Семейная тайна дома Вячеслава Тихонова

Вокруг родового гнезда великого актера в Павловском Посаде разгорается семейный конфликт

18 августа 2013 в 18:27, просмотров: 11220

На днях «МК» опубликовал материал о планах властей подмосковного Павловского Посада открыть музей Вячеслава Тихонова. Администрация города даже решила выкупить за 7 миллионов рублей двухэтажный дом, построенный еще до революции дедом актера, но впоследствии в силу обстоятельств проданный Вячеславом Васильевичем.

Семейная тайна дома Вячеслава Тихонова
Вячеслав Тихонов в Павловском Посаде.

Увы, как это часто бывает, благими намерениями оказалась вымощена дорога в ад для одной отдельно взятой семьи. Цитируем письмо, пришедшее в редакцию после статьи: «Есть некоторые обстоятельства, при которых сам Тихонов явно воспротивился бы созданию музея такой ценой. Выброшенными на улицу могут оказаться три человека, включая годовалого ребенка».

«МК» созвонился с автором письма — 23-летней девушкой Кристиной — и выслушал ее историю. Историю, надо заметить, столь же неоднозначную с точки зрения юридической, сколь понятную по-человечески. Детство Кристины и ее брата Артема прошло в этом доме, который в начале 1990-х годов купили у замечательного актера ее бабушка и дедушка со стороны матери. Они же стали собственниками, тогда как родители девушки, Наталья и Михаил, были лишь прописаны по этому адресу. Впоследствии Михаил продал московскую квартиру, вложив деньги в капитальную перестройку дома. С 1997 года мужчина стал ездить на заработки, подчас не бывая дома по нескольку месяцев. Во время таких отлучек Наталья, всегда любившая, по словам ее дочери, погулять от души, регулярно устраивала веселые кутежи. В какой-то момент ей вообще стало не до воспитания детей. Михаил, вернувшись из очередной поездки и найдя восьмилетнюю Кристину и трехлетнего Артема полуголодными и основательно запущенными, подал на развод.

Когда встал вопрос о детях, суд оставил их с матерью. Но вопреки решению Фемиды мужчина схватил дочь и сына в охапку и увез их подальше от экс-супружницы. Снял квартиру сначала в Ногинске, затем в Электростали, устроился на новую работу и стал поднимать детей на ноги. Что примечательно, Наталья не бросилась вдогонку, не пыталась через суд отобрать у него «кровинушек», а снова зажила в свое удовольствие. При этом барышня не забывала исправно получать каждый месяц положенные на отпрысков пособия. В ремонт дома за эти годы практически ничего не вкладывалось, и он потихоньку ветшал. Года два назад Наталью, правда, вдруг пробило на лирику, и она стала названивать детям, пытаясь наладить с ними контакт. Но слишком сильна была еще обида у Кристины и Артема, а маме крайне трудно было подобрать нужные слова. Да и просто слова, поскольку звонила женщина в основном только после того, как крепко принимала на грудь.

Некоторое время назад умер отец Натальи, завещав ей свою долю, а чуть позже свои права на жилье переуступила дочери и ее мать, которой в силу возраста и болезней стало сложно передвигаться даже по дому. Таким образом примерно около года назад 43-летняя женщина стала единоличной собственницей «гнезда Тихоновых». Волевым решением она скорехонько выписала с жилплощади бывшего супруга. А недавно, получив вполне выгодное предложение продать дом городу под обустройство музея, стала о том же просить детей.

— Она обещала, что на компенсацию купит другое жилье, в котором снова нас с братом пропишет, но мы ей не верим, — говорит Кристина. — Мы ей не нужны, что она не раз нам доказывала. А у меня на иждивении маленький ребенок, которому недавно исполнился год. Своего угла у нас нет. Мы с мужем снимали жилье, сейчас пока живем у его родителей. Брат мой с отцом так и мыкаются по съемным квартирам. Возможно, вся эта информация не слишком важна, когда речь идет о музее великого актера, но как быть нам?

Кстати, после того как дети отказались выполнить ее просьбу, Наталья сообщила им, что все равно их выпишет — через суд.

Слушая Кристину, я думала о том, что в нашей жизни существует не один, а два закона: тот, что написан людьми, и тот, которому мы повинуемся, следуя велению своей совести и своего сердца. По второму — нравственному — закону, наверное, мать девушки можно было бы привлечь к ответу, по первому же — вряд ли. Жалобы на отсутствие материнской любви, на человеческое безразличие Фемидой не рассматриваются. Что же касается юридических перспектив развития этого семейного сюжета, то они выглядят откровенно смутными.

— С вероятностью в 95% Наталья сможет выписать своих детей из дома через суд. Дети защищены законом только до их совершеннолетия, а Кристине и Артему уже больше 18 лет, — объяснил «МК» адвокат Карен Саркисян. — На судебном процессе можно будет, конечно, попробовать доказать нарушение прав дочери и сына в момент приобретения их матерью права собственности на жилье, но это вряд ли удастся, исходя из того, что я услышал. Что касается годовалого внука Натальи (своего сына Андрюшу Кристина также прописала в «доме Тихонова», воспользовавшись тем, что согласия его бабушки, хозяйки дома, на это не требуется. — Авт.), то несовершеннолетние дети должны быть зарегистрированы там же, где их родители. Так что мальчика выпишут вместе с Кристиной. Если бы он там хотя бы проживал, то возникли бы другие юридические нюансы, но и в этом случае ситуация все равно выглядела бы шаткой.

И все же Кристина не теряет надежды. «Если вы обратите внимание на эту проблему, возможно, у этой истории будет более счастливый конец», — чистосердечно призналась она в конце своего письма. Может, и будет, если нравственный закон восторжествует в одном-единственном сердце — сердце ее матери.



Партнеры