Судей, помогавших коррупционерам из ГУЭБиПК, попросили привлечь к ответственности

Родственники оперативников считают, что они также причастны к скандалу

26 января 2016 в 16:08, просмотров: 10454

Ответственность за незаконные аресты людей вместе с экс-сотрудниками скандального ГУЭБиПК могут разделить... судьи. В понедельник, в день начала процесса над генералом Сугробовым и компанией, «МК» стало известно, что столичную Квалификационную коллегию судей поступили первые обращения от бывших полицейских антикоррупционного ведомства о лишении мантии тех, кто выносил постановления об избрании меры пресечения. Экс- сотрудники ГУЭБиПК вопрошают: «Почему за эти аресты отвечаем только мы, если окончательный вердикт принимали судьи? И почему мы сидим за решеткой, а судьи даже не лишились мантий?». В общей сложности незаконными были признаны аресты 19 человек, которые сейчас проходят потерпевшими в деле против бывшего главы ведомства генерала Дениса Сугроба и его подчиненных. Во всех 19 случаях постановления выносили конкретные судьи. Лишаться ли они своих мантий?

Судей, помогавших коррупционерам из ГУЭБиПК, попросили привлечь к ответственности
фото: Кирилл Искольдский
В Мосгорсуде начались слушания по делу генерала Сугробова.

На этой неделе Мосгорсуд приступил к рассмотрению в секретном режиме (журналистов не пускают, адвокаты дали подписки о неразглашении) дела генерала Сугробова, который обвиняется в организации ОПГ, превышении должностных полномочий, провокация взятки, фальсификация доказательств. Одновременно в ККС Москвы поступила прелюбопытная жалоба. Ее автор - полковник полиции в отставке Сергей Назаров, отец оперативника ГУЭБиПК Максима Назарова. Максим в отличии от своего шефа Сугробова уже осужден и приговорен к 5 годам колонии. Главное, в чем его обвиняли: в провокации взятки главы департамента Счетной палаты Михайлика. Когда Михайлика задержали и поместили в СИЗО, его супруга наложила на себя руки.

В приговоре Максиму Назарову установлено, что потерпевшим Александру Михайлику и еще двоим была незаконно избрана мера пресечения.

- Обвинение в незаконном избрании меры пресечения этим же троим потерпевшим есть в том самом деле, что сейчас начал рассматривать Мосгорсуд, - говорит Сергей Назаров. - То есть оно вменяется всем участникам ОПГ. Всего потерпевшими по делу проходят почти 30 человек. 19 из них незаконно была избрана мера пресечения. Но меру пресечения избирает исключительно суд. Михайлику ее избрал судья Пресненского районного суда Шипиков. Защитники чиновника тогда сразу же подали жалобу в вышестоящую инстанцию, судья Боева ее рассмотрела и признала арест законным. Я прошу ККС лишить их должностей за избиение мер пресечения, которые уже признаны незаконными.

Эта идея, надо сказать, понравилась всем бывшим коллегам Сугробова и Максима Назарова. Вот что говорят они (фамилии просят не указывать):

- Мы ходатайствуем перед судьей об избрании меры пресечения. Но мы ни в коем случае не давим. Адвокаты задержанных приводят свои контраргументы. Судья выслушивает и их, и нас, и принимает решение единолично. Возьмем того же Михайлика. Судья отлично знал, что человек этот никогда не привлекался, имеет множество наград, что он, оставшись на свободе, явно не пойдет убивать и грабить. Тогда почему он его отправил в СИЗО? Так что пусть теперь и судья отвечает.

Любопытно, что лишение мантии — это не самое страшное. В УК есть 305 статья, где сказано, что вынесение судьей заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта -наказывается лишением свободы на срок до четырех лет. А если это повлекло тяжкие последствия (смерть жены Михайлика к ним можно было отнести) - до десяти лет.

Впрочем, сами судьи с таким подходом несогласны. По их словам, ходатайства об избрании меры пресечения они удовлетворяют на основании тех фактов, что им предоставляют следственные органы. И если следствие уверяет, что задержанный сбежит, будет давить на свидетелей, то судья не может взять на себя ответственность и отпустить.

- Все это спорные моменты, - говорит источник в Верховном суде. - Судья принимает решение, основываясь на собственных внутренних убеждениях. Но вызывает много вопросов тот факт, что в прошлом году по России были удовлетворены аж 91 % ходатайств о заключении под стражу и 98 % о продлении сроков содержания. Председатель ВС Вячеслав Лебедев заявил даже на совете судей, что подобного быть не должно. Он даже попросил проанализировать практику (по каким делам и почему арестовывают) и в ближайшее время рассмотрит результаты анализа.

Как бы то ни было жалоба экс-полицейских на судей и требование, чтобы те с ними разделили всю ответственность, - это прецедент. Теперь люди в мантиях будут четко осознавать, что они все-таки не в одной связки со следствием...



Партнеры