Легенда о ШКАСе

1 января 2001 в 00:00, просмотров: 1058

Оговорюсь сразу, что речь пойдет не об охотничьем оружии, а о боевом авиационном пулемете. К разговору на эту тему меня побудила статья Ю. Васильева «Главный секрет ЦКИБ» («Российская Охотничья Газета» от 2.08.2000 г.), в которой автор приводит, в качестве примера мастерства тульских оружейников, сведения о неудачной якобы попытке немецких оружейников воссоздать конструкцию одного из наших авиационных пулеметов: дескать, им не хватило нашего русского мастерства.

Наверное, читатели «РОГ» не сомневаются в искусстве немецких мастеров-оружейников, давно известных своими отличными охотничьими ружьями, а также в умении немецких инженеров конструировать оружие (чего стоят только имена братьев Маузер, конструкторов Люгера, Вальтера, Шмайссера и других!). Дело не в их недостаточном мастерстве, а в специфике конструктивного решения нашего пулемета, называемого ШКАС (Шпитальный, Комарицкий, авиационный, скорострельный) – системы действительно уникальной по принципу действия и скорострельности.

Пулемет, получивший это название, был создан в самом начале 1930-х гг. советскими конструкторами Б.Г. Шпитальным и И.А. Комарицким и отличался в корне от других подобных пулеметов тем, что в нем, для обеспечения необходимой надежности действия при необычно высокой – 1800 выстрелов в минуту – скорострельности, был применен оригинальный метод извлечения патрона из звена металлической ленты. В механизме пулемета патроны, под действием вращающейся вокруг продольной оси оружия зубчатки с 10 гнездами, двигались в кольцевом пространстве между осью зубчатки и ее кожухом, постепенно (за 10 «шагов» зубчатки) извлекаясь из звена ленты, чем и обеспечивалась относительная плавность извлечения и надежность подачи патронов в патронник ствола. Главная «изюминка» этой конструкции заключалась в том, что патроны велись по винтовым пазам оси зубчатки и ее кожуха своими фланцами гильз, т.е. вся конструкция зиждилась на особенностях конфигурации русского патрона, имеющего выступающую закраину (фланец).

Немецкий же патрон Маузера имел бесфланцевую гильзу (с проточкой), поэтому данная система подачи при таком патроне не могла быть применена, как говорится, по определению. Во всяком случае, известный историк оружия Д.Н. Болотин в своей книге «Советское стрелковое оружие» (выдержавшей три издания) писал, что «...применение бесфланцевого патрона настолько усложняло систему, что она оказывалась практически непригодной...»

Скорострельный пулемет ШКАС, принятый на вооружение Советских Военно-Воздушных Сил в 1932 г., в то время оказался единственным пулеметом в мире с подобной скорострельностью и с большим успехом применялся в военных конфликтах середины и конца 1930-х гг.: сначала в Испании, потом в Китае (где на стороне Гоминдана сражались советские летчики-добровольцы против японцев), на Халхин-Голе и в советско-финляндской «зимней войне». Первое применение ШКАСов нашими летчиками в небе Мадрида в 1936 г. явилось подлинным шоком для франкистских, немецких и итальянских летчиков: за короткое время было сбито 350 фашистских самолетов при минимальных потерях республиканцев! (потом, правда, с появлением немецких «мессеров», советским И-15 и И-16 стало сражаться труднее).

Освоение серийного производства пулеметов ШКАС принесло немало трудностей тульским оружейникам: пулемет «капризничал» и никак не хотел давать установленной эксплуатационной живучести 5000 выстрелов: через 2500-3000 выстрелов возвратно-боевая пружина выходила из строя. Б.Г. Шпитальный предложил поистине революционное решение: сделать пружину из трехжильного троса, что обеспечило боевую живучесть пулемета, намного перекрывшую установленный параметр. После Испании, когда некоторые ШКАСы, снятые со сбитых советских самолетов, попали за рубеж, такие пружины появились на немецких и американских пулеметах. Кстати говоря, трехжильные пружины нашли было применение и в охотничьем оружии: в 1980-х гг. в КБ Тульского оружейного завода под руководством Н.И. Коровякова (автора известного ружья ТОЗ-34) было разработано охотничье ружье-«вертикалка» ТОЗ-84, имевшее необычный ударно-спусковой механизм ударниковой системы именно с такими пружинами. Но ружье в серию не пошло, осталось в опытных партиях, хотя и экспонировалось на ВДНХ.

Высокая скорострельность пулемета ШКАС потребовала и создания к нему особых патронов: материал гильзы был утолщен, пуля имела двойную обкатку, а капсюль дополнительно укреплялся тремя кернениями; без этих мер патроны в пулемете при стрельбе демонтировались.

Несмотря на высокую эффективность в части скорострельности пулеметов ШКАС, к концу 1930-х гг. стало ясно, что калибр 7,62 мм уже не годится для борьбы с усовершенствованными моделями самолетов (применение бронирования кабин, протектированных бензобаков и т.п.), поэтому конструктором С.В. Владимировым был разработан на основе принципов устройства пулемета ШКАС сначала 12,7-мм пулемет ШВАК (Шпитальный, Владимиров, авиационный, крупнокалиберный), а несколько позднее, при незначительных изменениях конструкции, и 20-мм авиапушка ШВАК, которая нашла исключительно широкое применение на советских самолетах в годы Великой Отечественной войны.

Такова, в самом кратком изложении, история создания скорострельного пулемета ШКАС и его дальнейших разработок – пулемета и пушки ШВАК. Теперь о самой, якобы имевшей место, неудаче немецких оружейников с копированием советского пулемета ШКАС. Должен разочаровать читателей «РОГ»: случай, на который ссылается Ю. Васильев, относится, по всей вероятности, к разряду мифов, ибо никаких официальных документов на сей счет до сих пор не публиковалось. Автору этих строк в 1982-1983 гг. довелось, в качестве консультанта и куратора от отрасли, принимать самое непосредственное участие в съемках киностудией «Центрнаучфильм» кинодилогии (из двух полнометражных фильмов) «Творцы отечественного оружия». Каюсь сейчас, но мы тоже, завороженные привлекательностью данного сюжета, пытались его изобразить на кинопленке, используя некоторые экспонаты Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в Ленинграде. Главный хранитель фонда стрелкового оружия ВИМАИВВС Ю.А. Нацваладзе (к сожалению, уже покойный) тоже не смог найти в архивах музея документального подтверждения этому случаю. Да и историк Д.Н. Болотин, опубликовавший выдержку об этом, опирался лишь на статью самого Б.Г. Шпитального в тульской газете «Коммунар» от 10 мая 1965 г. Съемка мнимого «ШКАСа из «рейхсканцелярии», правда, не попала в окончательный вариант кинодилогии, как и вся авиационная тематика), – не позволил метраж.

Так что оставим сей не очень ясный эпизод на совести Б.Г. Шпитального, решившего, видимо, к 20-летию Победы лишний раз подчеркнуть значение своего изобретения. Борис Гаврилович, несомненно, талантливый инженер-конструктор, отмеченный званиями Героя Социалистического Труда и лауреата Сталинских премий, а также ученой степенью доктора технических наук, как человек был, к сожалению, болезненно самолюбив, импульсивен и не блистал высокой порядочностью, о чем имеется немало свидетельств видных руководителей нашей «оборонки» – Бог ему судья!

Таким образом, дорогие читатели, считайте эпизод, приведенный Ю. Васильевым в его статье, лишь красивой легендой (конечно, делающей честь нашим оружейникам), но далекой от действительной правды истории и не очень верно трактующей причины «неудачи» немецких мастеров оружия.



    Партнеры