Смогут ли подмосковные фермеры заменить на прилавках импортные продукты?

Если завтра война. Продовольственная

30.07.2014 в 18:25, просмотров: 3768

Сыры и масло из стран Балтии, овощи и фрукты из Испании, куриное мясо из США. Что мы будем есть, если Запад вдруг решит распространить свои санкции на импорт продуктов в Россию? У министра потребительского рынка и услуг Московской области Владимира ПОСАЖЕННИКОВА на этот счет имеется оптимистичный прогноз: с точки зрения продовольственной безопасности Подмосковье самодостаточный регион.

Смогут ли подмосковные фермеры заменить на прилавках импортные продукты?
фото: Александр Корнющенко

— Голод нам точно не грозит. Фермерские хозяйства и агропромышленный комплекс Подмосковья способны прокормить не только жителей области, но и столицу. Например, Московская область может полностью обеспечивать себя хлебом и другими зерновыми культурами. На 70% мы обеспечиваем розницу мясом птицы, на 60% — свининой, немного меньше, на 50%, — молоком и куриным яйцом. При благоприятных погодных условиях наши хозяйства покрывают на 80% потребность в картофеле и на 87% — в овощах (морковь, капуста, свекла).

— Почему тогда на прилавках магазинов в основном представлены импортные товары?

— Торговые сети привыкли работать с крупными поставщиками. У них хорошо отработана логистика, есть деньги на продвижение своих товаров. Сейчас, чтобы новый бренд попал на полку супермаркета, надо за все платить — за выкладку, за рекламу. Это так называемая система бонусов, сети подсели на нее, как на иглу, и сколько бы мы ни уговаривали их дать шанс нашим отечественным производителям, они все равно будут находить причины, почему им это невыгодно.

При этом наблюдается, мягко говоря, халатное отношение к нашим поставщикам. Например, скоропортящиеся хлебобулочные изделия заказывают с большим запасом. В итоге весь нереализованный товар (а для производителя это уже испорченный товар) возвращается обратно на комбинат. Та же ситуация с нашим областным кефиром, молоком. Торговая маржа на эти продукты в розничных сетях достигает 100%. Сам производитель закладывает в стоимость товара не более 10–15% прибыли. Но не успевает получить даже эту наценку — ее съедает убыток от возврата. И речь идет не просто о дискриминации нашего производителя. За счет его торговые сети компенсируют недополученный маржинальный доход, который формируется за счет курсовой разницы на импортную продукцию. Вместе с тем с рядом крупнейших западных брендов совершенно иная ситуация — жесткие контракты и строго прописанная в договорах торговая наценка.

Отдельная история — поведение зарубежных торговых сетей на нашем рынке. Они считают совершенно правильным игнорировать социальные призывы нашего общества. Например, не приняли участия в поддержке товаров крымских производителей, отдают предпочтение импортным поставщикам и дешевым зарубежным аналогам — все для того, чтобы выставить товар с максимальной торговой наценкой.

— Но существует же какой-нибудь выход из этого тупика?

— Конечно, многие зарубежные страны вводили квотирование на товары местных производителей — например на мясо птицы, на свинину. В результате тем удавалось не только монополизировать собственный рынок, но и стать крупными экспортерами данной продукции. Еще один важный момент — это сезонность. В период созревания сезонных овощей и фруктов вся подмосковная продукция должна быть представлена на наших подмосковных прилавках — и в большой рознице, и на ярмарках, рынках. Не должны мы в июне есть испанскую клубнику, когда есть гораздо лучшего качества, свежая подмосковная. Зимой — да, пусть на прилавках будет импорт, а вот в сезон — максимальный ассортимент от местных сельхозпроизводителей и фермеров. Поэтому мы сейчас совместно с депутатами Мособлдумы работаем над законодательной инициативой по квотированию отечественной продукции в торговых сетях и приоритету сезонной сельскохозяйственной продукции. Надеюсь, что по итогам совместной работы не только с законодателями, но и с самими розничными сетями к осенней сессии поправки в 381-й Федеральный закон «О торговле» будут готовы, и тогда Подмосковье выступит с законодательной инициативой о квотировании отечественных производителей в торговых сетях на федеральном уровне.

фото: Геннадий Черкасов

— Допустим, закон о квотах будет принят, как это поможет подмосковным фермерам?

— Имея гарантии сбыта своей продукции, они смогут брать кредиты и пускать их на развитие собственной логистической системы или закупать современные линии фасовки, упаковки продукции. Это реальный шанс поднять отечественное производство, решить проблему продовольственной безопасности страны.

— А как идея квотирования сочетается с нашим членством в ВТО?

— А как сегодняшние санкции в отношении России сочетаются с договоренностями по ВТО? Мы говорим о продуктовой безопасности страны. Кстати, Молдавия, насколько мне известно, буквально на днях тоже стала обсуждать инициативу квотирования отечественных производителей в своих торговых сетях. Это логично. Либо мы сейчас поддержим своих производителей, либо завтра будем на полную катушку зависеть от импорта. А голодным, как известно, далеко не уйдешь…

— Насколько мы сейчас зависимы от импорта продуктов?

— Смотря что считать импортом… Чистого импорта — продукции, произведенной за рубежом и ввезенной в Россию, в подмосковных торговых сетях — не более 15–20%. Есть магазины, в которых данный показатель еще ниже — около 10%. Зато зарубежных брендов, чья продукция производится в России, — такого «российского импорта» гораздо больше. Де-факто такие товары тоже являются импортными, это и корма для животных, и различные снеки, шоколадные батончики, кондитерские изделия и так далее. Отдельной статистики по данному показателю никто не ведет, но думаю, что он был бы не менее 50%.

— На «российский импорт» тоже могут распространяться санкции?

— Да. Только сомневаюсь, что наши зарубежные партнеры на это пойдут: какой нормальный бизнесмен по доброй воле откажется от прибыли? Нас сейчас больше беспокоит то, как мы будем контролировать поступление товаров, которые подпадают под наши санкции. Так, уже оказались под запретом многие украинские продукты: консервы, «молочка», овощи. Однако уверен, что поставщики постараются любой ценой удержаться на нашем рынке. Некоторые готовы даже этикетки переклеивать на упаковке, скрывать, где произведена продукция, лишь бы пропихнуть свои товары.

— А чем плохи украинские продукты?

— Например, тесты неоднократно показывали наличие во многих импортных молочных продуктах антибиотиков, консервантов и других запрещенных добавок. К сожалению, советские ГОСТы сегодня в торговле не используются, достаточно, чтобы продукты соответствовали техническим условиям. Это тяжелое наследие 90-х, тогда Россия вынуждена была пойти на такое занижение качества товаров, чтобы решить проблему тотального дефицита. Поэтому, покупая импортный шоколад, в том числе выпущенный в Украине, вы не можете быть уверены, что он состоит хотя бы наполовину из настоящего масла какао, в лучшем случае его там 5%. Остальное — вкусовые добавки, пальмовое масло, эмульгаторы. Такие претензии к качеству можно предъявить в отношении большинства импортных товаров. Покупая огурцы, вы редко чувствуете их традиционный запах и вкус… А ведь еда — это наше здоровье. Вместе с тем качественные, экологически чистые продукты без ГМО готовы поставлять наши местные фермеры — у них и огурцы пахнут огурцами, и морковка настоящая, сладкая.

— В области действует программа поддержки местных производителей молока, в чем ее суть?

— Молоко — это абсолютно социальный продукт. На прилавках супермаркетов много порошкового молока. Высокая зависимость от молока из Белоруссии. Средняя розничная цена импортного и порошкового продукта 65–70 рублей за литр. Вместе с тем парное молоко Щелковского агрохолдинга можно купить на рынке за 35 рублей, и за ним всегда выстраиваются огромные очереди. Мы будем предлагать муниципалитетам в точках максимальных людских потоков устанавливать вендинговые автоматы по продаже свежего молока. Оно не содержит консервантов, так как не подлежит долгому хранению, и при этом имеет доступную цену, ведь машина продает сама, без участия каких-либо лиц.

— Рост цен на продукты — очень актуальная сегодня тема. Опять виной всему импорт, который зависит от курса валют?

— Не только. На многие продукты питания цены растут в зависимости от сезона. К примеру, по картофелю и моркови в Подмосковье устойчивое снижение цен наблюдается с августа по ноябрь, а с декабря по июль цены растут — и максимальная цена отмечается именно сейчас, в июле. Свежие огурцы дороже всего с октября по март, а с апреля, когда созревает урожай в парниковых хозяйствах области, напротив, начинается постоянное снижение цены.

— А если сравнить Подмосковье со столицей, где продукты питания стоят дешевле, в Москве или в области?

— Безусловно, в Подмосковье. На уровень цен влияет то, что ряд продуктов питания производится в Московской области.

— А какой процент в торговле занимает фермерская продукция?

— Пятая часть всех продуктов на прилавках розничных сетей — нашего, подмосковного производства. Фермерской продукции значительно меньше. Не все фермеры могут выполнить требования крупных сетей. Поэтому их товары мы активно продвигаем на ярмарках. Этим летом запустили новый проект «Летние ярмарки в парках Подмосковья», а всего в области работает более 483 ярмарочных площадок — фермерам, к примеру, предоставляется 10% мест бесплатно. А на днях мы провели переговоры с владельцами сети мобильных киосков. Так называемые автолавки взяли на себя обязательство реализовать продукцию наших областных сельхозпроизводителей. Причем цены на весь ассортимент в мобильных торговых точках будут гарантированно на 20 процентов ниже, чем в торговых сетях. Это хорошее подспорье для сельских и спальных районов Подмосковья, где стационарная торговля пока что развита плохо.