Скромное обаяние ветеринаров

В подмосковном животноводческом ведомстве организовали отличную кормушку для людей

2 марта 2014 в 17:53, просмотров: 7038

Если о коровах сегодня вспоминают только раз в году, в День работника сельского хозяйства, то о ветеринарах, этой скромной армии, стоящей на страже эпизоотической безопасности, и того реже. Нет повального ящура или африканской чумы — вот и ладно.

Впрочем, если посмотреть на штатное расписание подмосковного ветеринарного ведомства, то армия эта в пределах отдельно взятого московского региона не такая уж и скромная. Живет и размножается по своим правилам и уставу — вдали от светской жизни и мирской, так сказать, суеты…

Скромное обаяние ветеринаров
Рисунок Алексея Меринова

— С должности начальника Щелковской ветстанции меня уволили в 2012 году, — рассказывает Михаил Аникеев. — С тех пор нигде не могу найти поддержки. Статью 278, пункт 2, Трудового кодекса РФ не берутся оспаривать даже в судах: работодатель в лице начальника главного управления ветеринарии МО Юрия Барсукова вправе расторгнуть договор без объяснения причин. После того как эту статью проверили на моей персоне, по ней же в отставку отправили еще четырех начальников районных ветстанций: в Рузе, Красногорске, Шатуре, Зарайске.

В мае 2012 года на Щелковскую ветстанцию нагрянула комплексная комиссия — инспектировать состояние дел. Ее возглавлял зам. начальника главного ветуправления области Николай Левкович, который прежде сам руководил этим предприятием и, надо полагать, не понаслышке знал, где искать недостатки. Что же выявила грозная комиссия из центра?

В акте на 16 листах сообщается, что недостатка или излишков денежных средств не вскрыто, все, как говорится, тютелька в тютельку. Из «страшных» упущений в работе Михаила Аникеева отмечено, в частности, что нет должностного лица, ответственного за хранение гербовой печати; не принято судьбоносное решение о создании службы охраны труда на предприятии; нет таблички с телефоном вызова пожарной дружины. Ах да, члены комиссии заглянули даже в служебный холодильник и обнаружили там 20 кг мяса, которое, как пояснили проверяемые, сотрудники станции хранили для личных целей!

В принципе криминала не выявлено. Тем не менее уже через месяц, в июне 2012 года, начальник Главного управления ветеринарии МО Юрий Барсуков подписывает приказ об увольнении Аникеева с должности по статье 278, пункт 2.

Михаил Алексеевич человек еще не такой старый, чтобы сидеть сиднем дома. Но и не такой молодой, чтобы с легкостью найти другую работу. Он начинает бороться: за что, за какие такие грехи с ним досрочно расторгнут трудовой договор, который заключался до 2017 года? До назначения в Щелково он верой и правдой работал заместителем начальника главного ветуправления региона, в марте 2011 года с Николаем Левковичем они, что называется, обменялись должностями-местами. Что за год с небольшим в новой ипостаси сотворил, что его вот так уволили? Объем доходов на Щелковской ветстанции с марта 2011-го по май 2012 года увеличился на 40%. Предприятие занимало 3-е место в Подмосковье, при новом начальнике проведен ремонт служебных помещений и кровли.

В августе того же года в письме тогдашнего министра сельского хозяйства Московской области А.В.Скорого Аникееву сообщалось прямым текстом, что «расторжение трудового договора явилось следствием личных неприязненных отношений и не может являться основанием для увольнения».

Таким образом, министр пояснил, что подведомственное ему лицо, а именно Юрий Барсуков, к вопросам подбора кадров подходит по принципу личных отношений с патроном, а не профессиональных качеств работников.

фото: Геннадий Черкасов

* * *

Теперь о самом подборе и расстановке ветеринарных кадров в регионе.

Если по количеству врачей на тысячу человек известна норма, то по наличию животных количество ветеринаров математически не определено. Но здравый смысл подсказывает, что она регулируется все же общим поголовьем скота. Чем больше в хозяйствах и на подворьях крестьян скотины, тем, соответственно, должно быть и больше специалистов, которые за ней присматривают.

В советские годы в колхозах и совхозах области насчитывалось около 1 млн голов КРС (крупного рогатого скота), из них примерно 500 тыс. дойных коров. Еще в общественном производстве было около миллиона свиней и свыше 10 млн птицы.

Всю эту живность обслуживали (вакцинировали, вели профилактическую работу, контролировали убойные пункты и боролись с инфекционными болезнями) 39 ветеринарных станций в районах и 21 станция в городах. В областном управлении в Москве (тогда оно еще не называлось главным) работало 6, а потом 8 человек, сидели они в одной большой комнате за 8 столами. Сидели, конечно, фигурально, все были в постоянных командировках: где-то навоз с фермы прорвался в реку, где-то корова упала в колодец… Все это требовало немедленного вмешательства со стороны в том числе и управления ветеринарии региона. Ибо «нештатные ситуации» могли вызвать большие эпизоотические бедствия.

Однако поголовье животных за годы экономических реформ в России вообще и в Подмосковье в частности уменьшилось в разы. Так, крупного рогатого скота в хозяйствах осталось 231 тыс. голов — в 5 раз меньше. Свиней около 300 тысяч, причем эти показатели из года в год уменьшаются. Крестьяне на подворьях в основной массе не держат животину — экономически невыгодно. А редкая экзотика для Подмосковья — верблюды или страусы — это скорее исключение, чем правило.

Так вот при численности животных в 5 раз меньше в главном управлении ветеринарии МО сегодня работают не 8 ветеринаров, а… 82! 10-кратное увеличение аппарата произошло в последние два года. Образовано 8 отделов, сегодня в областном Минсельхозе они занимают целое левое крыло.

— Раньше управление ветеринарии подчинялось министру сельского хозяйства региона, — поясняет Михаил Аникеев. — И финансировалось из министерства. В 2011 году в областном бюджете появилась отдельная строка на ветеринарию. А начальник главного управления подчиняется уже напрямую заместителю председателя правительства Московской области.

По мнению собеседника, это не есть хорошо, отсюда и раздутый штат главного управления, который как бы предоставлен сам себе — ведь зампред правительства кроме всего прочего курирует и много других направлений.

Что особенно плохо, считает собеседник, функции главного государственного ветеринарного инспектора у начальников районных станций отобраны. Они переданы в это самое главное управление, где по направлениям — север, юг, восток, запад — сидит около 40 инспекторов, порой дублируя функции начальников ветстанций.

Сегодня, если навоз потек в речку или корова утонула в колодце, начальник районной ветстанции уже не имеет полномочий по составлению протоколов и предписаний на немедленное устранение недостатков. Он превращен в созерцателя. При возникновении ЧП в Москву, на Садовую-Триумфальную, следует отбить телеграмму. В главном управлении ее зарегистрируют, потом она пройдет юридическую экспертизу. После чего из Москвы выедет ветеринарный госинспектор.

Само собой, у столь мощного аппарата и соответствующее вооружение: 40 иномарок (это вам не единственная «Волга» в советские времена!), секретарши, оргтехника и прочая атрибутика. Все сполна оплачивается областным бюджетом, только на содержание чиновников главного управления заложено около 150 млн рублей в год!

— У моего предшественника в Щелкове, Левковича, был договор с коммерческой структурой на обслуживание 10 компьютеров на станции, — поясняет Михаил Алексеевич. — В квартал платили по 190 тысяч рублей! Этих денег хватило бы на покупку 6 новых компьютеров в квартал и чтобы вовсе не заморачиваться с обслуживанием! Я заключил договор с другой фирмой, эту же работу они проводили за 20 тысяч рублей в квартал. Тогда и начались неприятности, гонения…

* * *

Но наш мир устроен таким расчудесным образом, что в общем и целом баланс сохраняется. Если где-то кого-то по «личной неприязни» уволили ни за что, то в другом месте, напротив, за грубые нарушения даже могут наградить медалью.

Так, летом прошлого года по заявлению Юлии Зуевой, заведующей Серпуховской городской участковой ветлечебницей, по факту мошенничества (ст. 159, ч. 3) было возбуждено уголовное дело. Серпуховское следственное управление установило «мертвые души», которые не работали на ветстанции, но регулярно получали зарплату. Ущерб составил свыше 400 тыс. рублей.

«Под раздачу» попала главный бухгалтер Валентина Онищук, начальник районной ветстанции Ирина Федосеева осталась в стороне, будто не она принимает на работу и не она подписывает финансовые документы. Юрий Барсуков так ответил в своем письме Зуевой: «Уголовное производство по ст. 159, ч. 3, в отношении главного бухгалтера Онищук не может служить критерием оценки профессиональных качеств руководителя». Кстати, это мнение совершенно не совпадает с позицией Владимира Путина, который считает, что «руководители госорганов должны нести персональную ответственность за проникновение в госаппарат лиц, рассматривающих службу как источник личного неправомерного обогащения».

При этом бухгалтер продолжала спокойно работать даже после вынесения в декабре 2013 года обвинительного заключения и оставила свой пост только несколько дней назад!

«Мертвые души» — не единственные чудеса в Серпухове. В октябре прошлого года контрольно-счетная палата МО выявила в райветслужбе нецелевое использование бюджетных средств на сумму 3,8 млн рублей. На 218 тыс. была завышена стоимость списанных стройматериалов, на 2,4 млн — фонд оплаты труда и т.д. и т.п.

Еще обнаружилось, что на ставке ведущего ветврача трудились (и продолжают трудиться) аграрии с дипломом зоотехника. Как считают специалисты, ветврач может работать зоотехником, но не наоборот. Есть случаи, когда ведущими ветврачами работают медицинские фельдшеры — тут даже случаи «с точностью до наоборот» исключаются.

Однако крайними в этой истории оказались те, кто… вскрыл правонарушения. Без суда и следствия начальница районной ветстанции Федосеева дважды увольняла с работы главу городской ветстанции Юлию Зуеву и ветврача этого же предприятия Дмитрия Шапошникова.

Оба раза серпуховской суд восстанавливал их в должности с последующей компенсацией за вынужденные прогулы.

Проверка за проверкой, хронометраж рабочего времени, неудобный график работы, минутные опоздания, перевод на другую должность — районное ветначальство пускает в ход весь психологический арсенал против неугодных.

На этот конфликт сквозь пальцы смотрит главное управление ветеринарии области. Будто бороться не осталось решительно ни с чем.

А как же лейкоз, бруцеллёз — те болезни, которые традиционно типичны у подмосковного животноводческого стада? Хоть от стада остались, как уже мы знаем, рожки да ножки, специалисты заверяют: 60% коров в области по-прежнему страдают этими заболеваниями.

Какая профилактика, до нее ли?

В конце декабря начальник Серпуховской ветстанции Ирина Федосеева была награждена медалью в честь 130-летия ветеринарной службы.

Соболезнования ветеринарной службе...



Партнеры