Крушение малайзийского «Боинга»: виновник давно известен

Но называть его пока никому не с руки

31 августа 2014 в 14:53, просмотров: 121339

За пестрым калейдоскопом украинских событий мир как-то вдруг забыл о катастрофе малайзийского «Боинга» под Донецком. Кричали, кричали, и сразу, как по команде: молчок! Будто и не было никакого самолета: ни информации о расследовании, ни вопросов к Киеву по переговорам авиадиспетчеров, ни возмущенных родственников, требующих наказания виновных, — тишина…

Крушение малайзийского «Боинга»: виновник давно известен
фото: Дмитрий Дурнев

Но, может, это и неплохо. Тишина отрезвляет. В умах тех, кто еще недавно бился в интернет-истерии, обвиняя в катастрофе Россию, начинают наконец проклевываться ростки здравого смысла, обнажаются явные нестыковки версии о вине Кремля. А неудобных вопросов с каждым днем появляется все больше…

Было бы, конечно, правильно, если бы выводы о причинах катастрофы делали исключительно специалисты, а дилетанты, включая журналистов, носа в разбирательство не совали. Но в данном случае это невозможно — слишком уж большой политический шлейф тянет за собой донецкая трагедия.

К тому же в этой истории с «Боингом» с самого начала специалистам слова не дали, даже на место катастрофы пускать не хотели. Все оценки с первых же часов (да что часов, минут!) делали политики-дилетанты, чего не было еще никогда в мировой истории авиапроисшествий.

Даже после гибели самолета польского президента под Смоленском, притом что отношения Москвы и Варшавы никогда не отличались особым теплом, никто из официальных лиц в Польше не опустился до того, чтобы сразу назначать виновных. Зато Порошенко с Обамой до этого опустились легко. Из-за чего мир начал справедливо подозревать, что у обоих «рыльце в пушку».

И когда два президента-дилетанта — шоколадный король и юрист — люди, далекие от авиации, позволяют подобное, то почему бы и журналистам не порассуждать на эту же тему? Допустим, мне, долгие годы по роду своей деятельности имевшей прямое отношение не к шоколаду, а к авиации и ПВО. Да простят меня специалисты-расследователи, но я все же выскажу ряд своих соображений.

***

Вину России в гибели «Боинга» я отмела быстро. И вовсе не потому, что являюсь защитником Кремля (в этом-то меня не заподозришь), просто это следовало из логики событий.

Поначалу, когда ополченцы заявили, что «черные ящики» передадут Москве, я засомневалась: неужели все же сбили наши? Но затем Лавров заявил, что Москва ящики не возьмет, и я поняла: нет, не наши, испытав некоторое удивление от того, что во властных структурах нашелся кто-то, кто не позволил затянуть удавку на шее Кремля.

Если бы самописцы отправили в Москву, в Межгосударственный авиационный комитет (МАК), который, кстати, имел все основания заниматься расследованием, так как Украина входит в его юрисдикцию, это решение обязательно стало бы поводом заподозрить Россию в сокрытии улик. Но Москва, напротив, выступила с требованием привлечь широкую международную общественность к этому расследованию, что само по себе уже нивелировало все обвинения в адрес России.

Затем у меня сразу возник вопрос: почему, если, как уверяет Порошенко, «Боинг» был сбит «Буком», никто на месте трагедии не обнаружил ни одного поражающего элемента этого комплекса?

Поясню: в 2001 году, когда над Черным морем во время учений украинских ПВО ракетой С-200 был сбит Ту-154, я работала в главном штабе ВВС РФ, а потому от первых лиц главкомата знала, что реально произошло (о чем позже написала «Следствие спеси и помпезности» в «НГ» от 18.07.2002 г). Те, кто участвовал в расследовании, рассказывали: как только из моря подняли первые тела погибших, сразу же стало ясно, что самолет сбила ракета С-200 — трупы были просто напичканы ее поражающими элементами.

Подобные элементы имеют все комплексы: это либо железные шарики, либо кубы. Ракета «земля—воздух» комплекса «Бук» несет боеголовку весом от 40 до 70 кг, которая не поражает, как многие думают, цель «в яблочко», а разрывается от нее на расстоянии 40–100 метров, образуя облако поражающих элементов, которые разлетаются с огромной скоростью. Потому-то элементы этого «облака» нельзя было не обнаружены на месте катастрофы «Боинга». Они были бы всюду: в обшивке самолета, вещах пассажиров и главное — в телах погибших.

Но почему ополченцы, охранявшие обломки самолета, а затем наблюдатели не нашли ни одного поражающего элемента ракеты «Бук»? Или нашли, но молчат?

Не верю. Я просто вижу картинку, как ополченец подходит к обломкам самолета, нагибается, поднимает искореженную деталь с застрявшим поражающим элементом ракеты, подносит ее к телекамере и говорит: вот неопровержимое свидетельство вины украинской армии, на вооружении которой стоят «Буки».

Или пусть это будет не ополченец, а голландский гражданин, у которого в этом самолете погиб кто-то из близких. Неужели все эти люди тоже смогли бы молчать, если бы в телах их близких при вскрытии были обнаружены поражающие элементы «Бука»? Но таких свидетельств не было. Потому с самого начала версия с «Буком» мне показалась неубедительной.

***

Версия с «Буком» звучала крайне неубедительно еще и потому, что тот, кто хоть раз в жизни видел, как стреляет этот комплекс, никогда не поверит, что пуск ракеты остался незамеченным для очевидцев катастрофы, коих поблизости оказалось немало.

Лично мне в период работы в ВВС и ПВО приходилось не раз бывать на полигонных стрельбах. В том числе снимать на видео старты ракет различных комплексов.

Такой старт всегда сопровождается мощным звуком, который слышен за десяток километров. Затем, когда ракета взлетает, за ней довольно долго тянется плотный шлейф дыма от сгораемого топлива, который также виден за много километров. Кроме того, успешное поражение цели обычно можно наблюдать визуально. Это: вспышка, хлопок, небольшое облачко дыма…

Однако никто из местных жителей — а район, где все произошло, населен густо — этого не видел. Не «увидели» его и средства контроля наших военных. В российском Генштабе лишь подтвердили, что в день гибели малайзийского «Боинга» фиксировали работу РЛС украинской батареи ЗРК «Бук-М1», а затем последующую передислокацию батареи «Буков» из района пункта Зарощенское ближе к Донецку.

При этом нельзя исключать, что наземная РЛС «Бука» помогала своими данными летчику украинского Су-25, который в тот момент находился рядом с малайзийским «Боингом». При этом сам комплекс ракету не пускал — этого не видели ни местные жители, ни российские военные. Зато его зафиксировал спутник-шпион США, о чем свидетельствовала первая же «утечка информации» из американских разведисточников.

Правда, на мой взгляд, информация эта была весьма противоречивой. Говорилось, например, что точного места старта ракеты «земля—воздух» спутник не засек, но известно наверняка, что это район, контролируемый ополченцами.

У меня сразу же возник вопрос: если спутник не видел точку старта на земле, то на каком основании делается вывод, что была пущена именно ракета «земля—воздух» (информацию о том, кто контролировал территорию старта, вообще опускаю)? Почему это не могла быть ракета «воздух—воздух», выпущенная с самолета?

Именно к такой версии, в ожидании первоначальных выводов следствия, на сегодня склоняется все большее число экспертов.

***

Первыми версию о том, что в «Боинг» попала ракета «воздух—воздух» либо Су-25, либо МиГ-29, а затем он был добит из авиационной пушки, выдвинули малайзийские эксперты. Верить им есть все основания: они ангажированы менее других международных представителей, на место трагедии прибыли сразу же после ополченцев и работали там дольше других западных коллег, которых интересовали не столько обломки самолета, сколько с должным ли почтением к трупам относятся те, кто собирает останки на сорокаградусной жаре.

Версия малайзийцев опирается на факты в отличие от той, которую настойчиво предлагают Вашингтон и Киев. Она абсолютно не противоречит ни информации российского Генштаба, ни рассказам очевидцев, которые утверждают, что в районе падения «Боинга» видели военный самолет: слышали в облаках звук его двигателя, наблюдали, как он выныривал оттуда, следя за падением «Боинга». Данные объективного контроля российских военных определили его как МиГ-29 или Су-25 (на радарах они отображаются практически одинаково).

А вот американский спутник этого военного самолета почему-то «не увидел». И Петр Порошенко, будто сам был очевидцем трагедии, сразу же, без всяких разбирательств поспешил заявить, что ни одного военного самолета в районе катастрофы не было.

Думаю, версию с военным самолетом в Вашингтоне и Киеве тут же отвергли лишь потому, что она невыигрышна в случае, если следствие зайдет не туда, куда хотелось бы американцам.

Допустим: следствие вскрыло компрометирующие США факты, и в мире больше не набирается нужного количества дураков, которые продолжают безоговорочно твердить о вине России. Что делать? Придется отыграть чуть назад.

К примеру, признать: да, сбили из «Бука» украинские военные. Случайно. Прецедент со сбитым в 2001 году Ту-154, летевшим из Тель-Авива, уже имеется.

В этом случае можно отделаться аргументами: украинская армия в плачевном состоянии, ее войскам ПВО негде тренироваться — все полигоны остались в России, а старые советские комплексы, которыми стреляют украинцы, никуда не годятся, плохо наводятся, путают цели… Вывод: снова виновата Россия, а Киеву надо помочь обучить армию и оснастить ее американским оружием.

В случае же, если на поверхность выплывет версия о том, что «Боинг» сбил Су-25, отмыться будет куда трудней. Непреднамеренный пуск ракеты «воздух—воздух» с трудом, но как-то еще можно оправдать — случаи, когда в паре ведомый случайно пускал ракету по ведущему, на учениях бывали.

Но вот как объяснить случайностью то, что летчик нажал на гашетку авиационной пушки и добил падающий гражданский самолет? А малайзийская версия гибели «Боинга» выглядит именно так. И доказательств тому уже масса.

К примеру, на фото с места трагедии ясно видны края фрагментов кабины пилотов, насквозь прошитые снарядами авиационной пушки. По характерным отверстиям эксперты (не только малайзийские) установили, что снаряды вошли в кабину пилотов справа.

Вот, к примеру, что утверждает Иван Андриевский, первый вице-президент общероссийской общественной организации «Российский союз инженеров», проводившей экспертную оценку причин гибели малайзийского самолета под Донецком: «На обшивке видны характерные отверстия входа и некоторые точки выхода. Края отверстий согнуты внутрь, они намного меньше, имеют круглую форму. Выходные отверстия менее сформированы, их края рвутся наружу. Кроме того, видно, что выходные отверстия прорвали дважды алюминиевую обшивку и наклонили ее наружу. То есть поражающие элементы (по типу воздействия — снаряды авиационной пушки) пробили кабину пилотов навылет. Открытые заклепки были также согнуты наружу. Общая типология пробоин и их расположение свидетельствуют о том, что с наибольшей вероятностью Boeing 777 был обстрелян из авиационной пушки ГШ-2-30 или контейнера СППУ-22 с двухствольной 23-мм пушкой ГШ-23Л, прицеливание производилось в область кабины пилотов, при этом снаряды, пробив насквозь кабину пилотов, на вылете нанесли повреждения плоскости крыла».

Так что же выходит: ни о какой случайности речи тут не идет?

После всего, что на сегодняшний день «накопали» эксперты, даже версия о том, что планировали уничтожить не малайзийский «Боинг», а самолет Путина — она звучала на второй день трагедии и поначалу казалась мне тогда полной чушью, — теперь не выглядит столь уж абсурдно.

Однако не все так однозначно. К этой версии тоже имеется ряд вопросов. И вопросы эти настолько неожиданны, что подчас уводят в дебри конспирологии.

***

Честно говоря, не могу рассматривать их всерьез, однако считаю, что ради поиска истины должны быть высказаны даже самые невероятные предположения.

Так, например, бывший начальник вооружения Минобороны, член экспертного совета Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ, генерал-полковник Анатолий Ситнов уверен, что ни «Бук», ни военный самолет «Боинг» вообще не сбивали. Генерал задается вопросом:

— Почему, например, так и не найдены тела летчиков и других членов экипажа? Даже если их разорвало на мелкие части, то фрагменты форменной одежды могли остаться, но их следов тоже нет? Или почему паспорта пассажиров оказались собраны в одну кучу? Разве паспорта собирают, когда вы заходите на борт? Почему тела, найденные на месте трагедии, имеют подкожный жир желтого цвета, и трупный запах они издавали уже на второй день, чего не должно быть даже при такой жаре, какая стояла тогда под Донецком? Почему ничего не слышно о родственниках погибших? Вам не кажется, что может иметь место вот такая невероятная версия: это тот самый «Боинг», который увели, и он пропал еще в марте?

Тут хотелось бы напомнить, что в интервью «МК» один из наших экспертов — председатель комиссии по гражданской авиации Общественного совета Ространснадзора, член Общественного совета Росавиции, заслуженный пилот СССР Олег Смирнов — уже высказывал мысль, что две близкие по времени катастрофы малайзийских «Боингов» могут быть как-то связаны. Цитирую:

«— Поставить на самолет небольшой чип, который по команде в нужный момент отстреливает крыло от самолета, теперь не составляет труда.

— Вы имеете в виду, что падение этих двух самолетов — не случайность, а, возможно, акция, направленная против конкретной малайзийской компании?

— Против чьих-то интересов.

— Вы верите в теорию заговора?

— Я всего лишь говорю о фактах, которые нельзя игнорировать при расследовании. Вот, например, в марте на пропавшем малайзийском «Боинге» летела группа китайцев, занимавшихся созданием самолета-невидимки, которые создали абсолютно прорывную технологию в области «стелс». В версии американцев такая технология — фикция, они лишь дурачат весь мир, и мы их самолеты прекрасно видим своими локаторами. А вот китайцы изобрели нечто уникальное. И на том самолете как раз летела группа из 14 таких изобретателей. И пропал почему-то именно этот самолет.

На сей раз над Украиной тоже летела группа ученых на конференцию по СПИДу. Здесь нюансы такие: в ситуации по СПИДу в мире сейчас назревает скандал, связанный с тем, что американцы выпускают массу лекарств, борющихся с этим заболеванием, зарабатывая на них миллиарды. Но лекарства эти не приносят абсолютно никакой пользы в лечении этой болезни. И в Австралии, по моей информации, об этом как раз должна была идти речь».

И все же такие предположения скорее напоминают яркие фантазии, питающие сценаристов и писателей. Хотя иногда и подкрепляются рядом фактов, которые трудно игнорировать. Вот, к примеру, что рассказывает все тот же генерал-полковник Ситнов:

— В 1992–1993 годах мы проводили испытания «Бука» на поражение различных видов целей, включая самолет. В процессе стрельб получали отрыв хвоста, головной части, крыла, но ни разу не было такого, чтобы самолет разрушился до мелких частей. Боевая часть «Бука» на такое просто не способна. Она действует на поражение, но не на разрыв. Никто не спорит, что «Бук» может сбить «Боинг» — для него это легкая мишень. Но ударить так, чтобы от самолета не осталось ни одного цельного элемента, такого «Бук» сделать не в состоянии. И уж тем более этого не может авиационная ракета, у которой боевая часть еще меньше. Разнести 80-метровый самолет в клочья ей точно не под силу. А там, как видим, разорвало все: и шпангоуты, и лонжероны, не осталось ни одного элемента полного круга самолета. Это значит одно: «Боинг» был разорван изнутри. Если бы его сбила ракета, он бы падал целеньким почти до земли. И трупы летели бы в салоне, а не сыпались с неба на дома, стоящие за сотни метров от места падения самолета. От удара ракеты у «Боинга», возможно, оторвало бы «голову», хвост, крыло — разброс осколков мог быть в радиусе до километра. Но там разброс — 25 км. Значит, «Боинг» развалился на высоте. Такое может быть лишь при взрыве на борту, да и то, когда взрывные устройства расположены сразу в нескольких точках. Команда на уничтожение могла поступить либо со спутника, либо с земли. Но, скорее всего, программу на уничтожение заложили сразу на определенное время. Думаю, «Боинг» должен был взорваться над российской территорией, но по требованию диспетчера он менял курс, на это ушло время, и взрыв произошел над территорией Украины. Вот потому-то в версиях с ракетой «земля—воздух» и «воздух—воздух» многое не вяжется в единое целое.

***

Было обещано, что первые результаты расследования катастрофы «Боинга» будут обнародованы в начале сентября. Однако, по мнению большинства экспертов, ничего конкретного мы в сентябре не услышим, так как между заинтересованными сторонами идет торг. И не просто так наши дипломаты в последнее время настойчиво требуют мировое сообщество поинтересоваться в СБУ: куда делась запись переговоров авиадиспетчеров и пилотов погибшего «Боинга»? Видимо, нам есть, что предъявить в ответ на их информацию — каждая из сторон знает несколько больше, чем в данный момент говорит.

Существует система управления воздушным движением, которая отслеживает ситуацию в небе. Есть система контроля воздушного пространства — ее осуществляет ПВО, радиолокационные станции которой просматривают пространство как минимум в радиусе 350 км. Я не говорю уже о средствах разведки, включая спутниковые, которые наверняка используются и нами, и американцами в зоне приграничного конфликта. Трудно поверить, что, изучив все эти данные, ни Москва, ни Вашингтон до сих пор не знают, как на самом деле под Донецком был уничтожен малайзийский «Боинг».

Когда-нибудь нам обязательно расскажут правду. Только не сейчас. Пока эта правда — лишь сильный козырь в большой политической игре за Украину. И, похоже, он в нынешней партии достался именно России.



Партнеры