Анадырь-на-Москве

Пиар не решит проблем московских парков

26 апреля 2012 в 19:34, просмотров: 5413

Еще в прошлом году стало понятно: новый мэр Москвы Сергей Собянин планирует сделать облагораживание и модернизацию столичных парков одним из основных направлений деятельности своего правительства. Минувшим летом он заявил, что в течение пяти лет планируется сделать парки города «самыми лучшими». Добиваться этой задачи на должности руководителя столичного Департамента культуры поставлен человек особых достоинств — Сергей Капков. Загадочным образом за год с небольшим он стал любимцем ряда СМИ. И это немудрено: ставшей девизом двухтысячных формулу государственников «меньше слов, больше дела» Капков перевернул с ног на голову. Оно и понятно, ведь популярный чиновник всю свою карьеру занимался пиаром. Может, через пять лет все медиа и будут взахлеб рассказывать о расчудесных парках, но уже сейчас можно сказать: на деле все будет выглядеть довольно печально.

Анадырь-на-Москве
фото: Геннадий Черкасов

Парк не для всех

Общеизвестно, что Центральный парк культуры и отдыха стал трамплином, с которого Сергею Капкову удалось взлететь на свою нынешнюю позицию городского министра культуры. Прошлым летом под руководством Капкова парк Горького пережил свое второе рождение. Из второсортной и позабытой достопримечательности, посещаемой в основном провинциальными туристами, он вдруг стал центром притяжения для молодых представителей городского среднего класса, тех, кого этой зимой стало принято называть «креативным классом».

Для людей сторонних, не вовлеченных в процесс, преображение это выглядело какой-то аномалией. Фундаментальных преобразований, ничего такого, что могло бы стать причиной внезапной народной любви к этому месту, сделано не было. Парк почистили, привели в порядок асфальтовые дорожки, пруды и газоны, провели беспроводной Интернет и зачем-то обрушились на расставленные на набережной аттракционы. Все. Фактически этим список достижений ограничивается.

Чем же так привлек парк Горького модных молодых людей, которых раньше проблема отдыха на открытом воздухе особенно не волновала? Ответ прост — правильный и умный пиар. Капков сконцентрировал свое внимание на двух-трех специализированных средствах массовой информации, пишущих о столичных развлечениях и городской жизни. Эти СМИ уже давно стали трендсеттерами, законодателями мод для московского среднего класса, мощь и роль в обществе которого раньше явно недооценивалась (об этом говорит в том числе и неожиданность массовых демонстраций прошедшей зимы). Достаточно было очаровать редакторов и репортеров этих изданий, как успех был в кармане.

Благодаря массированной пиар-кампании буквально за ночь в Москве появилась мода на парк Горького. Молодые люди в хорошей одежде и с неплохим достатком наводнили дорожки и набережные ЦПКиО. Еще недавно пустовавшее «белое пятно» на карте города стало центром притяжения для продвинутой и успешной публики, ничуть не хуже Центрального парка в Нью-Йорке. Картина успеха выглядела однозначной: мы догнали и перегнали Америку с Англией.

Да, разумеется, журналистам было о чем писать: новый директор парка действительно провел некоторые преобразования. Но мало кто знает, что все эти изменения — лишь тень существовавшей еще до прихода Капкова масштабной концепции преобразования всей зоны вдоль Москвы-реки, начинающейся парадным входом в парк и заканчивающейся у здания президиума Академии наук.

Среди прочего в концепции были прописаны и предложения, позже взятые на вооружение Капковым. Была подземная парковка перед входом со стороны Садового кольца, о строительстве которой сейчас говорят как о решенном деле. Были «поющие фонтаны». Было выделено место под арт-центр современного искусства.

Была и реконструкция технических сооружений вместе со сложным ландшафтным дизайном. Было и возвращение «Девушки с веслом», и ретромороженое, и искусственный каток, и настольный теннис с шахматами в Нескучном саду, и восстановление популяции белок и птиц.

фото: Геннадий Черкасов
«Девушка с веслом» — одно из предложений прежнего плана развития, успешно использованное Капковым.

И — да, был бесплатный беспроводной Интернет.

Одним из «гвоздей» плана было восстановление легендарного павильона «Махорка» (пусть и не на старом месте) и организация в нем музея Константина Мельникова. В этом же ряду предполагалось возведение «памятника Буревестнику» на воде у набережной Нескучного сада и создание марины для парусных яхт. Зеленый театр предполагалось реконструировать, накрыть его подвижной крышей и создать при нем современную студию звукозаписи.

Но самое главное, что было в концепции, — сохранение целостного образа парка как места отдыха для всех. Все объекты сгруппированы и территории зонированы так, чтобы было удобно старым и молодым, богатым и бедным, продвинутым и консервативным. Однако на фоне смены власти в столице интерес к проблеме ЦПКиО ненадолго угас. В результате вместо того, чтобы следовать разработанной и одобренной целостной концепции, реализовано было лишь несколько идей, наиболее привлекательных с точки зрения пиара и легкости реализации. Тех, что превратят главный парк города в фетиш для гламурной молодежи. Публике при этом все половинчатые преобразования в парке подавались именно как гениальные идеи самого директора.

Выходит, меньше чем за год с момента своего появления в поле зрения москвичей Сергей Капков проявил себя как гений градостроительства — назначение на пост главы Департамента культуры показалось даже недостаточным повышением.

Правда, в этой логике есть один явный изъян. Во всем мире к таким успехам идут годами. Городские чиновники, совершившие революции в управлении своими городами, тратят на это свои жизни. За их спинами профильное образование и десятилетия опыта. И только российская земля смогла породить такого гения, способного решить сложнейшую проблему (каковой был парк Горького) фактически за одну ночь. Где же он был все эти годы?

фото: Наталия Губернаторова
Пляжзона — самая гламурная точка парка. Те, кому не хватает денег на аренду лежака, могут наблюдать за красивыми и успешными с набережной.

Формула успеха

Из своей карьеры Сергей Капков особого секрета не делает. Достаточно нескольких минут поиска в Интернете, чтобы понять — отвечающий теперь за столичную культуру чиновник в управлении особенно не преуспел, однако совершил множество выдающихся пиар-подвигов.

Первым большим успехом Капкова стало создание образа Чукотки как процветающего, несмотря на тяжелейшие условия и депрессивный статус региона. В начале 2000-х кадры с раскрашенным в радужные цвета Анадырем обошли все газеты, журналы и телеканалы.

После того как Капков пошел на повышение и покинул заполярный полуостров, новости об успехах в управлении отдаленным автономным округом сошли на нет. Сейчас из источников в Интернете, не связанных с администрацией Чукотки, можно понять, что ситуация там средняя по России: на выборах победила «Единая Россия», предприниматели жалуются на произвол главе СК Бастрыкину, цена на дизель с нового года подскочила до 45 рублей за литр.

Вот и выходит, что никаких коренных преобразований, которые помогли бы наладить экономику богатого природными ресурсами региона, провести так и не удалось. Остались только цветные пятиэтажки, которые Капков и «продавал» многочисленным приглашенным из центра журналистам. Эту формулу с просящимся на первую полосу «гвоздем программы» и обильным освещением в СМИ, как мы знаем, Капков использует десять лет спустя в парке Горького.

Правда, до этого она будет отработана еще на одном проекте. В 2004 году Капков становится руководителем частного фонда под названием «Национальная академия футбола». Предполагалось, что он поможет стране перестроить всю футбольную инфраструктуру и вырастить новое поколение суперигроков.

Как мы теперь знаем, за восемь прошедших лет кардинально ситуация с футболом не поменялась. Звезд мировой величины не появилось, единой осмысленной системы подготовки молодых кадров создано не было. Главная заслуга НАФ — приглашение Гуса Хиддинка. Капкову опять удалось сосредоточиться на одном «гвозде» и продать его всем СМИ. Любой интересующийся футболом человек знал: зарплата и проживание фартового тренера, приведшего сборную к третьему месту на ЧЕ-2008, идет из фонда, только его за все успехи и нужно благодарить. То, что успехи быстро сошли на нет, что реально ничего так и не было достигнуто, — это уже другой вопрос.

Много шума из ничего

Имея за спиной такой вот послужной список, Капкову ничего не стоило на новом месте руководителя центрального парка столицы провести блестящий пиар-блицкриг летом 2011 года, привлечь этим внимание мэра и получить повышение.

Принесшую столько дивидендов тему с парками Капков решил эксплуатировать и на новом месте. Созданное незадолго до его назначения казенное учреждение «Мосгорпарк», призванное руководить развитием парков столицы, представилось подходящим для этого механизмом. Новый глава департамента набрал туда людей пусть и амбициозных, но крайне неопытных — так «Мосгорпарк» стал пиар-авангардом культурных преобразований в Москве. При этом необходимость существования организации не очевидна. Зачем нужна такая надстройка? Ведь каждый парк сам самостоятельно создает и реализует концепции своего развития, ищет инвесторов, обеспечивает информационное сопровождение.

Заслуг у «Мосгорпарка» пока не много. Акции в новогодние праздники многим москвичам показались как минимум странными. Сцена в заснеженном глухом лесу, на которой поздно вечером крутит пластинки одинокий диджей с современной аппаратурой и весьма неформатным для парка культуры репертуаром, выглядит несколько сюрреалистично — а это наглядный результат программы «Зима в парке».

А вот общие стратегические проблемы парков, подчас делающие невозможным их развитие, почему-то опять выносятся на повестку дня очень избирательно. Можно вспомнить, например, о двойных охранных статусах 12 из 14 парковых территорий столицы (и памятник, и охраняемая природная территория) или о катастрофической нехватке инженерных мощностей. Отчего-то — вновь — только по парку Горького обсуждается и необходимость пересмотра охранного статуса территории, и идущая в парке модернизация освещения. Руководители остальных парков о перспективах решения этих принципиальных вопросов пока могут только мечтать.

Зато с зарплатами у парковедов все хорошо — на весь штат «Мосгорпарка» в 52 человека из городского бюджета только на зарплаты выделяется 71,7 млн. рублей в год — в среднем 115 000 рублей в месяц.

Мало того что «Мосгорпарк» не смог до сих пор родить ничего осмысленного, так своим существованием он тормозит самостоятельные инициативы некоторых парков. Так, например, та же компания, что готовила концепцию развития для парка Горького, совместно с дирекцией ПКиО «Фили» разработала другую, пусть и менее амбициозную. Кроме сохранения и развития природной и исторической составляющей филевского парка в нем предполагается строительство парка развлечений, конноспортивного центра, дельфинария совместно с Утришским заповедником и биатлонной трассы — единственной в Центральной России. При этом финансирование всех этих начинаний планируется получать не столько из бюджета города, сколько от частных инвесторов.

Но, несмотря на огромный потенциал этой концепции, разработанной, к слову, совместно со специалистами известнейшего копенгагенского парка Тиволи, в Департаменте культуры Москвы до сих пор не дали никакого ответа на представленную документацию. Вероятно, все внимание сосредоточено на «своем» парке Горького: уже утверждены траты на 1,5 млрд. рублей (всем остальным паркам бюджет вообще пока не утвержден — что ставит под угрозу вообще выполнение в них каких-либо преобразований в этом году), широко освещается в прессе конкурс на лучшую концепцию ЦПКиО.

В конечном счете понятно, что Сергей Капков блестящий пиарщик, способный при помощи скромных инвестиций и мастерской работы со СМИ превратить все что угодно (депрессивный регион, футбол, отделение партии или парк) в свою победу. Уже сейчас понятно, что к работе он относится как временщик — нет никаких разговоров о том, какой он видит культурную обстановку в Москве через пять или десять лет, нет консультации с заслуженными культурными деятелями, нет вообще глубокого понимания, что такое культура города. Есть только сиюминутные решения, длительного эффекта от которых нет и быть не может. Лучше всего деятельность Капкова охарактеризовал Иосиф Кобзон: «Он к культуре имеет такое же отношение, как я к Абрамовичу».

Как же не хочется, чтобы через 10 лет парк Горького (да и вся столичная культура вместе с ним) превратился в Анадырь на Москве-реке: когда-то раскрашенный и раскрученный, теперь малолюдный и выцветающий, не способный справиться с вызовами времени, он будет нагонять тоску на москвичей и гостей столицы. И некогда дружественные СМИ будут посыпать голову пеплом: «Ему было плевать на парки, культуру, нас. Как мы могли так ошибаться»?





Партнеры