СИДОРОВ-2000

5 июля 1999 в 00:00, просмотров: 683

До 2000 года осталось сколько-то миллионов секунд. Точно не знаю, но очень много, чтобы ошалело не смотреть на часы. Однако время не бесконечно, как утверждают физики. Наоборот, оно слишком коротко. Если где с ужасом и отсчитывают секунды до третьего тысячелетия, так это в подмосковном НИИ прикладной химии. В ночь с 31-го на 1-е институт развернет над Москвой настоящие небесные войны — никакому Дэвиду Копперфилду они и не снились. НИИПХ — маленькое предприятие, где собралось около 100 лауреатов Ленинских и Государственных премий СССР. Все вместе взятые, они способны на любое чудо. Не только пиротехническое и не только в новогоднюю (2000 г.) ночь. Как мы знаем, химия далеко простирает руки свои. И то, что еще вчера быть не могло, потому что "этого быть не может", сегодня — запросто. Например, салютом на все небо можно написать "Слава КПРФ!" или "Да здравствует Ельцин!". Но у пиротехников из НИИПХ нет такого желания. У сергиево-посадских ученых есть желание "поднять" в ночное небо 31 декабря громадного дракона. Наступающий 2000 год — год Дракона. И специалисты хотят воссоздать его притягательный образ над Москвой-матушкой. Из Сингапура специально привезена огромная кукла дракона. Но пока нет возможности точно передать его формы в небе. Получается какое-то чудище, которое обло, огромно, озорно и лаяй. Москвичи, чего доброго, еще перепугаются. Почти всю новогоднюю ночь над Москвой будет висеть цифра 2000 на высоте 300 метров и длиной цифр в 60—70 метров. Это чудо сотворят четыре одновременных залпа орудий 195-го калибра. На институтском полигоне в районе Киржача уже почти все в ажуре. Нули (вертикальные) получаются на славу, а вот "двойка" пока не удается. Опять двойка! Времени у ученых хоть и в обрез, но они все успеют. Нет полной ясности пока в том, сколько будет фейерверков по счастливому случаю встречи третьего тысячелетия. В самом, казалось бы, простом вопросе мы запутались полностью и окончательно. До сих пор официально считалось, что третье тысячелетие начинается в 2000 г. И никаких гвоздей. Но в спор вмешались математики, философы и даже богословы. Если считать от Рождества Христова, то третье тысячелетие начинается 7 января (католики, правда, утверждают, что 25 декабря). Но математики полагают, что любая десятая цифра завершает всю десятку. То есть 2000 г. завершает второе тысячелетие, а третье откроет только 2001 год. Чтоб никому не было обидно, праздничный салют в Москве скорее всего пройдет в два этапа: на Новый, 2000 год и в середине июня. Такие массовые гулянья вполне устраивают НИИ прикладной химии. Ведь это уйма заказов, а значит, и прибыли. Но подобная ситуация не нравится Московской области. Поскольку мощности у предприятия ограничены, то не все подмосковные города смогут салютовать 2000-му. — Признанными мастерами в мире считаются китайские пиротехники, — рассказывает директор НИИ прикладной химии, академик, лауреат Государственной премии СССР Николай Вареных. — Но и мы тоже не лыком шиты. Г-жа Хилари Клинтон, побывав на Поклонной горе в мае 95-го, призналась: лучшего зрелища, чем здесь, нигде не видала. Свой звездный час российские (советские) фейерверкеры переживали четыре раза. В незабвенном 57-м, когда в Москве работал Всемирный фестиваль молодежи и студентов. В 67-м — при праздновании 50-летия Октябрьской революции, в 70-м — 100-летний юбилей Ильича, ну и в 95-м — когда отмечали 50-летие Победы и когда там присутствовала г-жа Клинтон. Раз за разом отечественные пиротехники радовали зевак новыми элементами, цветовой гаммой и продолжительностью "жизни" орудийного залпа. Предстоящая встреча 2000 года ни в какое сравнение с теми шоу не идет. В арсенале специалистов около тысячи разработок и примерно 100 из них — из разряда супер. Над Москвой будут порхать "бабочки", зависнут "летающие тарелки" зеленого цвета. на глазах честного народа они превратятся в красные, и от них к земле потянутся специальные лучи. всего фейерверк будет "гулять" на пяти уровнях: от 60 до 500 метров. — Фейерверк — это спектакль, — считает большой дока по этой части, доктор химических наук, профессор и дважды лауреат Государственной премии СССР Алексей Сидоров. — Практикой проверено: чтоб запомнить картинку, она должна держаться в небе 6—8 секунд. Мы можем себе позволить такую роскошь. А вот хваленые китайские мастера — нет. У них она "висит" только две секунды. Ради спортивного интереса спрашиваем у Алексея Ивановича: за какие заслуги коммунисты отвалили ему целые две Госпремии? Ужель за невинные фейерверки? Алексей Иванович скромно молчит. Оказывается, по количеству изобретений (у него их 470) он перещеголял самого Эдисона, который за свою сознательную жизнь сделал только 270 изобретений. За неоценимый вклад в науку, говорит он, коммунисты не баловали ученых. Платили ему и его коллегам очень мало. Так, только за один патент он мог купить всего лишь два "Жигуля". Стыд и срам! Ну а демократы, конечно же, платят... еще меньше! За свой последний патент (который уже принят на вооружение в армии) Сидорову заплатили аж 3200 рублей. Эти деньги Алексей Иванович даже получать не стал. Но все равно не обижается и продолжает изобретать. Ведь это он делает не корысти ради, а из любви к науке. Он абсолютно невыездной человек, и у него даже отсутствует серпастый и молоткастый заграничный паспорт. Да-да, в нашей жизни есть такие люди. Сидоров имеет доступ к материалам под грифом "особая важность". В табели о рангах она идет после грифов "секретно", "совершенно секретно", "совершенно секретно-особая важность", ну и, наконец, "особая важность". Даже гордость берет за Родину-мать, что в нашей стране еще не все куплено и продано, что сохранились у нас какие-то секреты! А за секретами далеко ходить не надо. Еще 20 лет назад в институте сконструировали торпеду весом 12 тонн и длиной в 15 метров. Под водой она движется со скоростью 480 км в час — быстрее пули! Ни один самый грозный эсминец или авианосец в мире не увильнет от этого возмездия. Она его хрусть — и пополам, как "Титаник". Американцы долго не хотели верить в это чудо, ведь торпеды ползут в среднем с черепашьей скоростью. Потом разведка доложила точно: есть такая торпеда у русских! Теперь штатовцы почти каждый день под разными предлогами приезжают в НИИ. Предлагали приватизировать институт — не приватизируется! Хотели выведать секрет — не выведывается! Да и откуда?! В НИИ работают такие же скромные лауреаты и доктора наук, как Сидоров. Алексей Иванович, который "там" (в том числе и в Америке) ни разу не был, уверен, что народ там живет очень плохо и бедно. И что правители "за бугром" еще хуже, чем в нынешней России. Сергиево-посадские ученые (бытовая пиротехника тут занимает только 20% от общего объема работ) имеют еще одно ноу-хау, которое не дает покоя западной военщине. Его придумали, когда наши самолеты в Афганистане сбивали чуть ли не с рогатки: тепловые ракеты заходили в хвост истребителю и... Сейчас летчики выпускают специальное вещество (разработанное в НИИ прикладной химии), и тепловые ракеты сами сбиваются с курса. Получается, что это у нас есть самолеты-невидимки, а не у США! Остается только удивляться, как с такими разработками нас с треском погнали и из Чечни, и из Афганистана, да и из Косова. — Скажите, — интересуемся мы, — а зловещий газ "эр-эйч" из знаменитого фильма "Мертвый сезон"... Помните, над ним работал фашистский военный преступник. Это все выдумки или правда? Наши собеседники глубоко задумываются: — Это тот газ, который делает человека абсолютно безвольным? — Да-да! — восклицаем мы. — Безвольным и довольным своим жалким бытием. — И который программирует человека на работу? — снова уточняют ученые. — И никакие другие мысли в голову ему не лезут? — Вы хотите сказать... — замираем мы. — Нет, нет! — энергично протестуют химики. — Мы про него ничего даже не слышали! На этом загадки великой русской души не заканчиваются. Предприятие, которое занимается взрывами с 1943 г. (НИИ создали в 45-м), только месяц назад получило лицензию на пиротехнические работы. Хотя все эти годы тут писали правила и наставления для всего СССР, получали всевозможные дипломы — в том числе и международные. Только в Минобороне потребовалось собрать 165 подписей. А что означает хоть одна виза, объяснять, наверное, не обязательно. Но это еще не самый большой абсурд. Под Санкт-Петербургом есть капсюльный завод, работающий с 1743 г. Так он и по сей день не имеет официального разрешения от властей. Словом, директора в любую минуту могут посадить в тюрьму за незаконную деятельность. Которая к тому же связана со взрывчатыми веществами. Лицензии просто "достали". Ритуальные услуги нынче недешевы, НИИ сам хоронит ветеранов, делает гробы и ограды. На гробы тоже необходима лицензия. Значит, раскошеливайся. С незапамятных времен институтская котельная отапливает 10 тыс. квартир в городе. Ее хотят закрыть раз и навсегда. Ведь на это благородное дело у нее нет лицензии. Технике безопасности при операциях с пиротехническими изделиями жителей Сергиева Посада обучали ученые НИИ. Город завалила некачественная китайская продукция, больницы переполнены ребятней. Специалисты (совершенно бескорыстно!) устроили им ликбез. Тоже понадобилась лицензия. И теперь сергиевопосадцев уже никто не обучает премудростям фейерверков. Но всем вражьим проискам назло предприятие борется и живет. По плотности салютов на душу населения 100-тысячный подмосковный городишко опережает 8-миллионную Москву. В год в Сергиевом Посаде НИИ устраивает по восемь больших фейерверков. Живая легенда отечественной пиротехники — уже знакомый нам профессор Сидоров. Он один из немногих, кто помнит фейерверк по случаю фестиваля молодежи и студентов в 57-м году. А также все, что предшествовало ему. А предшествовало Всемирному форуму то, что в СССР после салюта Победы фейерверки предали забвению. А мир (прогрессивную молодежь) надо было чем-то удивлять. Вот тогда Никита Сергеевич Хрущев и бросил клич: "Догнать и перегнать Китай!" Каким образом, если в Китае пиротехникой занимались целых 2,6 тысячи лет, генсек ЦК не сказал. Поставил задачу — и вперед. Представьте себе, мы удивили и покорили! К открытию фестиваля в советской пиротехнической науке совершили маленькую революцию. В качестве взрывчатой основы мы взяли не порох, как весь просвещенный мир (он быстро сгорает, потому вспышки живут не больше 2 секунд), а металлы: магний и пр. От устроенного партией и правительством шоу комсомольцы-добровольцы ахнули. Особенно зрителей ошеломил салют поздней ночью 9 августа 1957 г. с крыши Главного управления Ракетных войск. Грянул залп, и стало чудовищно светло. Посланцы со всех континентов даже слегка прибалдели. Но еще больше прибалдели сами пиротехники. На крыше "заправлял" молодой в ту пору, но подающий большие надежды ученый Сидоров. И он до сих пор не поймет — как это все случилось, что вместо двух запланированных орудий одновременный залп дали сразу 32! К счастью, никто не пострадал. А хорошо то, что хорошо кончается. — Вообще наши ошибки часто воспринимаются как новые потрясные эффекты, — признается лауреат премии Ленинского комсомола, кандидат химических наук Александр Усилин. — "Ну вы даете!" — говорят нам восхищенно. И никто не знает, как в эту минуту дрожат колени у пиротехников. Ведь 310-й калибр, допустим, взял и разорвался на высоте 60 метров, а должен был взлететь в десять раз выше... Сейчас профессора Сидорова обуяла еще одна, но пламенная страсть. Он ударился в аэрозольные завесы, проще говоря — в дымы. В ближайшее время хочет поставить на "конвейер" дневные фейерверки. Ну а поскольку даже самый яркий свет в солнечном небе не виден, то вспышки заменят дымы. Кое в чем Алексей Иванович уже преуспел. Так как он неисправимый романтик и верит, что Россия еще будет великой, то в День независимости пытался пригласить кого-то из окружения президента (а может, и выше бери — самого президента!) на катерную прогулку по Москве-реке. Обычный российский флаг заменили бы красный, синий и белый дымы — они бы стелились во время всей прогулки. И хотя считается, что дым Отечества нам сладок и приятен, на предложение ученого в окружении президента отреагировали вяло. А если по правде — то никак не отреагировали. Экскурсию по Москве-реке пришлось отложить на потом. Может, до тех самых пор, когда Россия превратится в великую державу. Конечно, было бы наивно полагать, что дымы в нашем государстве рассматриваются исключительно как средство увеселения или прогулок на катере. Пускай даже самого президента. Это понимают все. И как никто другой — профессор Сидоров. Разумеется, дым в первую очередь должен спасать от неприятеля живую силу, технику, морские корабли. При форсировании Днепра дымовую завесу удалось создать на протяжении 240 км, и она держалась около часа. За это время немцы разгромили всего один понтонный мост из 50! Сегодня в НИИ прикладной химии порох (т.е. дым) тоже держат сухим. Москву можно задымить за 40 минут. И в такой завесе руки видно не будет. К этому драматическому повороту (если Америка начнет бряцать оружием) все готово. В потаенных местах хранятся специальные морские бочки с дымом емкостью в 50 м3. Оттуда он выходит за пять минут и растекается примерно на 1,5 км. Людские потери сокращаются сразу на 70%. Все было бы хорошо, если б те же американцы были такие дураки. Но у них на вооружении сверхточные ракеты. И при таком обстреле дым, честно говоря, подспорье небольшое. А вот для боев в городе он попросту незаменим. — Я не понимаю, — возмущается Сидоров, — почему наш дым не применялся при штурме Грозного? Мы бы ослепили противника, он бы ничего не видел... В арсенале НИИ дымы самых разных цветов — выбирай на вкус. Белые, красные, зеленые, оранжевые, малиновые... Генералы, как правило, отдают предпочтение черному дыму. Он им напоминает горящие вражеские танки и города в руинах. Алексей Иванович по секрету признается, что его сердце тоже принадлежит черному дыму. "Черный дым — это хорошо. Это здорово! Он более объемный и благородный". Но на него профессор любит смотреть не на фоне горящих изб, а в сочетании со снегом или с белыми облаками. Этот контраст, как и сама жизнь, потрясает...



    Партнеры