и подготовка специалистов ВКО должна быть “надвидовой”, а академия являться необходимым военным вузом в системе вузов Вооруженных сил.

Второе. Подготовка интегрированного специалиста такого рода должна быть организована под единым руководством и в общей образовательной среде. И только академия ВКО имени Г.К.Жукова осуществляет подготовку слушателей и курсантов одновременно для систем противовоздушной и ракетно-космической обороны, составляющих основу системы ВКО государства. Только здесь проводятся исследования вопросов строительства и применения системы ВКО в целом. Вся современная теория ВКО разработана в стенах этого вуза. Ни в прошлом, ни в настоящем в России не было и нет другого учреждения, где работали бы специалисты обеих ветвей ВКО — противовоздушной (ПВО) и ракетно-космической (РКО) обороны. В случае ликвидации академии ВКО либо исключения из ее структуры одного компонента (а подготовку специалистов РКО планируется перенести из Твери в академию Космических войск уже в будущем году) продолжать исследования в области комплексной ВКО будет негде и некому. Всякое расчленение погубит цельное.

Более того, в тех вузах, куда планируется перевести подготовку военных специалистов с высшим военным образованием для систем ПВО и РКО, нет ни соответствующего преподавательского состава, ни необходимой учебной материальной базы. Таким образом, продолжать исследования будет негде и некому не только в области комплексной ВКО, но и в областях ПВО и РКО.

Третье. Все попытки “перенести” подготовку специалистов из одного вуза в другой всегда приносили очевидный вред и неочевидную пользу. Перевод военных академий из столицы на периферию объясним хотя бы в некотором смысле. По крайней мере освобождается так необходимая состоятельным предпринимателям дорогостоящая столичная недвижимость. Не стране и ее обороне, но хоть им есть польза. Однако кому потребовалась инфраструктура Академии ВКО, удаленная от Москвы на 200 км?

Академия ВКО располагает научно-педагогическим потенциалом, костяк которого составляют ученые, которых нет в других учебных заведениях. С ликвидацией академии большая часть этого потенциала будет потеряна. Многие ли военные профессионалы уйдут с насиженных мест осваивать “новые территории” в свои 40—60 лет? А сколько средств потребуется на передислокацию учебно-материальной базы? Аналогов ей нет в России (оборудованные средствами автоматизации и сведенные в единую систему учебные командные пункты всех систем ракетно-космической и противовоздушной обороны, а также реальная материальная часть вооружения). С ликвидацией академии ВКО демонтаж и передислокация учебно-материальной базы из Твери в другое место просто невозможны.

Реформаторы должны заранее отдавать себе отчет, что не только научные школы, но и просто педагогические коллективы по проблематике ВКО, равно как и уникальная учебно-материальная база, должны будут создаваться заново, с нуля. В результате  затраты на “экономию” в разы превысят “дореформенные” расходы.

Четвертое. Вместо объекта расходов ВА ВКО им. Г.К.Жукова может быть превращена в реальный источник валютных доходов для государства. Уже сейчас в ее стенах обучаются 300 офицеров и курсантов из более чем 20 стран мира (ни в одной другой академии такого показателя нет). Среди профессорско-преподавательского состава ВА ВКО есть специалисты, способные оказать конкретную помощь любому развивающемуся государству по вопросам создания и рационального построения группировок ПВО, выработки эффективного замысла отражения воздушной агрессии, исходя из конкретно складывающейся там обстановки, и это уже делалось.

Проведение названного комплекса интеллектуальных работ повлечет за собой: закупку вооружения государствами на предприятиях ВПК РФ; интеллектуальное и материально-техническое сопровождение процесса совершенствования созданной ПВО и ее обслуживания; широкое представительство офицерского состава РФ в роли военных советников и инженеров на территориях государства; расширение видов, форм и масштабов подготовки специалистов по ПВО для иностранных армий. И все это деньги для страны.

При этом борьба за дешевый российский интеллект уже идет. В нее включился ряд государств, и только в России не знают, что с этим интеллектом делать. С 1997 года регулярно проводятся совместные российско-американские учения по организации нестратегической противоракетной обороны. Основными участниками этих учений являются специалисты — преподаватели ВА ВКО. Примечательно, что все расходы на проведение учений берут на себя США.

Зачем? А затем, что американцы умеют считать деньги и оценивать выгоду. От нас они получили гораздо больше, чем дали нам, — наш уникальный опыт в одной из областей ВКО.

Ряд азиатских и африканских стран, имея представление (в отличие от нас) о новом главном оружии современной войны, сделал приоритетным создание и развитие своих систем ПВО. Они готовы купить не только наше вооружение, но и наши “мозги”, понимая, что нигде в мире организация ПВО не освоена так, как в России. США и страны НАТО всегда делали ставку на ударные силы ВВС и действительно имеют опыт в вопросах осуществления воздушных агрессий. А мы с 60—70-х годов занимаемся вопросами отражения этих агрессий во Вьетнаме, в Корее, Лаосе, Сирии, Египте, Ливии и в других странах. И выполняли этот интернациональный долг выпускники Тверской военной академии ПВО (ныне ВКО).

Складывается впечатление, что мы обеспокоены одним: как скорее освободиться от этого опыта и потерять преимущество там, где оно годами создавалось.

Экономическое состояние России 90-х годов могло служить некоторым оправданием сокращения боевого и численного состава группировок войск (сил), отвечающих за ВКО страны. Но сегодня, когда, по словам президента, отмечается устойчивый прогресс в экономике, возникла ситуация, при которой у нас есть что оборонять. В скором времени будет чем оборонять. А вот будет ли кому — зависит от того, насколько взвешенно мы подойдем к реформированию системы военного образования.

Объяснимо, когда с целью сокращения числа невостребованных специалистов из 30 юридических институтов и факультетов оставляют 15. А чем оправдать уничтожение единственного учреждения, готовящего уникальных специалистов ВКО?

В связи с этим убедительно просим еще раз взвесить все “за” и непоправимые “против” в принимаемом решении по сокращению единственной в мире Военной академии Воздушно-космической обороны. Способность отмены необоснованного решения свидетельствует не о слабости, а о силе и мудрости как отдельного руководителя, так и целого властного института.



Партнеры