ГЕНИЙ СТАРОГО ПАРКА

22 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 349

В Древнем Риме каждый римлянин находился под покровительством личного божества — гения. Римлянин пировал с друзьями, желая доставить радость своему гению, в день рождения приносил ему в жертву прекрасные спелые плоды и цветы. У городов и даже у отдельных местностей были собственные гении. Их не обязательно изображали пацанами с крылышками: гением местности считалась обычно красивая змея... Этот уголок на северной опушке сокольнической рощи таит столько воспоминаний, здесь в сырую глину детских душ вдохнули столько творческого духа, каждую тенистую тропку топтало столько детских ног, что в этом месте непременно должен завестись гений: загорелое растрепанное божество с поцарапанными коленками. А как в смысле плодов? В смысле плодов все в порядке: юннаты со всей России шлют сюда чудовищных размеров тыквы, картины, выполненные чесночной шелухой, и другие дары природы. И змея имеется. В экзотической компании удавчика, бурых лягушек-помидоров и игуан обитают сверчки: живут себе в обычных аквариумах, где навалены как придется картонные коробки из-под яиц, прогрызенные насквозь. Под коробками снует тьма-тьмущая черненьких неприметных жучков — это они, любители картона. Вот кто, посвистывая, грызет обои на даче!.. "Предлагаем несколько видов рептилий и насекомых для живых уголков в комплекте со специальными методиками их содержания и разведения: домовый сверчок; зеленая ящерица; полупалый геккон..." (Из рекламного объявления, увиденного на Центральной станции юных натуралистов и экологов.) Самоед предпочел жене науку В далеком восемнадцатом году два старорежимных интеллигента — детский врач Русаков (назначенный новой властью председателем райсовета) и учитель биологии Всесвятский — создали первую в России станцию юных любителей природы. Даже комсомол родился на полгода позже! Рядом текла Яуза со старицами и болотцами и раскинулся нетронутый лес Сокольников и Лосиного острова, где было привольно возиться "огородникам", "птичникам", "насекомникам" и "водолюбам". Здесь кольцевали птиц, изучали саранчу-шистоцерку, придумали День птиц и День леса и в первый же год заложили "дарвиновскую площадку": огородили безжизненный клочок земли, чтобы много лет наблюдать, какие растения тут вырастут. Всесвятский стал профессором и опубликовал более 70 работ по естествознанию. В 1919 году при станции возникла школа-колония юннатов, куда попадали не только беспризорники, но и дети, склонные к изучению природы. Из 150 выпускников каждый четвертый стал кандидатом естественных наук, а каждый седьмой — доктором! Сорокалетние, помните, как в пятом классе мучились до слез, срисовывая чертовы семядоли из "Ботаники" Корчагиной? Тоже бывшая юннатка... Летопись станции ведет Тамара Григорьевна Чуваева-Родькина. Она приехала в Москву из сельской школы в 12 лет. — Был не то 1927-й, не то 1928 год. На Сокольническом кругу не было асфальта, а просто тропочки: 1-й Лучевой просек, 2-й, 6-й... Директор колонии Петр Петрович Смолин сам внес в интернат мою корзинку. "На калорию ее!" И меня повели кормить. Вижу — еще ребята наши, тетюшские. Стало мне совсем хорошо. Мы из столовой побежали по Косой дорожке: "Ой, что это за цветы?" Я раньше не видывала георгинов. Целая плантация — и низкорослые, и махровые, всякие! И я стала заниматься георгинами. Меня оставили в колонии насовсем. В группе были ребята семи национальностей, и даже один взрослый парень самоед: оставил в тундре жену и приехал учиться... К тридцатым годам юннатское движение в СССР так расширилось, что государство поспешило наложить на него длань и забрать под свой контроль: движение превратили в систему государственных внешкольных учреждений со всеми вытекающими последствиями, а станцию в Сокольниках сделали координирующим центром. За 81 год ее название менялось 9 раз. Сейчас это Центральная станция юных натуралистов и экологов — ЦСЮНиЭ, учреждение, подчиненное Министерству образования РФ. У природы — свои моды Любовь к природе тоже подвержена смене эпох и мод. Во времена коллективизации партия требовала готовить юных колхозников, в войну дети сажали картофель глазками, после войны в ходу был лозунг "Украсим Родину садами!". В 60-е годы были модны школьные лесничества, а с 80-х в обиход вошло слово "экология". Сегодня на попечении станции — 458 провинциальных организаций, одни из которых дышат на ладан, другие — относительно жизнеспособны. Станция проводит десятка два конкурсов исследовательских работ, всяких слетов, "лагерей" и "школ". Еще есть столько же кружков для московских школьников и ФЗЭШ — заочная школа: любой самородок может затребовать квалифицированную помощь в изучении птичек, рыбок или чего угодно, как это сделал, например, любознательный семиклассник Кулагин из поселка Лотошино Волоколамского района. На периферии вдруг отчего-то усилился интерес к биологии, к исследовательской деятельности, поездкам в экспедиции. Дай-то бог... Одна из программ называется "Подрост": древесная или научная поросль имеется в виду? Станция опекает подрост биологов-экологов, пробивающийся в разных уголках страны: для России, переживающей экологическую катастрофу, это безумно важно. "Во время передвижений подчиняйтесь сопровождающему без возражений, так как, во-первых, он лучше знает дорогу, а во-вторых, лишние споры дезорганизуют. Избегайте встреч с местной шпаной. Если встретитесь, постарайтесь тихо и мирно разойтись, не проявляйте агрессии или панибратства. Отвечая на вопросы любопытствующих граждан, дайте им понять, что вы заняты очень важным делом. Милые девушки! Воздержитесь от яркой косметики, коротких одежд и всего, что возбуждает низшие инстинкты у особей противоположного пола..." Сей забавный текст — не инструкция для белой экспедиции в дебрях Экваториальной Африки, а "Правила безопасного поведения в Москве". Галя Новицкая, замдиректора, сказала, что их пришлось написать специально для подростков, приезжающих из провинции. Иногда, впрочем, предупреждения не спасают: то приезжий педагог проиграл в уличной лотерее казенные деньги, то двух школьниц обокрали на рынке. Сурова Москва к нездешним юным биологам! А на крылечке ЦСЮНиЭ сидит руководитель лаборатории "Экологическая школа" Игорь Окштейн с тазом в руках. В тазу — гекконы: им надобен ультрафиолет. Заросший черной бородой, словно Бармалей, бессеребреник Игорь днюет и ночует возле своих рептилий. Он вывозит детей на экологические школы и, наверное, сам придумал страшилку о Зеленом байдарочнике, которую мальчишки пересказывают в экспедициях. Но уничтожить это место почти до основания, извести его гения оказалось странно легко. Власть — лаборантам... Не так давно у станции было 25 объектов: конюшня, гараж, сенохранилище, производственные помещения... Плюс много экзотической живности: юннаты собирали исчезающие виды животных и птиц. По дорожкам гуляли павлины. В 1989 году, когда коллективы всюду брали власть, здесь тоже выбрали директора — лаборанта Вадима Арбузенко. Но, когда вскоре станцию прекратили финансировать: ни тебе угля, ни света, ни капремонта, ни зарплаты, — новый директор начал пускать имущество на ветер. Была уничтожена теплица, фонд которой собирался с 1934 года, распроданы трактора, вывезено что только возможно. Уплыли на базар даже аквариумные рыбки. Три года не было тепла и год — воды, лопнули трубы, текла крыша... Две трети сотрудников были "мертвыми душами", а остальная треть выходила на работу раз в неделю. На территорию пришли непонятные арендаторы, договоры с которыми не проводились через бухгалтерию, да и вообще никаких документов не велось. Директор произносил странную фразу: "Чем хуже, тем лучше", и старательно вел дело к тому, чтобы приватизировать станцию за бесценок. Ситуация в государстве этому способствовала. Так продолжалось пять лет, пока в Минобразе не спохватились: после ревизии лаборанта собрались снять, но простили и отпустили "по собственному", а на станцию назначили нового директора — Наталию Дервоед. Ей досталось тяжелое наследство. И без того старенькое здание станции выглядело как после бомбежки. А заглянув в бумаги, Дервоед обнаружила, что лаборант заложил под станцию столько мин, что взрываться они будут еще долго. ...земля — собакам! Оказалось, что станция не имела даже документов о собственности на свои 14 гектаров земли в пойме Яузы, где она располагается с 1918 года (половина территории находится в водоохранной зоне). Прежний директор не удосужился подготовить документы. Это и была мина номер раз. Потому что в 1992 году сосед — национальный парк "Лосиный остров" — оформил эти гектары на себя, а станции достался лишь скромный статус "стороннего пользователя". А кто такой "сторонний пользователь"? Сидят тут в уголке всякие... Можно их и подвинуть. Нищая ЦСЮНиЭ — государственное учреждение, а значит, земля представляет собой кусочек федеральной собственности внутри Москвы. И возникает большой соблазн этот лакомый кусочек отнять. Если учреждение не московское, тем более детское — кто за него заступится? И два года назад префектура Восточного округа согласилась на предложение фирмы "Зоосервис ЛТД" разместить на половине территории детской станции... один из ее пунктов передержки бродячих животных! Существует городская программа по очистке города от бродячих животных, за поимку и содержание бобиков выплачиваются большие деньги, и "Зоосервис ЛТД" к настоящему времени освоил уже около 70% московского рынка. Юннатам грозит каждый день видеть зрелище, которое негоже показывать детям, — воющих от страха и ужаса уличных собак. Центр госэпиднадзора округа с ходу отверг саму возможность такого соседства. Но, несмотря на это, ЦСЮНиЭ испытывает давление уже два года. Лишь недавно истории с бродячими собаками, кажется, начал подходить конец. Станции предложено оформить участок в тех границах, которые она сможет документально доказать, а все предыдущие решения вроде бы отменены. Не сглазить бы... l l l — Мы — как суденышко. В автономном плавании, посреди льдов, на полном самообслуживании: денег нет, горючего — тоже, а на топливо пускаем плавник, который выловили из воды, — шутят сотрудники с распухшими от простуды носами. Пока не на что отстроить сгоревшее здание у входа на территорию, но уже потихоньку идет ремонт помещений. Восстановлена конюшня: будет конно-спортивная школа. Может быть, возродится пасека. Издается бюллетень. Сколочен коллектив. Возможно, вернется в старый парк и его босоногий гений.



Партнеры