Башенные темпы развития

Жители подмосковного Пушкино в знак протеста завещают свои убитые дома президенту и губернатору

17 мая 2012 в 19:40, просмотров: 5189

Если экономически Россия встает с колен скорее только на словах, то ее граждане в последнее время — вполне реально, повсеместно обозначая свои права многочисленными митингами и пикетами. В подмосковном Пушкино, например, горожане озаботились высотной застройкой — произошло это после того, как в коттеджном районе вплотную к заборам вдруг вырос многоэтажный комплекс. С тех пор публичные слушания в городе собирают аншлаги, а Мособлархитектура — пикеты. Добиться от властей пушкинцы ничего не могут, а хотят — и идут на крайние меры. Лидия Николаевна, например, завещала свой домик, определенный под башню, господам Сергею Шойгу и Владимиру Путину.

Башенные темпы развития
фото: Алина Фадеева

История рождения пушкинского городского движения началась в прошлом году — тогда между двумя коттеджными поселками «Новая деревня» и «Моспроект» впритык к заборам начали строить огромный высотный комплекс. Кто-то специально переехал сюда из спальных районов Москвы, чтобы растить детей «по-человечески». В результате «Москва» пришла к людям сама, правда, в более беспорядочном «подмосковном» варианте. Холеные участки, клумбы и теплицы покрылись бетонной пылью и строительным мусором. На момент окончания стройки здесь ожидают социальный взрыв — слишком много людей будет жить на маленьком клочке земли, слишком мало тут детсадов, парковок и свободных дорог. Казалось бы, все проходит. И последняя коровница в поселке Алевтина Петровна продает коров: вода из ее колодца ушла из-за близкого строительства, так что Алевтина Петровна едет в Краснодар. Но вот история повторяется, в чуть менее драматичном варианте. В городе собираются застроить башнями еще три площадки: два участка у реки Серебрянки и огромное поле почти в 100 га рядом с той же «Новой деревней».

Но после истории с «многоэтажными монстрами» город проснулся: людей начали оповещать о публичных слушаниях, сколотили движение «Наш город», пытают власть по всякому вопросу, а у Мособлархитектуры проводят пикеты. Правильно говорила Женя Чирикова о том, что везде есть свой Химкинский лес — что-то такое вроде бы маленькое, но вместе с тем самое насущное, неосязаемое и не имеющее рыночной стоимости, но важное как воздух. Рано или поздно это что-то без всякого умысла, а просто в рамках «вселенского зла» ну или госсистемы (называйте, как хотите) отбирают, и вот тогда народ, который все терпел и только вздыхал на кухнях, восстает во всей своей многоголосой крикливой силе и припоминает власти все промахи: и в каких подъездах грязно, и какие очереди в больницы, и сколько наворовал мэр. В Жуковском этот лакмус — Цаговский лес, в Пушкино — давно сложившаяся природная среда обитания, которую собираются превратить в «настоящий подмосковный город» — то есть с высотными кварталами и с бесконечными пробками.

«Вы башню свою уберите с моего дома, пожалуйста»

«Мы случайно узнали, что берег реки, где мы живем уже несколько лет, решили превратить в высотный квартал. На работе коллега как-то принесла газету и говорит: смотри-ка, а на твоем доме башню нарисовали», — рассказывает жительница города Светлана. Дом они с мужем строили здесь три года. Сделали маленький пруд, теперь сюда летом прилетают утки. Продали иномарку и провели газ. На реке под окнами живет цапля. Во дворе — 10 кур и 11-й петух, так что в доме всегда свежие яйца. Вдоль дорожек — клумбы, маленькие ивы и елки. Тут хорошо зимой — семья берет снегоход, санки, тюбинги и прямо по льду едет с детьми на горку кататься.

«Никто их принудительно сносить не будет. Остальную территорию, конечно, застроят, но они там могут остаться, — говорят в администрации . «Мы застройщику посоветовали башню с дома убрать и никуда выезжать не собираемся», — говорит муж Светланы. Некоторые их соседи — за высотный квартал и расселение. Потому что живут плохо, бедно и тесно. Некоторые — против. Лидия Николаевна, например, не хочет съезжать категорически, но боится, что вдруг подожгут или с ней что-то сделают. Поэтому завещала свой дом тем, с кем местным чиновникам придется обходиться более внимательно — президенту Владимиру Путину и губернатору Сергею Шойгу. Это не шутка, копия завещания есть у «МК». Лидия Николаевна говорит: пускай с ними попробуют побороться, а я посмотрю.

фото: Алина Фадеева

Народ расстроен также тем, что башни вродебы разместят на 12 гектарах, а если мерить шагами — на совсем маленьком клочке, всего на восьми. Зато после первых аншлаговых публичных слушаний, на которых горожане огласили массовый протест, с территории школы застройщик убрал одну из башен и офисный центр неподалеку, и на это место поставил детский садик. На существующем пятачке же предполагают разместить 5000 жителей. Т.е. примерно на 0,002% (исходя из 12 га) существующей территории города разместят 5% его нынешнего населения. Один из участников движения «Наш город» Владимир Власов говорит, что уже живет в подобном высотном квартальчике у реки с женой и тремя детьми. Переехал из Москвы к реке, к природе. Только жена теперь ругается — выйти с детьми некуда: на пятачке с тремя домами строится четвертый и паркинг, придомовой территории почти нет, так что машины ставят на детские площадки.

«Дети у нас получаются в газовой камере...»

Второй участок реки, где горожане не хотели бы видеть башни, — 31-й квартал. «На публичные слушания прислали гастарбайтеров, они строем прямо и зашли. Свистели, когда говорили против застройки. Узкоглазые дамы нам говорили: не нравится, езжайте в Бурятию, в Забайкалье — там места много», — рассказывает Валентин Николаевич Каракулов. «В результате на маленьком клочке земли мы имеем две „подковы“ по 24 этажа и 4 башни по 24 этажа, а также еще 3 башни такой же высоты на рядом расположенном участке недалеко от 12-этажных домов», — объясняет Каракулов. Застройщик реконструирует школу и построит сад, выпрямит русло реки, чтобы можно было проводить международные соревнования, правда, над лодочной станцией — детским спортивным центром — построят развлекательный комплекс.

«По проекту школа и детсад расположены на пятачке, который отделен от набережной одной дорогой, а от города второй — Ярославским шоссе, которое планируется расширить до 8 полос. То есть дети у нас будут между двумя трассами. Плюс садик планируется построить рядом — на территории бывшего учительского дома, жильцы которого все время жалуются на химические запахи со стороны ремонтно-дорожного управления, расположенного совсем рядом. Будет газовая камера», — говорит Валентин Николаевич. Проект утвердили.

Люди говорят, что оба проекта нереальны: рассчитаны необъективно, произвольно отрезаны по улицам, а для проектируемых домов нет никакой инфраструктуры — ни дорожной, ни социальной. Уже сейчас город стоит в пробках даже днем, а вечером Яндекс чаще всего красит красным как раз улицы рядом с 31-м кварталом, где скоро обоснуются еще несколько тысяч человек. Очередь в детские сады в городе — больше 5000 человек.

Последние заветы

Коттеджный поселок «Заветы Ильича» — красивейшее место, как и многие другие поселки, включенное в состав Пушкино. Маша Ломакина живет на окраине «Заветов» с мужем, мамой и маленькими сынишками, Макаром и Кириллом. У них деревянный дом, сад, на полу, разметав уши, греется у камина толстенький бигль. Маша очень боится судьбы «Новой деревни». «Нам тут пока, конечно, не на что кивать — вон смотрите, что у нас тут понастроили, но беда на самом деле абсолютно такая же», — говорит Маша.

Предполагаемая площадь жилья на поле рядом с «Заветами» — около 650 тыс. квадратных метров. По нормативам Московской области выходит примерно 20 тыс. человек. Если не брать в расчет нормативы, которые используют проектировщики, а взять более реальные цифры — скажем, в «однушке» 40 метров скорее всего будут жить двое, получается больше 30 тысяч человек.

Рядом с Машей планируется построить 16-этажные дома и дорогу. Дальше, в глубь поля — и 8-этажные и 14-этажные и даже маленькие 6-этажки, которые будут соседствовать с малоэтажной «Новой деревней». Впрочем ей ведь уже досталось с другого конца. «Наш глава говорит: везде будут чьи-то сады, чьи-то огороды, а нам город нужно развивать! Но объясните мне, в чем развитие? Это же просто приток жителей, который своим количеством полностью перекрывает всю сопутствующую проекту социалку в виде садиков и школ, к тому же налицо явное несоответствие застройки», — недоумевает Маша.

«Высотки в коттеджных поселках — это такой архитектурный контраст»

У администрации несколько ответов: главный — земля очень дорогая, частная, ее нужно выкупать, и стоимость вместе с садами и школами как раз и вырастает в дополнительные этажи. Наверняка в аргументе есть доля правды, но посчитать это невозможно — какая строительная компания раскроет вам свою реальную прибыль?

Очередь в сады и массовую застройку чиновники никак не связывают, притом что за последние 5 лет в городе было построено примерно 600 000 кв. метров жилья, т.е. потенциально на 20 000-30 000 человек (согласно предпслдней переписи за 10 лет — на 10 000 человек), а детских садов — на 500 мест. «У нас просто очень много рожают, хорошая экология», — объяснила «МК» заместитель главы города Любовь Гусева Для решения проблемы пробок, которая при заселении еще половины города в новые кварталы совсем обострится по московскому варианту, администрация уже ищет решение — проект новой четырехполосной дороги находится в госэкспертизе. Строительство намечено предположительно 2013-14 года.

Насчет высотности заместитель главы района Вера Кавинская говорит: «Вся застройка не может быть одного уровня, а в центре города высотная этажность архитектурно обоснована. У нас есть районы, где историческая малоэтажная и коттеджная застройка — „Заветы Ильича“, „Клязьма“, у нас четко расставлены приоритеты по генплану». Правда, когда чиновнице задаешь вопрос: как же в «Заветах Ильича», исторически красивой малоэтажной коттеджной застройке, скоро будут высотки, а в «Новой деревне» — уже есть, госпожа Кавинская находит другой ответ: «А с чего вы решили, что так нельзя строить? Это называется архитектурный контраст!»

Впрочем, местный житель Александр Химичев говорит, что это называется мошенничество, и показывает проект планировки высоток в «Новой деревне», где указано, что дома построят на 10 га, а фактически их строят на 4,6 га. «В Мособлэкспертизе мне сказали, что они проверяют представленную информацию, а насколько она реальна — не проверяют. Говорят, часто им звонят с подобными проблемами. Недавно спрашивали, как они пропустили проект дома, который хотят строить в 20 метрах от действующей ЛЭП. Контроля за строителями сегодня никакого нет», — говорит Химичев.

В Общественной палате РФ «МК» рассказали, что сегодня прислушиваться к мнению горожан муниципалитеты могут, только проявляя жест доброй воли. «Хотя процедура публичных слушаний очень детально прописана и обязательна к исполнению, результат их носит рекомендательный характер. Именно поэтому в Подмосковье сейчас царит дикий капитализм и анархия — каждый строит как хочет. А жители могут влиять на чиновников только какими-то политическими акциями: дороги перекрывать, устраивать митинги», — рассказала член Общественной палаты Светлана Разворотнева. Вторым шансом на нормальное отношение у горожан, по ее мнению, может быть смена губернатора. «Если новый губернатор ударит по столу кулаком, крикнет «Прекратить беспредел!», к нему, скорее всего, прислушаются. И в этом плане надежда Подмосковья сегодня — это Сергей Шойгу, — говорит Разворотнева.



Партнеры