Пульс настоящей жизни

Раньше мне категорически не нравились передачи про криминал и чрезвычайные происшествия — как кого убили, обманули, обокрали и все такое

21 ноября 2008 в 17:24, просмотров: 2002

“Зачем нам показывают эту чернуху? — думала я. — Только пугают. Насмотришься — потом не уснешь”.

Но теперь мое отношение к этим передачам изменилось. Я, наоборот, смотрю их с большим интересом. В отличие от новостных программ и дурацких шоу они живые. В них бьется пульс настоящей, реальной жизни.

Благодаря криминальной хронике я понимаю, как на самом деле живет страна и чем она живет. Вижу, какие у нас интересные люди, как они затейливо мыслят и оригинально действуют, как силен их характер и несгибаема воля, и поражаюсь величию их духа и крепости организма.

На днях, например, показали девочку — совсем маленькая, месяцев восемь. Мама поехала кататься на машине. Зачем поехала, куда? Неизвестно. Просто поехала — и все, а девочку временно оставила лежать в чистом поле. Вернее, в грязном, поскольку снег выпал, теперь тает, и слякоть такая, что по полю и в сапогах не пройдешь.

Так вот, эта девочка, еще даже не ходячая, как-то поняла, что дело плохо, и не стала лежать. Поползла к людям, чудом угадав правильное направление. И, представьте, доползла. Где-то у самой дороги, на берегу бескрайней лужи, которую она готовилась переплывать, ее заметил случайный прохожий. Удивился страшно, хотя и был не вполне трезв.

Подобрал и отнес, как он сказал, к молодежи. Я так понимаю, в клуб на дискотеку. Но даже там девочке повезло. Ее не кинули под лавку и не увезли кататься на машине, а отнесли в больницу. Так что сейчас она сидит в больнице в кроватке, трясет погремушками. Веселенькая и здоровенькая, даже не простудилась.

Вот какие у нас дети. Вот кто настоящий Последний герой.

Разве можно сравнить эту девочку с персонажами телевизионного шоу про “последних героев” — их притворными потугами, сопливыми страданиями и нудными обсуждениями, кто лучше, кто хуже?

В шоу все выдуманное, искусственное. Если над этими “последними героями” нависнет реальная угроза — их тут же спасут, вывезут, вылечат. А у девочки, которую мама оставила в поле, — все настоящее. Жизненное. Ее никто не спасет. Она или выползет, или помрет, третьего не дано.

Опасности, с которыми мы сталкиваемся ежедневно, гораздо острее и рискованнее петрушкиных аттракционов, высосанных из пальца сценаристами и режиссерами.

Из передачи о криминальных происшествиях, например, можно узнать, что завод по производству лекарств завалил московские аптеки черт знает чем. В ампулах с лекарственными препаратами обнаружены частицы волос и стекла, а химический состав не соответствует названию лекарства. Фактически это яд. Взрослый от него разболеется, а ребенок может и умереть.

Тебя успокаивают: завод закрыли, препараты уничтожили. Но ты хорошо помнишь, что пару месяцев назад принимал ядовитое лекарство. Ты холодеешь от ужаса и слышишь удары звонящего по тебе колокола. Они доносятся сквозь звукоизоляцию обыкновенных новостей, которые идут после криминальных происшествий.

Контраст ошеломляет. Вместо настоящих людей и событий в новостях — нарисованные дикторы, фанерные декорации, заводные роботы в галстуках, поля, хлеба, учения и обещания, обещания, обещания… Всех победим, все обязательства выполним, все пенсии повысим, все последствия преодолеем.

Только что тебе рассказывали такие интересные вещи! Сотрудники ФСБ инсценировали ДТП и вымогали деньги, в Барнауле забеременела восьмиклассница, автобус произвел опрокидывание, черный терьер откусил хозяйке нос, голый мужчина полдня сидел на крыше, бабушка отравила племянника, чтоб получить наследство, в Малаховке делали отличные доллары, пятиклассники умыкнули джип, разобрали на куски и сдали в скупку… “Жизнь бьет ключом, — радуешься ты за народ. — Никакой кризис не остановит нашего поступательного движения вперед”. И вдруг все это движение останавливается — и оп-ля! Начинается съезд “Единой России”.

Люди с каменными лицами сидят как истуканы, сложив руки на коленях. Не шевелятся, не моргают, бровей не поднимают. В глазах одна мысль — не спать.

Одинаковые, как кегли. Если мама оставит их в поле, они не выползут. Им даже в голову не придет ползти. Они не живые. У них нет пульса.

Смотреть на них — тяжело. Возникает тревога за их здоровье и жизненный потенциал. Не приведи господь в такое превратиться. “Зачем нам показывают эту чернуху? — думаю я. — Только пугают. Насмотришься, потом не уснешь”.



Партнеры