Совершенно секретно: подмосковные власти урвали лес Минобороны

Чтобы вырубить и посадить картошку

3 марта 2016 в 19:00, просмотров: 3643

Здесь в густой сосновой чаще находился когда-то Главный штаб и Центральный командный пункт ПВО СССР. В советские времена Балашихинский район Московской области окружали леса военного назначения.

Сейчас эти деревья, хвойные, ценные, возраста от 60 лет и старше, хотят вырубить, чтобы на освободившемся месте распахать... огороды. Муниципальные власти городского округа Балашиха почему-то упорствуют в своем желании посадить в бывшем секретном лесу картошку, опираясь при этом на... приказ Министерства обороны РФ. Но в этом они явно лукавят...

Совершенно секретно: подмосковные власти урвали лес Минобороны
фото: Из личного архива
Тот самый недостроенный госпиталь ПВО.

Недавно было решено, что в пределах 70 километров вокруг Москвы уничтожать леса больше нельзя. Хватит! Общероссийский Народный фронт внес об этом соответствующий проект в Государственную думу. И действительно, от лесов в области и так мало что осталось, те сожгли бесконечные пожары, эти слопал страшный жук короед-типограф; а с некоторыми связаны еще и скандалы — вспомним хотя бы вырубку Химкинского леса.

Засекреченные же военные ельники войск ПВО под Балашихой в разборках до этого замечены не были. Но сегодня кадастровая стоимость одной сотки в ближнем Подмосковье при наличии транспортных дорог и инженерных коммуникаций колеблется от 0,2 до 0,5 млн руб. Умножим эту цифру на 83 га того самого военного леса, который планируют ликвидировать всего в 5 километрах от МКАД, и получим цену вопроса в 1,6–4 млрд руб.

Ну и кто там еще ратует за зеленые легкие Подмосковья?

Заря возвращенного счастья

Эти колхозные земли под нужды Минобороны СССР приспособили еще при Сталине. Тогда же их и начали засаживать деревьями для конспирации. Отсюда наши ракеты охраняли покой Москвы.

Первое кольцо ПВО американские спутники-шпионы ни за что бы не разглядели среди выросшей дремучей чащи. Армейские объекты, как и положено по маскировке, проходили под грифом «совершенно секретно».

В начале 80-х здесь начали строить госпиталь Войск противовоздушной обороны, один из лучших в военном ведомстве. После распада СССР масштабная стройка заглохла, но все положенные коммуникации через лесные кварталы №14 и №15 (так эти участки именуются официально) сохранили. И в любой момент, появись желание, их можно было бы восстановить — что особенно ценно.

Рядом же расположился бывший военный городок ПВО под романтическим названием «Заря». Когда-то он тоже был закрыт для свободного посещения. Проход сюда осуществлялся строго по пропускам, чем очень возмущались жители.

В 2005 году «МК» писал о «Заре», ратуя за права простых граждан, которым не повезло поселиться на секретной территории. И в итоге «Заря» все же распахнула свои двери, сегодня это бывшее военное поселение относится к городскому округу Балашиха, являясь одним из его микрорайонов. Но все нововведения коснулись лишь самого поселка, а отнюдь не леса, его окружавшего.

фото: Михаил Ковалев
В дремучем лесу наши ракеты скрыты от шпионов.

Во саду ли в огороде

В конце 2015 года в местной балашихинской газете опубликовали постановление главы городского округа Балашиха Евгения Жиркова. В нем были назначены публичные слушания по вопросу изменения категории неких двух свободных участков земли. Их кадастровые номера: 50:15:070901:41 и 50:15:070901:43. Процедура проведения публичных слушаний достаточно стандартна, она призвана показать, что и у нас есть гражданское общество, которое чего-то там решает. Конкретно же в документе говорилось, что на публичных слушаниях обсудят вопрос об изменении способов использования этих территорий: «с объектов обороны, безопасности и космоса» на... садоводство.

Кадастровые участки с труднозапоминающимися номерами в своих границах практически дублировали законсервированные лесные кварталы №14 и №15. Вот только в постановлении Жиркова они лесами почему-то названы не были.

Очевидно, гражданские власти воспользовались тем обстоятельством, что при передаче бывших военных объектов недвижимого имущества в собственность муниципального образования городского округа Балашиха не было конкретно обозначено, что именно передается. Просто некие объекты.

Распоряжение же Министерства обороны было основано на известном Постановлении Правительства РФ от 29 декабря 2008 года №1053, по которому имущество Минобороны действительно разрешили продавать и передавать, если военные вдруг перестают в нем нуждаться.

Это касается любого армейского имущества. Кроме лесов. Все военные леса изначально имеют федеральное значение, и в случае прекращения права пользования участками земель Минобороны они в обязательном порядке подлежат возврату в лесной фонд РФ.

А уже в части 2 статьи 9 Федерального закона РФ от 4 декабря 2006 года вдобавок отмечено, что уже на землях лесного фонда запрещается ко всему прочему строить гаражи и индивидуальные дома, а также размещать там садоводческие, огороднические и дачные объединения граждан.

То есть все то, что как раз и собираются устроить власти городского округа Балашиха.

Первыми спасать бывший военный лес бросились местные гражданские активисты, те самые, которые боролись когда-то и за открытие «Зари». Они собрали 2000 подписей против его насильственного уничтожения.

Лес рубят, протесты летят

Публичные слушания проходили в актовом зале многофункционального центра Балашихи. Зал был полон. Это пришли жители микрорайона «Заря» в количестве почти 300 человек, большей частью отставные офицеры.

«На фоне того, что сотни, даже тысячи гектаров деревьев в области погибли в последние годы! Что городской округ Балашиха наиболее пострадал от короеда, что огромные площади в Подмосковье стоят «голыми», с обугленными скелетами деревьев — а у нас отличный лес хотят распахать!» — возмущаются ветераны.

«Разве чиновники не видели, что принимают лес, который под дачи отдавать запрещено? — продолжают активисты «Зари». — Не говоря уже о том, что любой муниципалитет вообще не вправе иметь в собственности земли федерального статуса, да еще и пытаться затем передать их в частную собственность».

Действительно, как же такое могло получиться? Нарочно или случайно?

Можно предположить, что внешне все выглядело вполне благопристойно. Лес, как и положено, готовились передать в федеральное лесничество, и вдруг кому-то пришло в голову, что этого вовсе можно не делать, никуда ничего не передавать, а потихоньку перевести «оборонные» земли в «дачные», естественно, нигде не указывая их категорию. Ну кто там будет это перепроверять? «Объект недвижимого имущества» — и все.

Тем более что цена вопроса, как мы уже писали, стань этот лес садами-огородами, измерялась бы в нескольких миллиардах рублей. Хотя, что самое интересное, что в некоторых документах специально подчеркивалось, что полученные дачные участки будут раздаваться на безвозмездной основе. И всего-то не хватило для достижения нужной цели обязательного «одобрямс» жителей городского округа на публичных слушаниях. Но «одобрямса» не получилось.

Оказалось, что гражданам есть дело до того, что станет с экологией местности, которая окружает их поселок. Дело их объединило — люди-то военные. Они подняли приказы, докопались до сути происходящего и категорически отказались становиться аморфной массой и «подписываться» под уничтожением здорового леса.

Результаты слушаний, выгодные чиновникам, были провалены... Между тем лес вокруг «Зари», как выясняется уже сейчас, вовсе не бесхозный, он продолжает числиться за Костыревским военным лесничеством, которое в свою очередь подчиняется Управлению лесного хозяйства и природопользования Министерства обороны РФ. И как только был поднят вопрос о возможной его вырубке, начальник лесничества Сергей Закоморный незамедлительно выразил официальный письменный категорический протест. А военная прокуратура Балашихинского гарнизона в ходе прокурорской проверки также выявила в деле явное несоблюдение российского законодательства.

Но что дальше? Станет ли это основой для возбуждения уголовного дела или, как обычно, все спустится на тормозах?

Не надеясь на то, что хоть кто-то из ответственных лиц действительно понесет за случившееся реальную ответственность, активисты хотят предать огласке эту историю. Чтобы ни у кого из чиновников и мысли не возникло опять прийти в этот лес с топором...



Партнеры