СУДЬБА ПОЛУЧЛЕНА

21 сентября 1998 в 00:00, просмотров: 247

В минувшие выходные состоялся Пленум ЦК КПРФ. Месяц назад на нем планировалось рассмотреть судьбу "соглашателя Маслюкова", но, поскольку с помощью зюгановцев Юрий Дмитриевич стал первым вице-премьером, повестку дня пришлось немного перекроить. Вместо Маслюкова обсуждали поведение депутата Семаго, который заявил о своем выходе из фракции КПРФ. Геннадий Андреевич сказал про него несколько неласковых слов, типа "вопреки нашему решению, Семаго специально не брал карточку и голосовал за Черномырдина поднятием руки, чтобы все видели...". Уход такого известного депутата из фракции неизбежно повлек за собой "брожение умов". И хотя в политическом плане Семаго — эдакий "волк-одиночка", у него наверняка найдутся последователи, недовольные позицией партийного руководства. ...После того как Зюганов, не соблазнившись на посулы (по самым максималистским слухам, фракции КПРФ якобы предлагали аж 80 миллионов долларов за утверждение Черномырдина), открыл путь в правительство "своим людям", левые сторонники генсека, как это ни парадоксально, посчитали действия Геннадия Андреевича новым "компромиссом" оппозиции с Ельциным. Утвердив премьером Кириенко, коммунисты начали срывать зло на товарище Маслюкове, вошедшем в правительство "очкарика". "Как это я раньше не замечала, что у Юрия Дмитриевича такая неприятная физиономия. Особенно когда он улыбается", — признавалась тогда супруга высокопоставленного капээрэфщика, вспоминая, как на внеочередном Пленуме Маслюков доказывал целесообразность своего вхождения в кабинет "молодых реформаторов". Решение первички об исключении Маслюкова из партии, конечно, успели состряпать. Но поскольку он состоит в ЦК, то окончательно исключить его может только Пленум. Пленум вопрос отложил. Так что сейчас Юрий Дмитриевич как бы получлен партии. Скорее всего, в зависимости от успехов Маслюкова на экономическом поприще партийцы воплотят в жизнь тот или иной вариант. Высунув языки, зюгановцы приступили к дележке кресел. Поскольку коммунисты делятся на тех, кто хочет, и на тех, кто не может войти в правительство, начались раздоры. Юрий Воронин искренне надеется, что "давний друг" Маслюков назначит его в Министерство экономики. Ходят слухи, что Подберезкина сделают замминистра иностранных дел "по Европе" — как-никак долгое время он работал с Примаковым. Проханов и Купцов отчаянно протестуют. А Николай Рыжков, как всегда, настаивает на осторожности... Короче говоря, столкнулись личные интересы коммунистов-соглашателей и интересы всей партии, которую олицетворяет Зюганов. Первые идут во власть, чтобы решить свои личные проблемы или же послужить Родине, но при этом наносят сильный удар "оппозиционной" репутации партии. Геннадий Андреевич на словах против вхождения в Кабмин своих однопартийцев. Исключение он делает лишь для своего протеже, секретаря ЦК по международным делам Ивана Мельникова. Его прочат в министры образования. Коммунистов, которые остаются гнить в парламенте, понять можно: "Маслюков с Ворониным там, в Кабмине, намудрят, а нам расхлебывай, объясняй избирателям гигантский скачок доллара и бесконечную эмиссию". Эдак дело кончится расколом КПРФ на два коммунистических лагеря: "партию Думы" и "партию Белого дома"... Пользуясь случаем, радикалы не прочь отхватить кусок от толстого зюгановского пирога в 30 миллионов избирателей. Ведь вольно или невольно, захватывая Белый дом, партия Зюганова медленно сдает лидерство в левой оппозиции. Часть радикалов подгребает поближе, чтобы в нужный момент перехватить инициативу из "дряхлых рук соглашателей" и занять место Зюганова в Думе. В общем, может получиться так, что на Всероссийской акции протеста 7 октября впереди колонны пойдет Геннадий Андреевич с антипрезидентскими лозунгами, а в хвосте шествия — Анпилов с антизюгановским плакатом "Долой думских соглашателей!". Алексей ЗВЕРЕВ.



Партнеры