Ворам роют мобилу

Борьба с кражами сотовых вступает в новую стадию

26 ноября 2008 в 18:07, просмотров: 895

Каждое пятое уголовное преступление в России, по данным МВД, связано с сотовыми телефонами. Воровство “трубок” — бизнес крайне выгодный и практически безопасный. Но скоро все может измениться.
ГУВД столицы намерено выйти в Мосгордуму с инициативой запретить вторичную продажу мобильных или осуществлять ее только при наличии техпаспортов. Журналисты “МК” провели собственное расследование: насколько легко в столице продавать ворованные телефоны и насколько сложно раскрывать подобные преступления.

По данным МВД, в 2006 году было украдено 250 тысяч мобильников, а в 2007-м — почти 350 тысяч.

— Сегодня основная масса грабежей, совершаемых подростками, — это нападение на несовершеннолетних с целью завладения мобильными телефонами. Таких случаев за текущий год в столице зафиксировано 3520, — сообщил начальник Главного следственного управления при ГУВД Москвы генерал-майор юстиции Иван Глухов.

Ну а рынки сбыта хорошо известны. Например, торговые ряды между Ленинградским и Ярославским вокзалами. И цены тут умеренные. Относительно новая модная модель тут оценена в 2200. Это при магазинной цене около 5 тысяч.

Спрашиваем продавщицу: мол, не заблокирует ли бывший владелец этот мобильник? Ведь у каждого аппарата есть свой уникальный номер, который можно получить, отправив специальное сообщение.

— Нет, что вы! Мы гарантию даем. Бери телефон, совсем новый. Никто его тебе не заблокирует.

В любом случае продавцы практически ничем не рискуют. Да, у каждого телефона есть свой индивидуальный IMEI-номер (не путать с сим-картой, которую можно поменять!), по которому его можно вычислить в шесть секунд. Но! Тогда милиция выйдет лишь на покупателя, а вор останется в тени. И хотя МВД ведет базу IMEI-номеров украденных телефонов, толку от этого немного. Ведь, согласно исследованиям, о краже мобильного сообщает только каждый пятый потерпевший.

Пока мы условно торговались, к прилавку то и дело подходили продавцы и покупатели. Нашлась еще одна любопытная категория посетителей. Подошла смуглая девушка и взяла на реализацию один из телефонов. Потом подумала и взяла еще один. Обговорив предварительно цену. Один телефон был оценен в 2 тысячи, второй в две с половиной. И уже через десять минут я увидел эту же самую продавщицу, впаривающую эти телефоны уже по 4 “штуки”. Оперативно, ничего не скажешь.

Мы уже не говорим о примелькавшихся почти возле каждой станции метро продавцах. Сценарий их поведения известен многим — продавец интимно подбегает к потенциальному клиенту и доверительно предлагает купить новенький телефон за бесценок. Спрашиваю: откуда, мол, “дровишки”. Ответ на всех точках один и тот же: “Деньги нужны, продаю свой, с документами”.

— А что сделать? — говорит директор радиорынка Роман Аганин. — И мы, и милиция следим за тем, чтобы минимизировать сбыт краденой и вообще подозрительной продукции. Но вот человек захотел продать свой старый телефон. Коробку от аппарата и документы на него лично я не храню. И большинство людей так делает. Естественно, когда продавцы берут на комиссию телефоны, они про документы спрашивают, но настаивать не могут. Что ж тут делать, когда нет документов? Вот и продают. Но ответственно заявляю: у нас таких продавцов стало меньше.

Кстати, проблема краж мобильников в свое время была актуальной для многих стран Запада. Но там ее решили с полпинка. Приняли законы, обязующие операторов вести “черные” списки похищенных “трубок”. Ввели уголовную ответственность за изменение IMEI-номеров. Плюс — пожизненную блокировку утерянных и украденных телефонов.

Даже последнего было бы достаточно. Итог: воровать мобильники стало невыгодно — их потом никому не продать.

Наши власти раскачиваются долго. Года два назад столичные милиционеры уже приходили в Мосгордуму. Тогда их предложения были другими: а) фиксировать все сделки купли-продажи бэушных телефонов с указанием паспортных данных продавца и покупателя; б) запретить операторам подключать телефонный аппарат без согласия его первого собственника (т.е. фактически прекращать обслуживание краденых телефонов), в) также сообщать в милицию обо всех заявках на подключение аппаратов, внесенных в базу данных украденных. Тогда милиционеры пожаловались на “сотовиков”, которые не идут на сотрудничество. Например, не всегда делятся информацией о принадлежности телефонов и детализации соединений. Тогдашние законодательные инициативы московских милиционеров заглохли. Видимо, не обошлось без “сотового лобби”.

Сейчас дело может сдвинуться с мертвой точки, ведь проблемой активно заинтересовались в Госдуме. За последнее время в ГД вносилось шесть проектов законов из разных субъектов РФ, которые пытались решить проблему предотвращения кражи мобильников. Но депутаты считают, что ни один из них не решит проблему в полной мере.

Поэтому над новым вариантом документа будет работать целая группа экспертов — в сотрудничестве с правоохранительными органами и сотовыми операторами.



Партнеры