Хороший ЕГЭ — честный ЕГЭ

Москва сдала Единый госэкзамен с самым низким числом нарушений по стране

23.07.2013 в 17:57, просмотров: 3186

Большинство уроков нынешней кампании ЕГЭ носят негативный характер. Тут и несовершенство установленных на федеральном уровне процедур, и полное отсутствие в обществе правовой культуры, и погоня за высокими оценками всех причастных к Единому госэкзамену — от выпускников школы до губернаторов. Отсюда и постоянные скандалы с массовыми нарушениями. Но есть, как оказалось, и позитив. Опыт нескольких регионов во главе с Москвой свидетельствует: добиться высоких результатов и без подтасовок оценок можно. Надо лишь хорошо учить детей в школе.

Хороший ЕГЭ — честный ЕГЭ
фото: Геннадий Черкасов

Не секрет, что нынешняя кампания ЕГЭ в стране прошла с рекордным количеством скандалов, вызванных серьезнейшими нарушениями всех мыслимых и немыслимых норм, процедур и правил.

Интерес выпускников школы к получению максимально высоких результатов понятен: с этими оценками им затем поступать в вузы. А тут, если отбросить заморочки морального свойства, все средства хороши: и списывание, в том числе с помощью самых наиновейших и навороченных средств связи, и ставка на массовые утечки экзаменационных материалов перед каждым предметом, и попытки «найти ход» к организаторам экзаменов на ППЭ (пункт приема экзаменов), чтобы помогли с заданием, а то и принесли готовенькое прямо в экзаменационную аудиторию, и справки по болезни, позволяющие сдавать экзамены досрочно и с наименьшим присмотром проверяющих, и т.д. и т.п.

Но вот что тревожит. Установленные на федеральном уровне правила игры подталкивают к правонарушениям не только детей, но и всех взрослых, связанных с экзаменационной страдой. Достаточно напомнить, что по результатам ЕГЭ у нас оценивают работу не только учителя, но и губернатора. И в регионах, где руководство не страдает повышенной морально-нравственной устойчивостью, начинаются чудеса. Например, по числу высокобалльников по русскому языку республики, где русский не является родным, превосходят таких лидеров филологической подготовки, как Москва или Санкт-Петербург. И в результате занимают места в лучших вузах, сконцентрированных по большей части как раз в этих городах. А потом, хоть тресни, не могут там учиться. Впрочем, есть и другие примеры.

Фильтр, который дал течь

По данным руководителя федеральной предметной комиссии ЕГЭ по математике Ивана Ященко, основными рисками необъективности экзаменационных оценок по стране в этом году были: утечки материалов до начала экзаменов, нарушение процедуры сдачи экзаменов на ППЭ, а также необъективность проверки экзаменационных работ, включая проставление как необоснованно завышенных, так и заниженных оценок за задания самой сложной части «С». Как оказалось, если не все, то хотя бы частично в текущем году эти риски в подавляющем большинстве российских регионов сбылись.

Главной особенностью текущей кампании, бесспорно, стали невиданные ранее по масштабам утечки экзаменационных материалов. В 2013 году они предварили практически все экзамены, хотя в целом, по оценке Ященко, «катастрофического влияния Интернета на результаты экзаменов все-таки не произошло».

Правда, средние оценки по русскому языку все же выросли в этом году на 2 балла, а по математике — на 4 балла, уточнил он «МК». Однако значительного смещения, важного для поступления в вузы, т. е. в диапазоне от 70 до 100 баллов, ЕГЭ ни по русскому, ни по математике не было. Прирост произошел главным образом за счет середняков — оценок порядка 60 баллов.

Впрочем, есть некоторые регионы, где на графиках заметен неоправданно высокий «горб» высоких результатов по отдельным предметам, что свидетельствует о существенном завышении оценок, признался он. Назвать эти территории поименно Ященко отказался, уточнив лишь, что в целом по России «статистически видно влияние Интернета на 6–8% участников экзамена, которые могли повысить результаты за этот счет. При этом в области самых низких баллов влияния Интернета не видно. А это означает, что, даже списывая, не все сумели воспользоваться полученной таким образом информацией и благодаря ей повысить свои отметки. В итоге можно констатировать: данная категория выпускников школы не только не знает предмета, но и не в состоянии разобраться в информации из Интернета».

Вывод о крайне низком уровне подготовки части российских выпускников более чем очевиден. Причем особенно сильно это заметно на примере математики, подчеркнул Ященко:

— 150 тыс. выпускников российских школ не смогли решить простейшую задачу на уровне «В-1», где требовалось рассчитать, сколько таблеток лекарства нужно развести в бутылочке с водой для больного ребенка. Правильный ответ — 3 таблетки. Но у многих участников экзамена вопреки элементарному здравому смыслу получилось в 100 и даже в 1000 раз больше. И их это совершенно не смутило.

Отбраковать полных лузеров ЕГЭ, конечно, помогает, констатировал и.о. министра образования столицы Исаак Калина:

— ЕГЭ хорошо работает как фильтр, задерживающий и не пропускающий тех, кто в школе не учился, а только числился. Дело обстоит именно так, потому что во всех прочих случаях не пройти минимальный порог баллов ЕГЭ нельзя. Без учета итогов апелляций его по России не смогли преодолеть 7% выпускников. (В Москве, по данным столичного Департамента образования, этот показатель ниже, но об этом чуть позже. — «МК».)

Однако в области более высоких оценок фильтр, как показала практика этого года, то и дело дает сбои. Взять хотя бы многочисленные скандалы с аннулированием сто- и высокобалльных оценок ЕГЭ:

— На перепроверке результатов высокобалльников в 36 регионах по 7 предметам и в 24 регионах по 6 предметам, — рассказал на заседании «круглого стола», организованного столичным Департаментом образования по результатам «первой волны» Единого госэкзамена 2013 года секретарь рабочей группы Минобрнауки по обеспечению проведения информационной кампании по ЕГЭ Евгений Семченко, — принято решение об аннулировании большой группы одинаковых ответов, взятых из Интернета. В ряде регионов (Москва в число не входит. — «МК») было аннулировано по нескольку сотен работ по отдельным предметам — например при обнаружении совпадений со статьями Википедии. Это значит, что в экзаменационных аудиториях данных территорий не было порядка.

«Не было порядка» и во многих региональных экспертных группах, оценивавших задания творческой части «С» (ее, в отличие от более простых частей «А», там, где она есть, и «В», оценивает не компьютер, а эксперты):

— Перепроверка результатов части «С» выявила, что значительная доля работ совпадает частично или полностью с ранее вывешенными в Интернете ответами. В задании С-8 выявлено массовое списывание — оно отмечается не менее чем в половине работ. Только мне идентичные эссе по одной теме попались не менее 10 раз, — рассказала «МК» эксперт по обществознанию Юлия Кушнарева.

А что же происходило в Москве?

Итоги по Москве

Окончательное подведение итогов кампании ЕГЭ-2013 в столице еще впереди: вторая, «июльская» волна только-только закончилась — и результатов апелляций еще нет. Однако два вывода уже можно сделать. «Результаты ЕГЭ по Москве хорошие — не хуже прошлого года», — сообщил Калина. Но что еще важнее, столица при этом провела госэкзамен с наименьшим количеством нарушений в стране. Впрочем, об этом чуть позже.

Уровень результатов выпускников московских школ 2013 года, если ориентироваться на показатели прошлых лет, легко спрогнозировать. Москва традиционно занимает топовые позиции среди регионов с реально вменяемыми результатами ЕГЭ. Более того. И средний балл, и число высоко- и стобалльников в столице всегда выше, чем в среднем по стране. К примеру, в прошлом году средний балл по биологии составил 59,8, по ИКТ — 69,4, по русскому языку — 67,5, по английскому — 69,5 и чуть ниже по истории — 56,9 и химии — 60,9.

Та же картина в Москве и в отношении ребят с наивысшими результатами ЕГЭ. В «весовой категории» от 80 до 100 баллов их число в прошлом году возросло по всем предметам. Что же касается числа стобалльников по ИКТ, то оно увеличилось с 4 до 45 человек (т. е. в 11 раз!), по русскому языку с 266 до 362, по английскому — с 9 до 16. Последний показатель — абсолютный рекорд по России. Да что там рекорд: в Москве стобалльников по английскому языку больше, чем во всех остальных регионах страны вместе взятых. И при этом от всех этих результатов не исходит ни малейшего запаха липы.

Московские оценки традиционно не вызывают подозрений надзорных органов, и федеральные проверяющие, хотя сидят под боком, ими не занимаются. Но вот что интересно: столичные власти проверяют и перепроверяют свои достижения по собственной инициативе:

— К высокобалльникам Москвы у Рособрнадзора претензий нет. Тем не менее мы сами, силами Департамента образования, перепроверяем те высокие результаты, которые отличаются от текущих успехов этих учеников за год. Таких работ у нас несколько сотен, — пояснил на заседании комиссии Мосгордумы по образованию и молодежной политике Исаак Калина.

Стоит ли после этого удивляться, что, по данным федеральных властей, Москва входит в число шести регионов, где зафиксировано минимальное количество нарушений в ходе самой скандальной кампании ЕГЭ за все время его существования.

Москва: максимум порядка

— Можно выделить всего шесть регионов во главе с Москвой, где не чувствуется влияния «утекших» материалов ЕГЭ, — рассказал об итогах исследования Иван Ященко. — Это значит, что организаторы экзаменов в ППЭ там практически не помогали выпускникам.

Действительно, в Москве в 2013 году были приняты беспрецедентные меры по обеспечению порядка при сдаче Единого госэкзамена. Эта работа на опережение и помогла предотвратить в столице массовые безобразия, зафиксированные в большинстве других территорий.

Эксперты знают: одним из самых уязвимых с точки зрения коррупциогенности звеньев ЕГЭ является ППЭ. Чтобы минимизировать этот риск, в 2013 году их количество в Москве — а значит, и число потенциальных коррупционеров — решили существенно сократить. Благодаря проведенному заранее укрупнению пунктов приема экзаменов в городе осталось лишь 300 ППЭ, уточнил начальник управления государственного надзора и контроля Департамента образования города Москвы Сергей Горбун. Другими словами, исчез каждый второй. А тотальные проверки с пристрастием, проведенные ведомством Горбуна перед каждым экзаменом с 00.00 до 6.00, позволили взять под контроль ситуацию во всех оставшихся.

— Серьезных нарушений, — по словам Горбуна, — выявлено не было. А те, что все-таки были допущены, носили непринципиальный характер. Где-то, например, не опечатали одну из дверей, выходящих в экзаменационную зону. Где-то на проход в ППЭ образовалась очередь. Где-то поздно вывесили расписание экзаменов с указанием аудиторий.

Однако особое внимание, по словам Горбуна, столичные власти уделили порядку на самих экзаменах. Единственный в Москве случай попытки выложить в Интернет материалы с экзамена был выявлен еще при досрочной сдаче ЕГЭ. И сразу был жестко пресечен. У выпускника был аннулирован результат, а на организаторов экзамена было наложено дисциплинарное взыскание. Кроме того, за обнаруженные в экзаменационных аудиториях, пусть даже и не используемые мобильные телефоны удалялись с экзаменов не только дети, но и взрослые — организаторы экзаменов. То же происходило и с выпускниками, пытавшимися использовать обычные шпаргалки.

В общей сложности в списывании и других нарушениях на экзаменах в этом году были уличены 122 московских выпускника. (Самыми значительными и часто встречающимися нарушениями в Москве по-прежнему остаются использование телефонов и шпаргалок на экзаменах.) У всех пойманных с поличным аннулированы результаты экзаменов, и все они, скорее всего, останутся без аттестатов (окончательное решение о судьбе каждого конкретного удаленного с экзамена примет специальная государственная аттестационная комиссия).

Серьезно пострадали и взрослые нарушители. По данным управления государственного надзора и контроля Департамента образования города Москвы, в связи с различными проступками, допущенными организаторами экзаменов на ППЭ, в ходе текущей кампании ЕГЭ составлено 25 административных протоколов. (В 2012 году таких протоколов было только 7, и это подтверждает, что уровень контроля в столице существенно повысился.) В отношении ряда нарушителей прошло четыре суда, и ими вынесены штрафные санкции в отношении виновных на общую сумму около 30 тыс. рублей.

Применялись к нарушителям и более суровые наказания. По итогам служебного расследования после ЕГЭ по математике уволены директора двух столичных школ и один учитель этого предмета, проникший с мобильным телефоном и справочниками в здание ППЭ, где сдавали экзамен его ученики.

фото: Михаил Ковалев

Что надо поменять в правилах

Конечно, неотвратимость наказания крайне важна в борьбе с различными нарушениями. Но этого, как показывает практика, мало.

С одной стороны, у школьников, по словам Калины, пока не сформирована «неприязнь к списыванию». А это — вина взрослых. Другое их упущение, по словам главы Восточного окружного управления образования Татьяны Банчуковой, состоит в том, что они «недостаточно подготовили детей к экзаменам психологически — и те чувствуют себя на экзамене неуверенно. Куда смотрят школьные психологи?! Плюс проблема нравственно-этической зрелости выпускников. Вот они и стараются списать».

При этом, по наблюдениям главы Северо-Восточного окружного управления образования Сергея Грабовского, «мобильные телефоны на экзамены проносят и пытаются использовать не двоечники, а те, кто учился хорошо, но хотят более высоких отметок, чтобы поступить в хороший вуз». А это — еще один повод задуматься взрослым.

Есть и другая проблема.

— Все инструкции по организации и проведению ЕГЭ в Москве выполнялись, — заявила столичный учитель Тамара Эйдельман. — Но они не дадут стопроцентного результата, если не внести в процедуру некоторые изменения на федеральном уровне.

Например, мобильные телефоны перед экзаменом у ребят собирают, напомнила она. Но наличие второго мобила проверить нельзя. И многие этим пользуются. То же с выходом с экзамена в туалет. До туалета выпускника доводят сопровождающие, а дальше идти им нельзя, и у недобросовестных ребят развязаны руки: списывай — не хочу. Более того. Проводить экзамены, особо подчеркнула она, не должны те, кого потом будут оценивать по результатам этих экзаменов. Поэтому, с одной стороны, надо прекращать судить о работе школы и учителя по результатам ЕГЭ. А с другой — сдачу ЕГЭ надо переместить из школ в независимые центры тестирования. Сами же экзамены должны быть разделены на базовую и продвинутую часть. Наконец, для чистоты результатов необходимо привлечь спецтехнику — глушилки для мобильных телефонов и видеокамеры. А чтобы сделать бессмысленным выкладывание материалов ЕГЭ в Интернет, пора переходить к открытой базе данных КИМов с многочисленными вариантами.

— Кроме того, надо наконец сделать процедуру апелляций более справедливой, — считает учитель русского языка и литературы московской школы №57 Надежда Шапиро. — Не дело, когда на апелляции ребенка пугают, что, если он будет настаивать на несправедливости поставленной ему оценки, в его работе найдут другие ошибки — и в результате не повысят, а снизят его итоговый балл.

— Среди других предложений — и учет среднего балла аттестата при поступлении в вузы, и использование различных достижений — от спорта до социальной активности, — подытожил Исаак Калина. — Да, средний балл поддерживает интерес к изучению всех предметов, а не только 3–4 егэшных. Можно отменить походы в туалет во время экзаменов: в конце концов на вступительных экзаменах в вуз этого не разрешают — и никто не возражает. Но все это — искусственное стимулирование. В хорошей школе такая задача решается простыми способами — за счет хорошей работы преподавателей и системы внутришкольного контроля. А с этим в Москве все в порядке!



Партнеры