Собачьи какашки

Вы еще живы?

12 декабря 2008 в 15:07, просмотров: 424

 Ну, это значит только одно: вас пока не успел загрызть заживо собственный вконец озверевший ребенок! Да-да, не удивляйтесь! Это нынче в порядке вещей.

Впрочем, чему ж тут удивляться? Чему тут удивляться, когда все газеты и Интернет смакуют сегодня фантастические, извращенные подробности детской жестокости и преступлений?! Самых головокружительных и самых бесчеловечных.

Вот вам, пожалуйста, одно из вполне типичных сообщений: “Милиция обнаружила очередную изуродованную добычу банды 12-летних подростков. От ноги погибшего мужчины был отрезан большой кусок мяса. “Мы хотели попробовать на вкус человеческое сердце, — бравировали подростки перед следователями. — Но его добыть не получилось. Поэтому мы взяли кусок мякоти, пожарили и съели”.

Нет, конечно же, драки, соперничество и войны за территорию среди подростков были всегда. Но за последние несколько лет детская агрессия приобрела столь головокружительный, столь массовый, беспрецедентный характер, что у взрослых порой кишки сводит от непредсказуемого, неконтролируемого ужаса и страха. А детки? А детки все отчетливей и все громче клацают грубыми, огромными волчьими клыками!

Откуда у них они, эти клыки? И кто больше болен — взрослое общество или его малолетки-детки? Что творится сегодня в душе и неокрепших мозгах подростка? Может быть, то, что принято подразумевать под “общественной моралью”, у нас просто превратилось в этакие “отходы жизнедеятельности”, в “общественную мочу”?

Кое-то из психологов, сторонников вечного, но такого ненадежного “социального фактора”, пытается искать истоки детского озверения в недавнем российском прошлом. Дескать, вот, полюбуйтесь, подрастает поколение полуживотных, лишенных какой бы то ни было ценностной ориентации! Но, с другой-то стороны, с них и взятки гладки, благо детство их пришлось на самый тяжкий, бредовый и нестабильный период жизни родителей — на смутные, дикие, нищие 90-е.

А что? Звучит вроде как гладко. Не вписывается в эту “гладкую” схему только одно: точно такой же рост детской и подростковой преступности переживает далеко не только Россия. Его переживает весь мир, включая столь благополучные до недавних пор страны, как те же Штаты или та же Британия.

И не думайте, что западные психологи в точности знают нынче “детский диагноз”. Хотя основная их версия известна: виною непомерного роста детской преступности является так называемое “чрезмерное информационное давление”, оказываемое нынче на бедных, вконец обалдевших детишек.

Что это значит? А вот что: ТВ, лишенное всяких нравственных и моральных границ, Интернет, а также та пропаганда жестокости, которую те несут нам со всей свойственной им безудержной агрессией.

Как утверждают американские ученые из Колумбийского университета, насилие и агрессию провоцирует практически весь тот бред, что впаривают нам по “ящику”, — новости, спортивные программы, реклама и даже детские телепередачи. Не говоря уже о кино. Если верить исследователям, за какой-то час эфирного времени в прайм-тайм на экране происходит от 3 до 5 актов насилия. А при демонстрации детских программ, включая и мультики, это число возрастает до 20—25. Замечали? Еще бы! Мультики-то мы с вами смотрим, поди, регулярно…

Но так или иначе, а именно ТВ вкупе со “святым” Интернетом творит с нежной и пластичной детской психикой буквально чудеса! Жестокость делается обыденным делом, и детки втягиваются в нее стремительно, а главное — с огромной охотой. И вот ведь что любопытно: приучаются они убивать как бы понарошку! Тут, в Интернете и на телеэкране, кровь-краска льется щедро, рекой, и никогда не иссякает. А сам факт убийства перестает быть чем-то экстраординарным. При этом он запросто становится естественной частью детской жизни. Такой, как утренний йогурт, мамины упреки или невыученный урок по математике. А потому рано или поздно ребенок (и уж тем более подросток) с легкостью принимает решение реализовать свои виртуальные навыки в жизни реальной.

Да что там говорить! Нынче во всем мире зафиксирована настоящая эпидемия буллинга — систематического физического насилия, всяческих оскорблений и запугивания детей со стороны их верных друзей-одноклассников.

С чего вдруг берется такая восприимчивость именно к жестокости? Считается, что, если ребенок видит или испытывает на собственной шкуре насилие в семье, он с легкостью воспроизводит эту модель в собственной практике. Проще говоря, если ребенка поколотил придурок-папаша, а мальчик потом в отместку помучил кошку, то он как бы стал, таким образом, “сильным, как папа”. Таким образом, насилие не только утоляет внутреннюю боль, но и ценность отношений постепенно заменяет ценностью силы.

А начинает восприниматься как идиотская, непростительная слабость.

Существует расхожее мнение, что, дескать, детская жестокость — это нормальная возрастная особенность. Со временем она должна, просто обязана пройти. И пройти практически бесследно. Но жизнь в последнее время все чаще и показывает нам как раз обратное: жестокость не только никуда не девается, но еще и отрастает буквально до непомерных масштабов.

И если трехлетний дитятя усердно пытается открутить голову котенку, надо понимать, что для него это прежде всего игра. В течение первых лет жизни ребенок изучает вещи. И лучший способ для него изучить вещь — это взять ее в руки и бросить на пол. Или оторвать голову, если эта вещь “живая”. Понятное дело, что тут дитяте обычно объясняют, что не со всем на свете можно играть, тем более если ему так хочется играть не с “мертвыми” вещами, а с “живыми”.

Считается, что со временем он это обязан усвоить. Ан нет, как видите, не усваивает! И его игра, “игра без границ”, от электронных “стрелялок” легко перескакивает на улицу, на сверстников, наконец, на ближних… И уже не бедному котенку, а нам, нам с вами, озверевший дитятя безжалостно отрывает голову!..

Что это — моральная, психологическая, социальная незрелость, не вмещающийся уже ни в какие здравые рамки инфантилизм? И как же все-таки с нею бороться? Психологи не дают нам внятного ответа.

Зато ответ в свое время пришел в гениальную башку некоего 51-летнего американца Джона Уиллиса. Он придумал единственное на сегодняшний день реальное, решение этой проблемы — “клетка для детей”. С тех самых пор как раз и была открыта компания BabyCage в штате Алабама. Кстати, помимо детской клетки тут представлены и клетки для подростков, и даже переносные клетки для сосунков-младенцев!

Кстати, для самых любвеобильных родителей: по желанию клиента любая из клеток запросто может быть оснащена электрошоковой системой, гарантирующей, что ваш ребенок не будет выламывать прутья, плеваться, пакостить и шуметь. Ой, чувствую, вы уже прицениваетесь!..



    Партнеры