12 наших знаменитых земляков

Губернаторская программа "Наше Подмосковье"

14 августа 2013 в 01:29, просмотров: 2313
12 наших знаменитых земляков

На сцене малаховского Летнего театра (он сгорел при пожаре в 1999 году, сейчас собираются средства на его восстановление) дебютировала в 1915 году Фаина Михайловна Раневская. В спектакле «Тот, кто получает пощечину»получила роль без слов. «Что я должна делать?» — спросила Фаина своего партнера актера Певцова. «Любить меня! Люби меня весь спектакль и переживай». И она стала его любить — четыре часа без остановки. О Певцове в конце спектакля уже никто не вспоминал: зрительный зал безумствовал от страстной любви Раневской. Она все время рыдала, причем продолжала рыдать даже после окончания спектакля. Певцов спросил: «А что вы сейчас плачете?» — «Я продолжаю вас любить». Он сказал: «Ты будешь актрисой».

фото: Денис Трудников

Чехов купил имение в Мелихове в 1892 году. Усадьба была в запущенном состоянии, но обошлась Чехову относительно недорого. Сразу начались работы по обустройству дома, территории. Здесь, во флигеле, была написана легендарная «Чайка». «Флигель у меня вышел мал, но изумителен», — писал автор. Первоначально уютный домик предназначался для гостей, но вскоре стал рабочим кабинетом писателя. Когда Чехов был дома, над флигелем поднимался флаг.

Несмотря на трудную дорогу (иногда от станции приходилось идти пешком 12 верст), к Чеховым беспрестанно наезжали гости. Часто бывал художник Левитан, многие писатели, артисты, музыканты, люди науки, старшие братья с семьями, родственники из Таганрога.

Как земский врач Чехов обслуживал 25 деревень. Сейчас посетители усадьбы могут посетить амбулаторию. Изначально это здание находилось в одной из соседних деревень, где Чехов вел прием как врач. Однако для большего удобства экскурсантов здание было перенесено в Мелихово. В амбулатории в одной из комнат воссоздана обстановка кабинета сельского врача конца XIX — начала XX века. А в остальных комнатах — действующий медпункт. Как и во времена Чехова — этот медпункт является единственным на несколько ближайших деревень.

Эту усадьбу приобрел дед Александра Блока. Поэт проводил в ней каждое лето с 1881 по 1916 год. Здесь написано около 300 стихотворений.

Именно в Шахматове поэт встретил свою Прекрасную Даму, с именем которой связаны многие страницы его творчества. Любовь Дмитриевна Менделеева, дочь выдающегося ученого-химика, стала его женой. Обряд венчания был совершен в старинной «белой церкви» Михаила Архангела, расположенной в трех километрах от усадьбы.

В ремесленном училище он получал профессию «литейщик-формовщик». Уцелело Свидетельство на бланке Министерства просвещения РСФСР с номером 014511 об окончании седьмого класса этой школы, выданное Юрию Гагарину. В нем при отличном поведении перечислены оценки и все одиннадцать — «пятерки».

Уже став известным человеком, он дважды приезжал в свое родное училище. 30 сентября 1965 года на 25-летие училища, тогда он оставил запись в книге почетных гостей. Второй раз 22 февраля 1968 года, за месяц до своей трагической гибели. Именно тогда он подарил музею скафандр и костюмы летчиков высшего пилотажа.

Копия памятника космонавту в Люберцах установлена в Лондоне.

В 1946–1957 годах здесь жил и работал советский ученый и конструктор Сергей Королев. Тогда эта точка именовалась Подлипки. Переименована была уже после смерти ученого.

Те, кто работал под руководством Королева, вспоминали, что совещания у него проходили так: он проводил опрос начиная с самого младшего по должности работника. После говорили сотрудники, занимающие более высокие должности. А в конце, выслушав всех, он говорил: решение будет такое-то. И все расходились с ощущением, что внесли свой вклад в общее дело, хотя решение Королева могло быть неожиданным абсолютно для каждого.

Но мягким он при этом не был. Однажды возникла проблема: как сделать весовую заправку кислорода. Очень высокая погрешность сказывалась при запуске. Королев вызвал Константина Маркса, работавшего начальником отдела, и сказал буквально следующее: «С этого момента я изымаю ваш пропуск, будете жить в отделе, пока не решите эту проблему».

Усадьбу купил отец писателя. А Федор Достоевский жил здесь в 1832–1836 годах.

Живописней всего новое место описал брат Достоевского:

— Местность в нашей деревне была очень приятная и живописная. Маленький плетневый, связанный глиною на манер южных построек, флигелек для нашего приезда состоял из трех небольших комнаток и был расположен в липовой роще, довольно большой и тенистой. Роща эта через небольшое поле примыкала к березовому леску, очень густому и с довольно мрачною и дикою местностью, изрытою оврагами. Лесок этот назывался Брыково. Лесок Брыково с самого начала очень полюбился брату Феде, так что впоследствии в семействе нашем он назывался Фединою рощею...

Федина роща существует и сейчас.

С 1904 по 1907 год Тимирязев гостил здесь в усадьбе своего друга Владимира Танеева. Ученый жил в отдельном флигеле, рано вставал, совершал долгие прогулки в парке и поле, любил купаться в реке Сестре и бродить по ее живописным берегам.

В усадьбе «Демьяново» Климент Тимирязев продолжал свои исследования по фотосинтезу растений. Наблюдения он проводил с помощью специально построенной теплицы. В  опытах ученому охотно помогал его сын.

В этот город в 1940 году приехала Марина Цветаева. Она снимает вместе с сыном часть комнаты в избе, неподалеку от Дома творчества писателей. Туда они ходят на обед и ужин.

Писатель Ной Лурье был с ней рядом в это время. Один из немногих, кто решился общаться с эмигранткой.

— Марина Ивановна любила поговорить, говорила интересно, подчас весьма язвительно, — вспоминал Лурье. — У нее была злая хватка мастера, голос — громкий, резкий. Но за уверенностью тона и суждений чувствовалась растерянность и страшное одиночество. Муж и дочь были арестованы, с сыном у нее, по моим наблюдениям, не было общего языка. Писатели избегали общения с нею как с бывшей эмигранткой. В глазах этой седой женщины с незаурядным лицом иногда вдруг появлялось такое выражение отчаяния и муки, которое сильнее всяких слов говорило о ее состоянии.

На тех обедах велись споры о жизни, о литературе. У Марины Ивановны есть одна интересная запись, сделанная в те дни:

— ...Еще был спор (но тут я спорила — внутри рта) — с тов. Санниковым, может ли быть поэма о синтетическом каучуке. Он утверждал, что — да и что таковую пишет, потому что все — тема. («Мне кажется, каучук нуждается не в поэмах, а в заводах», — мысленно возразила я.) В поэзии нуждаются только вещи, в которых никто не нуждается. Это — самое бедное место на всей земле. И это место — свято.

В 1879–1880 годах в этой деревне жил Виктор Васнецов. Именно здесь он увидел свою Аленушку.

К «Аленушке» сохранилось много подготовительных этюдов — больше, чем к любой другой картине Васнецова. В основном это — пейзажи, выполненные в окрестностях Абрамцева.

«Критики и, наконец, я сам, поскольку имеется у меня этюд с одной девушки-сиротинушки из Ахтырки, установили, что моя «Аленушка» натурно-жанровая вещь! Не знаю! Может быть, — писал автор. — Но не скрою, что я очень вглядывался в черты лица, особенно в сияние глаз Веруши Мамонтовой, когда писал «Аленушку». Вот чудесные русские глаза, которые глядели на меня и весь божий мир и в Абрамцеве, и в Ахтырке, и в вятских селениях, и на московских улицах и базарах и навсегда живут в моей душе и греют ее!»

В этом селе с 1805 по 1810 год жил у своей бабушки маленький Саша Пушкин. Домашнее воспитание поэта, как это было принято в дворянских семьях, велось исключительно на французском языке. Поэтому знакомство с народной речью значило для него необычайно много.

Сам Пушкин вспоминал, как в детстве носился он по полям и рощам и, «воображая себя былинным героем, сшибал палкою верхушки растений».

В Захарове в дядьки к Пушкину был приставлен молодой дворовый Никита Козлов. Грамотный и страстно любивший литературу, он приучил воспитанника к дальним пешим прогулкам, привычку к кoтopым тот сохранил на всю жизнь. Позже названия окрестных сел и деревень встретятся в пушкинских произведениях:

— Были колбинские, захарьевские, приказчица с дочерью, хлупинские, — рассказывает своей барышне о сельском празднике Настасья в повести «Барышня-крестьянка».

В 1885–1893 годах здесь жил Петр Чайковский. Он купил себе домик.

— Мне необходимо, я это чувствую, иметь жилье в деревне или что-то же в Клину, дабы знать, что стоит захотеть — и покойный, тихий угол для работы у меня всегда готов, — писал композитор своему брату.

В этом же доме была написана композитором Шестая симфония, которую считал Чайковский «наилучшей и в особенности наиискреннейшей» из всех своих произведений.

В 1830 году в этой усадьбе жил Михаил Лермонтов. Здесь он встречает Катеньку Сушкову, с которой познакомился в Москве через свою дальнюю родственницу Сашеньку Верещагину и был тайно влюблен в нее.

Разница в возрасте у них составляла около двух лет. Конечно, «взрослая» Катенька не отвечала взаимностью поэту, но стихи, посвященные ей, принимала благосклонно. Около двух десятков стихотворений появляются в это время из-под пера юноши Лермонтова, а позднее еще и посвященная Сушковой незаконченная повесть «Княгиня Лиговская».

Здесь 31-летний профессор не только отдыхает, но и экспериментирует в области сельского хозяйства.

— Меня… глубоко занимала мысль о возможности выгодно вести хозяйство при помощи улучшений и вкладов в землю свободного труда и капитала… — пишет он. - В 5–6 лет мне удалось удвоить всю урожайность земли, и тогда же мне стало ясно, что повсеместно в России… легко достигнуть такого же удвоения урожая.

С Бобловом связано событие в жизни Менделеева, вызвавшее широкий резонанс: его полет на воздушном шаре «Русский», состоявшийся 7 августа 1887 г. с площадки на окраине Клина. На рассвете этого дня происходило редкое событие — полное солнечное затмение. Менделеев, всегда интересовавшийся проблемами воздухоплавания и метеорологии, намеревался с борта аэростата провести наблюдения солнечной короны. Вместе с ним должен был подняться в воздух пилот-аэронавт Кованько. Но из-за сильного дождя шар намок и не мог поднять двух человек. Менделеев удачно совершил полет в одиночку.



Партнеры