ФИНАЛ КРЕМЛЕВСКОГО СЕЗОНА

14 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 185

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Когда я был совсем молодым и у меня не было машины, я не замечал смены климата. Собственно, мне и незачем было замечать. Ну пошел снег, растаял. Какая разница? Купил проездной на месяц — и бензин никогда не кончается. И на то, что голова в мороз зябнет, в сущности было наплевать. Поэтому каких-то 12 лет назад, когда я возвращался из Парижа рейсом тогдашнего монополиста международных авиаперевозок "Аэрофлота", без Березовского, Дьяченко и компании, мне как-то чудно было читать в "Правде" — а других газет на борту не было — о том, что один член Политбюро сказал другому с высокой трибуны: "Борис, ты не прав". А ведь с этого, собственно, все и началось. Согласитесь, вялотекущая перестройка того времени с ее ускорением, человеческим фактором и социализмом с человеческим лицом и фигурой гэдээровской принцессы льда Катарины Витт до тогдашнего монументального форума коммунистов воспринималась как блажь советских руководителей. Из Парижа мой объемный баул вез наборы дешевой косметики, электронные часы по доллару, купленные десятками у прижимистых арабов в предгорье Монпарнаса. Косметику я собирался вручить преподавателю истории КПСС, а часы должны были обеспечить зачет у дядьки, который пытался объяснить нам, организаторам металлургического процесса, что такое "основы экономических учений". Словом, жизнь была расписана благодаря копеечным сувенирам как минимум на два семестра вперед. Иными словами, была уверенность в завтрашнем дне. Кто бы знал, что все так обернется... Сегодня, перед тем как выйти на улицу, я узнаю прогноз погоды. С тоской вспоминаю о том, что из радиатора вытек тосол, и кляну себя за то, что до сих пор не куплен уплотнитель для окон. Быть может, это старость? Скучная пора с теплыми стельками. И какие тут могут быть выборы... Вообще, согласитесь, революционно менять строй можно только в идеальной стране. Где перепады климата не отвлекают от политической борьбы. Где смена власти не влияет на материальное положение людей. Где примерно все одного возраста, молоды, здоровы и безрассудны. На самом деле все идет к тому, что если не на этих, то к следующим выборам уж точно общество достигнет своего революционного идеала. Старики-пенсионеры вымрут. Пара-тройка дефолтов уравняет экономические шансы. А полное невмешательство государства в здравоохранение проредит нацию, как опытный фермер — рассаду капусты. Одним словом, осталось потерпеть пару пятилеток. Как говаривал Горбачев, другой альтернативы нет. Правда, поймут это те, кто доживет до реальных политических перемен. Афганистан с нашей помощью за 20 лет войны довел себя до Талибана. В чем-то социалистические, идеи этого движения потому в Афганистане и популярны. В Чечне и Дагестане тоже давно забыли, как зарабатывают деньги. А воровать людей дано не каждому. На всех не хватает заложников. Нет, в принципе любой чеченец — ну, скажем, не разбойник — добытчик. Только дело в том, что добывать испокон веку чеченцы могут лишь разбоем, обманом и тому подобными способами. А ваххабиты, собственно, и предлагают повернуться лицом к, так сказать, природным чувствам. Мой товарищ фотограф, работающий на иностранцев, недавно вернулся из Чечни. Но работал не на позициях русской армии, где бравые лейтенанты докладывают не менее бравым генералам о взятии Бамута, форсировании Терека, блокаде Гудермеса. Он был с другой, так сказать, вражеской стороны. Путешествие можно было назвать экстремальным туризмом. Тур был организован практически бесплатно — каждый иностранный журналист за неделю пребывания в прифронтовом Грозном заплатил по 100 долларов. Причем очевидно, что охранявшие их чеченцы платили своим же куда большие деньги, только бы журналистов по ошибке не взяли в заложники. Любой чеченец сегодня смотрит на русского далеко не как на врага, а как на вкусную, аппетитную сосиску. Когда меня информируют о том, что войска наступают, окружают, зачищают, я, разумеется, не верю. Грозный нельзя окружить ну никак! Дело в том, что он, как всякий провинциальный, а тем более кавказский город, не имеет начала. Поэтому бравые доклады о военных успехах в блокировании боевиков не что иное, как блеф. Помните, в 95-м мы точно так же окружали этот самый Грозный, бомбили банды и уничтожали террористов. Но на самом деле ничего не происходило ни тогда, ни сейчас. Просто предвыборные технологии четыре года назад еще не были отточены до совершенства. Временное правительство Путина этими предвыборными технологиями пользуется. Нам пытаются доказать, что результаты выборов будут зависеть от успехов в Чечне. Да все наоборот! От того, как будут развиваться предвыборные события, будет зависеть результативность военных операций. Если для Кремля предвыборная гонка будет складываться гладко и рейтинг председателя правительства в очередной раз возрастет, мы покорим Чечню уже к Новому году. На телеэкранах замелькают лица очередных чеченских марионеток. Интересно, послами в какие государства их отправят — Завгаева сослали в Танзанию. Если же у Кремля случится недобор взяток в предвыборном преферансе, военная кампания заморозится, последуют очередные, еще более кровавые взрывы в Москве. И главные выборы следующего лета будут перенесены... В России у природы четыре сезона в году. У российской политики один сезон в четыре года. Начинается он аккурат после Дня дружбы и согласия. По первому снегу. Когда зайцы не успели сменить свой окрас. А избирателей, как зайцев, легче загнать борзыми собаками агитаторских штабов.



Партнеры