Архитектор скандальной станции метро «Тропарево»: «Чтобы сделать такое сравнение, нужно обладать богатой фантазией»

Анатолий Тарасов рассказал «МК», что вдохновило его на проект, в котором пользователи Интернета видят фаллический символ

26 января 2015 в 15:25, просмотров: 103696

Страсти вокруг недавно открывшейся станции столичного метро «Тропарево» вспыхнули с новой силой. Только утихли споры вокруг деревьев из стекла и металла в центре станции, как блогеры и архитектурное сообщество вновь пустились во все тяжкие. Соцсети и интернет-форумы заполонили фотографии входных групп на станцию, сдобренные хлесткими комментариями. С чем только ни сравнивают странное сооружение: и с бомбоубежищем, и с землянкой, и с вылезающей из-под земли блохой с панцирем. Обладатели самой бурной фантазии уловили связь между архитектурным сооружением и анатомическим строением ...мужского полового органа. Стала ли причиной таких ассоциаций плохая работа проектировщиков? А может привыкшие к типовой застройке москвичи просто не в состоянии по достоинству оценить новомодный арт-объект? О том, как рождался провокационный проект, что стало истинным источником вдохновения для его авторов и какая судьба ждет его в будущем, «МК» рассказал главный архитектор станции «Тропарево» Анатолий ТАРАСОВ.

Архитектор скандальной станции метро «Тропарево»: «Чтобы сделать такое сравнение, нужно обладать богатой фантазией»
фото: facebook.com
Фото опубликовано на сайте facebook.com пользователем Varlamov (facebook.com/varlamov)

- Анатолий Иванович, что побудило Вашу команду создать объект, который теперь многие ехидно сравнивают с землянкой? Чем Вы вдохновлялись?

- Историей. В 1941 году через Тропарево проходила последняя линия обороны Москвы. Здесь формировалась пятая дивизия народного ополчения. Она, кстати, дошла до Берлина, принимала участие в штурме Рейхстага. Об этом почему-то сейчас никто не помнит и не знает. Все забыли. А вот о том, что в Тропарево есть зона отдыха, помнят все.

- Именно поэтому родился образ входных групп, чем-то напоминающих бомбоубежища?

- На самом деле идея была сделать станцию продолжением парка. Ведь она расположена на самой его границе. Поэтому и появились такие вырастающие из земли входы, похожие на «пни». Что касается бомбоубежища, не знаю...Чтобы сделать такое сравнение, надо обладать очень уж богатой фантазией.

- Почему входы на станцию получились такими миниатюрными? Это совсем не похоже на привычное московское метро.

- Была цель отчасти защитить лесопарковые насаждения. У нас ведь земли мало, страна-то маленькая (смеется).

- Вам все удалось реализовать из задуманного?

- Нет, к сожалению. По проекту предполагалось всю ту конструкцию, которая в итоге стала «глухой» бетонной, сделать стеклянной. Но в какой-то момент, как всегда, появились люди с огромным административным ресурсом и не имеющие никакого отношения к архитектуре. Им, как обычно, лучше любого архитектора известно, как надо строить...

- Можно ли сейчас что-то придумать, чтобы облагородить эту бетонную часть входов?

- Такие работы по благоустройству планировалось проводить еще осенью, но подрядчик не успел: не рассчитал момент наступления зимы (смеется). Так что теперь планируется возобновить их по весне. Бетон будет присыпан землей и укрыт дерном, чтобы рос газон, валуны красивые положат. Если все это будет реализовано, вид будет совсем другим.

Мнение эксперта

Архитектор — урбанист Илья Заливухин

«Входные группы «Тропарево» внешне чем-то напоминают чепчик. Вообще, конструкция необычная, очень авторская. Такие объекты более характерны для старой Европы, чем для Москвы. Подобное можно увидеть на узких улочках Парижа, Стокгольма. Но непривычно — не значит плохо. На вид выполнено все довольно качественно. А карикатуры неизбежны для любой авторской работы, это нормально. Когда построили Эйфелеву башню, ее ненавидели. Теперь она стала не только символом района, в котором стоит, но и всей Франции. Вот, к примеру, в Тбилиси построили светящийся мост. Так его народ поначалу сравнивал, извините, с гигиенической прокладкой. Со временем такие споры утихают. Если работа архитектора вызывает эмоцию, это уже хорошо. Это дает узнаваемость места».



Партнеры