КРОВАВЫЕ МЕТРЫ

25 июня 2000 в 00:00, просмотров: 735

МК-ВОСКРЕСЕНЬЕ Разгребая, как обычно, однажды вечером свой почтовый ящик, битком набитый рекламными газетами, я вдруг наткнулась на любопытную листовку. Под красноречивым заголовком "ВЫ ХОТИТЕ СОХРАНИТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ ПРИ ПРОДАЖЕ, ОБМЕНЕ ИЛИ СДАЧЕ КВАРТИРЫ?" была изложена содержательная инструкция о том, как действовать москвичам, обладателям недвижимости, в соответствующих случаях, чтобы избежать неприятных ситуаций и трагических последствий. Дочитать листовку до конца я так и не смогла. От мысли, что практически все квартировладельцы являются потенциальными жертвами разгулявшейся преступности, стало жутко. И страшно... ...Мы и так уже шарахаемся от любого неожиданного звонка в дверь. Напуганы до такой степени, что ставим двойные металлические двери, кодовые замки и домофоны... Не спасает ничего. А раз уж дело дошло до таких листовок, выпускаемых многотысячными экземплярами, каков же реальный размах "квартирной" преступности?.. 30-летняя москвичка Татьяна Торобцева (фамилия изменена. — Авт.) не собиралась продавать свою шикарную 3-комнатную квартиру на Маросейке. Однако ей нужны были деньги, и она решила какое-то время сдавать свое жилище в аренду. Сначала она искала клиентов среди своих знакомых, затем — среди знакомых знакомых, а потом, так и не найдя подходящих жильцов, обратилась в риэлторскую контору "Новый дом". В фирме сработали профессионально, и вскоре в квартиру Торобцевой потянулись вереницы потенциальных квартирантов. Клиенты приезжали в сопровождении риэлтора, и Татьяна всегда без опаски открывала дверь незнакомым людям. Однажды, в конце марта 1998 года, к ней явились двое молодых мужчин со знакомой уже женщиной-риэлторшей. Они прошлись по квартире, внимательно осмотрели каждый угол, а потом долго совещались друг с другом, что называется, за закрытой дверью. Затем, выдав традиционное "Мы подумаем", удалились. Через несколько дней в квартире Татьяны раздался телефонный звонок. — Это Иконина из "Нового дома", — прозвучало в трубке. — Я была у вас несколько дней назад с двумя молодыми людьми. Мы объездили еще три адреса, но ваша квартира им понравилась больше всего. 3 апреля они хотели бы заключить договор. Вы будете дома? — Да, приезжайте... n n n 53-летняя Вера Иконина (фамилия изменена. — Авт.) риэлтором начала работать сравнительно недавно. Всю жизнь она трудилась на госпредприятиях, не дававших в последнее время никаких доходов, поэтому-то и решила освоить новую для себя специальность — риэлтора. Проценты от сделок сулили безбедное существование, и немолодая уже дама весьма успешно справлялась с новыми обязанностями. Она отлично ладила с людьми и возилась с каждым клиентом, как с родным. Теперешние ее подопечные, молодые парни Рома и Саша, были весьма приятные на вид. К тому же веселые и общительные. Один учится на юридическом факультете университета Натальи Нестеровой, второй планирует поступить на работу в Театр Маяковского... Правда, всего этого Вера тогда не знала. Перед ней были просто два клиента, которые хотели снять большую квартиру, желательно в центре. Таких клиентов, как правило, ценят и обхаживают особенно усердно. Ведь сумма сделки довольно велика (а соответственно — и проценты от нее). После квартиры на Маросейке Иконина вместе с Ромой и Сашей за несколько дней объехали еще три адреса, но ни одна из увиденных жилплощадей не удовлетворяла требованиям придирчивых, как оказалось, клиентов. Не устраивало то одно, то другое. Вера вообще не могла понять, что им нужно. Иконина хотела уж было бросить это дело, как Рома с Сашей вдруг изъявили желание еще раз посмотреть квартиру на Маросейке и, скорее всего, заключить-таки договор на аренду. n n n ...Татьяна открыла дверь и впустила долгожданных гостей, один из которых нес увесистый портфель. Мужчины еще раз пошли осматривать комнаты, а хозяйка квартиры и риэлторша тем временем начали раскладывать на кухне документы. Они не обратили внимания на то, что "квартиранты" весьма подозрительно шушукаются в коридоре. И женщинам, конечно, не могло прийти в голову, что отныне обе они стали заложницами двух негодяев, двух хладнокровных убийц, которые тщательно подготовились к этой встрече. И в портфеле у них были отнюдь не деньги, как казалось дамам. Там лежали орудия убийства, да такие, что смогли бы украсить собой коллекцию любого средневекового инквизитора. Здесь был весь набор профессионального садиста: от веревки и пальчиковых наручников до тесака и топора для рубки мяса... ...Неслышно зайдя на кухню, "клиенты" набросились на женщин, склонившихся над бумагами, и повалили обеих на пол. Затем надели на них наручники и заклеили рты скотчем. — Если издадите хоть звук — вам не жить! — с этими словами парни направились в комнаты, продемонстрировав для убедительности пистолет. По звукам, доносящимся из глубины квартиры, Татьяна поняла, что они роются в ее вещах. Она взглянула на Иконину. В глазах Веры читалась та же самая мысль: "Только бы не убили..." — С кем ты живешь?! — перед Торобцевой стоял Роман. Он протянул ей ручку и блокнот, чтобы та написала ответ, поскольку рот у нее был заклеен. "С мужем", — едва шевеля закованной в наручники рукой, вывела Татьяна. — Где он? Кем работает? Когда придет?.. Вопросы сыпались один за другим, и Татьяна послушно выводила на бумаге ответы. "Только бы не убили..." — Вставай, пойдем, — Роман буквально потащил Торобцеву в ванную комнату. — Сколько ты заплатишь за свою жизнь?! — он отклеил скотч. — У меня совсем нет денег, — Татьяна не узнала свой собственный голос. — У знакомых могу занять примерно 10 тысяч долларов. — Сейчас я тебе отрежу ухо, и ты сможешь занять гораздо больше, — в руке Романа поблескивал не хилых размеров тесак. — Сань, — громогласно обратился он к товарищу, — тащи-ка сюда вторую... Сердце Татьяны бешено колотилось, но она понимала, что самое худшее ей еще предстоит пережить. Пережить ли?! Быть может, это конец... Иконину приволокли в ванную, после чего обеим женщинам связали ноги. Затем Роман достал из портфеля еще кусок веревки и начал сооружать из нее удавку. Покончив с этим, парень, насмотревшийся, по-видимому, фильмов ужасов, стал медленно, так, чтобы женщины прониклись своим незавидным положением, доставать из "инквизиторского" чемоданчика инструменты пыток. Из чрева портфеля по очереди выплывали ножи разных размеров, пила, ножовка, топор для рубки мяса... Связанные женщины с ужасом следили за манипуляциями маньяка. — Я тебя буду резать, пилить и рубить по частям, — обращаясь к Татьяне, чуть ли не с придыханием заявил Роман. Было видно, что ему доставляет несказанное удовольствие наблюдать за жертвами, в глазах которых с каждой секундой нарастал страх. — Но сначала ты убьешь ее, — парень жестом указал на Веру. — А мы все это снимем на видеокамеру, чтобы ты не смогла отвертеться. Когда отдашь нам деньги, мы уничтожим кассету. А труп риэлторши спрячем так, что никто никогда не найдет. Татьяна, которую уже колотила мелкая дрожь, взглянула на Иконину. Рот у Веры был по-прежнему заклеен скотчем, и она не могла произнести ни звука. В глазах стояли слезы. Господи, она никогда не сможет убить эту женщину. Даже под угрозой смерти... — А если не согласишься, мы все равно убьем ее. А тебя порежем на мелкие куски. С этими словами Роман расстегнул Татьяне наручники на запястьях и вместо этого сковал ей большие пальцы рук маленькими наручниками. Его напарник тем временем надел на голову Веры полиэтиленовый пакет и набросил на него удавку. — Бери концы веревки и души ее! — приказал Роман, вооружившись видеокамерой. Татьяна, как во сне, взяла веревку. — Души!.. Татьяна силилась сделать какие-то движения, но руки не слушались ее. — Нет, я не могу... Не могу... Не могу... — все повторяла она, едва различимым шепотом. — Души, тварь! Мы убьем вас обеих... Женщина усилием воли заставила себя стянуть концы веревки. В ответ раздался хрип, и Иконина прерывисто задышала. — Так, молодец... Сильней!.. — наблюдая в глазок видеокамеры, подсказывал Роман. Татьяна сделала еще одно усилие над собой... — Нет... Не могу... — она бессильно отпустила концы удавки. — Ну давай же, давай! Ты уже почти все сделала! — кричал "оператор". — Нет!.. Я не могу... Не могу!.. — Ну хорошо, — злобно прошипел Роман, выключая камеру. — Сань, кончай ее сам. А с этой я разберусь. Веру выволокли в коридор, сняли с головы мешок, и "Саня" сделал то, что не смогла сделать Торобцева. Он ловко сдавил удавку на шее Веры — женщина захрипела и вскоре затихла. — Подержи еще контрольную минуту, — приказал душителю Роман, наблюдавший за своим подельником. — Все, она готова, — отрапортовал убийца, выполнив требование наставника... n n n Этот ад продолжался три часа. Татьяна мысленно уже приготовилась к смерти. Но ее палачи не торопились с убийством. Им не было никакого проку от смерти Торобцевой. Им нужны были деньги. А в квартире, как они убедились, денег не было. Бандиты не знали, что делать. Они уже использовали все "домашние заготовки" устрашения жертвы, но желаемого так и не добились. Никогда еще они не попадали в такую безвыходную ситуацию. — Ты что-то говорила про 10 тысяч долларов, которые можешь занять, — вспомнил вдруг Роман. — Да, могу. Но мне надо позвонить, — у Татьяны затеплилась надежда. — Звони... Торобцева быстро набрала номер знакомого — известного бизнесмена, офис которого находился в гостинице "Интурист". Переговоры, проходившие под неусыпным контролем двух убийц, были недолги. Бизнесмен, сразу оценивший всю ситуацию, предложил бандитам вместе с пленницей немедленно приехать в его офис, где он тут же выдаст им требуемую сумму. Приятели решили разделиться: один поедет с Торобцевой за деньгами, а другой останется в квартире ждать их возвращения. В офис поехал Роман. Никогда еще Татьяна не испытывала такого облегчения, покидая свою собственную квартиру. Она все еще находилась во власти безумного садиста, но в душе уже была надежда на спасение. Даже не надежда. Она точно знала, что теперь просто обязана спастись, чтобы наказать этих подонков. В гостинице пленнице повезло. Несмотря на то что Роман ни на секунду не отпускал ее из поля зрения, женщине каким-то образом удалось сообщить местным охранникам о своем бедственном положении и об убийстве в квартире на Маросейке... Романа тут же скрутили. А в "нехорошую" квартиру, где должен был находиться второй убийца, направили группу захвата. Омоновцы через окно проникли внутрь, но обнаружили там лишь труп женщины — бандит, почуяв неладное, сбежал. Но его удалось задержать довольно быстро. Причем в собственной квартире. Там же обнаружили несколько вещей Татьяны Торобцевой и... видеокассету, на которой была запечатлена сцена расправы над 53-летней Верой Икониной... n n n 24-летний Роман Железных на допросах, впрочем, как и на суде, виновным себя не признал. Он хранил полное молчание. По-видимому, ему, студенту юрфака, а по совместительству и палачу, такая форма защиты показалась наиболее оптимальной. Его подельник, 23-летний Александр Королев, был более разговорчивый. Ему, как говорится, сам Бог велел, поскольку именно в его квартире нашли все улики совершенного преступления, и "отмазаться" ему ну никак бы не удалось. По словам Королева, они с приятелем с самого начала решили, замаскировавшись под квартиросъемщиков, ограбить какую-нибудь квартиру. И фирма "Новый дом" была не единственной риэлторской компанией, куда обратились в поисках "подходящей" квартиры преступники. Во время первого визита на Маросейку, в квартиру Татьяны Торобцевой, грабителей остановило небогатое убранство жилища. Они решили подыскать нечто поприличней и побогаче. Но на трех других адресах им постоянно что-то мешало — например, дома оказывались мужчины. В конце концов друзья вернулись в первую квартиру. Кстати, негодяи так и не смогли объяснить, зачем им понадобилось убивать риэлтора, Веру Иконину. Ведь, чтобы шантажировать Торобцеву видеозаписью убийства, необходимо было, чтобы она сама задушила женщину. А она этого не сделала. Так зачем ее добили? Вероятно, преступники просто, как говорится, вошли во вкус... Как бы то ни было, но и тот, и другой убийца теперь не скоро выйдут на свободу. Роман Железных проведет в колонии строгого режима 20 лет, а Александр Королев там же — 24 года. n n n Татьяна Торобцева теперь, по-видимому, никогда не захочет сдавать свою квартиру. От пережитого ужаса она оправится еще нескоро. Несмотря на то что с того дня, разделившего ее жизнь на ДО и ПОСЛЕ, прошло уже больше двух лет...




Партнеры