КИНОШНЫЕ БАИКИ

12 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 690

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Веский довод Режиссер Борис Дуров, в послужном списке которого много фильмов, в том числе и "Пираты ХХ века", полз на четвереньках по ресторанному ковру и выразительно лаял. Ему в той же позе пытался вторить приятель. Назавтра приятель спросил: — Боря, почему ты лаял? — Как почему? — удивился режиссер Дуров. — Я правнук знаменитого дрессировщика дедушки Дурова! А вот ты почему лаял? — Я? — переспросил приятель. — Я товарищ правнука дрессировщика. Особый взгляд Крупный режиссер с большого похмелья утром выехал на съемку к морю. Стал у кромки прибоя, вперил взгляд в свинцовые холодные волны и проронил: — Какой великий вытрезвитель... Послужные списки На юбилее Веры Петровны Марецкой, которая в числе прочих ролей в кино сыграла и "Члена правительства", Фаину Раневскую спросили: — Почему у Марецкой все звания, какие только есть, а у вас — далеко не все? — Деточка! — ответила Раневская. — Чтобы получить все это, мне нужно сыграть как минимум Чапаева! Влез в бутылку Я был приглашен на переговоры к американскому продюсеру, достаточно хорошо изучившему русский. По дороге, выполняя просьбу сына, решил сдать пустые бутылки и, как водится у нас, застрял в очереди у приемного пункта на час. Когда я появился на переговорах, мой коллега, организовавший эту встречу, набросился на меня: — Что это за манеры?! Мы ждем целый час! Пришлось оправдываться: — Я сдавал бутылки! У американского продюсера брови поползли вверх, и я понял, что совершил роковую ошибку: ну кому охота иметь дело с режиссером, который промышляет сдачей бутылок?.. На выручку пришел мой коллега: — У Марягина много старинных бутылок. Он сдавал их в музей. Как посмотреть Борис Ливанов увидал в ресторане ВТО молодого актера из его МХАТа, одетого в свитер с яркой полосой по горловине, при этом изрядно веселого. Ливанов спросил молодого коллегу, указав на полосу: — У вас это что — линия налива? Гимн хамству Снимаем перед выездом на площадь пригородного ростовского вокзала начальную сцену фильма "Вас ожидает гражданка Никанорова". Актриса Гундарева стоит спиной к площади у расписания поездов, установленного нашим художником, я стою лицом к актрисе, спиной к проезжей части. За мной — камера. Я активно жестикулирую, объясняя актрисе свои соображения по следующему кадру. Она вроде бы внимательно слушает, потом на мгновение отвлекается и резко дергает меня за руку. Гундарева — женщина плотная, сильная, и я, не удержавшись, лечу в кювет. А в полете уже мелькает мысль: "Что за хамство! Так обращаться с режиссером! Не прощу!.." Через минуту я понял, что Наташа Гундарева спасла мне жизнь. На площадку с проезжей части врезалось такси, сбивая зрителей и съемочную камеру. Следующим должен был быть я... С тех пор я многое прощаю актрисам. Аргумент антисемита Антрепренер, известный от Ростова до Харькова, послал сразу после революции администратора — "передового" — готовить гастроли в какой-то городок центра республики. Через пару недель поехал проверять его работу. Поезда ходили уже нерегулярно, и антрепренер смог проверить работу своего служащего нескоро. Собственно, проверять было нечего: на улицах не оказалось ни одной афиши о гастролях его театра. — Френкель, — спросил он у подчиненного, — почему в городе нет афиш? — В городе нет клея. — Прибей афиши гвоздями. — Здесь теперь военный коммунизм — гвоздей тоже нет. — А когда вы нашего Христа распяли — гвозди нашлись?.. Трансформация Зал ресторана Дома кино разделен невысокими перегородками, образующими своеобразные отсеки. В ресторан пришел известный сценарист В. Ему говорят: — Мест нет. — Что такое? — спрашивает. — Спецобслуживание. Зоопарк гуляет. — Тогда освободите мне один вольер. Напрасное пробуждение Кинокритик Виктор Демин имел обыкновение засыпать на слабых фильмах. Как-то режиссер С.Пучинян пригласил его посмотреть картину. Демин довольно быстро закрыл глаза. Режиссер огорченно ерзал рядом и, наконец, не выдержал и дернул критика за рукав: — Витя, смотри, сейчас будет хороший эпизод! Демин проснулся, отсмотрел эпизод и заметил: — Я сплю на эпизодах и получше! Затирка кое-что знал Кинорежиссеру Ивану Пырьеву в сталинские времена выдали отрез синего бостона на костюм. Известный кинематографический портной Затирка почему-то отказался шить костюм из предложенного материала, и прекрасную двубортную пару соорудил Пырьеву другой портной. В какой-то день время съемок у Пырьева наползло на время приема в Кремле, и режиссер, с утра облачась в прекрасный новый костюм, сразу после съемок поехал в Кремль. Прием уже затухал, но Пырьев нашел за столом свободное место и с аппетитом намазывал черную икру на хлеб, когда услышал за своей спиной голос: — Начальник сказал — икрой не увлекаться! Для наших — пирожки в углу... Пырьев обернулся: за его спиной стоял человек в синем бостоновом костюме. Пырьев обвел глазами стол: каждый четвертый за столом тоже был в синем бостоне.



Партнеры