КАК УТОМИТЕЛЬНЫ В РОССИИ МУСОРА

17 января 2000 в 00:00, просмотров: 350

Романс-пародия Не только в жизни — на экране Их очи строгие полным-полны сияния, И так в строю день за день — как вчера. Когда так хочется, так хочется запеть Иль слабым голосом, иль вовсе безголосо. И песня не вопрос, в ней точно нет вопроса. Вопрос один — как все это стерпеть. Как трудно бывает отвязаться от песенки, пародии особенно, если эта песенка — романс. Рассудок в дальнейшем приводит от романса к романтике и готике. Грубая готика, время рыцарей. А романтическая романтика — эпоха спекулянтов. Романтика тоже возвращается — но в виде диктатуры. Когда-нибудь нашим правнукам покажется "довольно странным" — как это можно ненавидеть войну и тюрьму — ведь это было время приключений. Полузабытый прозаик Карпов им покажется кем-то вроде Д'Артаньяна. u u u Кстати, о Д'Артаньяне. Когда-то Леонид Утесов напевал со своей дочкой Эдит: Все из вас, конечно, знают Популярный фильм, Где героев трех играют Трое простофиль. Исполнитель роли главной Весел и красив И поет куплет забавный На такой мотив: Вар-вар-вар-вары... Это написал Самуэль Покрасс (старший брат Дмитрия и Даниила), помните: "Дан приказ — ему на запад"? То была 2001-я голливудская версия самого знаменитого на этой планете романа. Номер два, может быть, "Дон Кихот". Номер три, может быть, "Граф Монте-Кристо". Но первый номер, несомненно, "Три мушкетера". Это как раз те, которым наш знаменитый современник Юрий Ряшенцев написал знаменитую песенку: "Паша-паша-пошаливая, он бродит по гарему, Паша-паша-пошатываясь там". Кстати, "Три мушкетера" начинаются с цитаты: "Вообразите себе Дон Кихота"... Как говаривала Анна Андреевна: "Графа Монте-Кристо тут не стояло". u u u В этой пробежке с ее ускорением к концу, Ряшенцев, мы успевали видеть друг друга: Посередине летящего в стороны круга Город прощального взгляда приблизив к лицу. Знаешь, схлынула ревность мальчишечьих дней. Я, благодарный, в беге шепну: покори нас! Острая разница, гордая неповторимость, Бог с ней, стало заметно — дело не в ней... В случае главной удачи, прогул замоля, Скажет студенточка махом, сомненья итожа: "Время — при Пушкине, ну, или несколько позже, Место — Россия, значит, планета Земля". Далее везде. Другими словами, далее со всеми остановками. Где-то в Малаховке. На улице Лесная-Заречная, на катке в парке ЦПКиО (знаменитый парк культуры им. Горького). По тем местам нашей молодости, где когда-то и мы были счастливы. u u u Ваш тридцатый век Обгонит стаи — Сердце раздиравших мелочей. Нынче недолюбленное наверстаем Звездностью бесчисленных ночей. Неужели это про нас? Всего только на год позже. u u u Февраль. Затем январь. Весь белый свет не мил. Разгневана грохочущая слякоть. Ну как бы тут достать Каких-нибудь чернил И — плакать, плакать, плакать, Плакать, плакать. u u u И сдвинулись горы и скалы, И хлынула наземь вода. И то, что вчера отсверкало, Уже не взойдет никогда. О ком эти сны? О В.В.Путине и о нас с вами. Раз — Путин, два — Путин, три — Путин. Не многовато ли на одного? u u u Борис Николаевич — гигант. Но мы — те, кто уже успели съесть полный котелок солдатской каши с Б.Н.Ельциным, первым президентом России — да будем живы и здоровы в третьем тысячелетии, которое начнется на год позже.



    Партнеры