ДЕ ПОДСТЕРЕГАЮТ НЕУДАЧИ?

15 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 548

  Ничего нового люди не изобрели. Вот ворона, раздобыв корочку хлеба, взгромоздилась на тополь. Тут же на соседнюю ветку опустилась другая. Рэкетирша? Налоговая фискальша? А за ней подпорхнула и третья. С какой стати корочка должна доставаться особи, которая ничем не лучше?

     И пошло — перелетание с дерева на дерево, с крыши на крышу. Преследование в надежде (и с сознанием собственной правоты): вдруг беглянка выронит добычу. И можно будет подхватить. Присвоить. О каких приличиях, правилах хорошего тона, о какой воспитанности речь — если решается судьба хлебной корки? Все экивоки — в сторону. В права вступил диктат голода и поживы.

    

     С некоторым, почти мистическим, ужасом мы видим, что в России ничто не меняется. Те же угодливые прихлебаи из околовластной и журналистской челяди, те же верноподданнические попытки расшибить лоб во исполнение еще не отданной, а только витающей в воздухе директивы, те же ненаказуемые и неистребимые воры наверху и бескрайняя нужда и дикость мечущихся меж посвистывающим кнутом и иллюзорным пряником — внизу...

    

     Зачем идут в литературу (и пытаются в ней удержаться, и удерживаются, отчаянно цепляясь за малейшие или весьма солидные обстоятельства) люди, которым мучительно нечего сказать?

     Зачем идут в политику те, у кого нет никакой другой цели, кроме обогащения? И (попутно) самоутвердиться на общественной ниве? Морочат голову окружающим, толкают умные речи... Неужели нет другого способа заработать — без публичного скоморошества и выставления напоказ собственной беспринципности?

     Какие еще события, помимо тех, что имели место в истории, должны произойти, чтобы человек извлек из прошлого хоть какие-то уроки? Перестал врать и верить собственному и чужому вранью, перестал обогащаться сверх меры за счет других, тем самым готовя себе неминуемую зависть и месть со стороны этих самых других?

     Можно было бы сказать, что человечество с каждым веком все яснее доказывает и демонстрирует собственную никчемность и выморочность своих устремлений, но наличие в безликой массе отдельных нетипичных представителей, таких, как Леонардо да Винчи или Эйнштейн, свидетельствует о ненапрасности существования двуногой популяции. К какой-то цели (помимо весьма вероятного самоуничтожения) она все же движется, если открывает на пути своего следования не только способы продлить каждую отдельную жизнь, но и законы высшего порядка, приоткрывающие завесу над тайнами вечности. Возможно, смысл в жвачном топтании на месте этой пустопорожней массы все же наличествует. Какую-то тайну, пророчащую, обещающую нечто важное в будущем — мы в себе храним.

    

     В чем беда мелкого человека? В том, что он погрязает (слово-то какое: погружающее в грязь!) в мелочах, не способен взглянуть поверх них и увидеть более масштабные вещи и перспективы, он — этакий инвентаризатор, завхоз, но никак не планетарный (это я и вправду загнул) мыслитель. Широта помогает подниматься над собой и реальностью, споспешествует преодолению преград и препятствий, о которые мелкий, суетливый, пекущийся о порядке в норке (и дальше своего носа не видящий) крот непременно споткнется... Масштабность помогает преодолению мелкости нанесенных на линейку миллиметровых делений. Эти же черточки становятся для недалекого человека непреодолимой данностью, которой он полностью подчинен.

    

     Рядом с человеком свободным, пренебрегающим условностями, страхами, оглядками — сам становишься свободнее.

    

     Неудачи подстерегают там, где даешь слабину, идешь на компромиссы. Как только занимаешь твердую, неуступчивую позицию, с тобой начинают считаться. Вихляешь — тут в ахиллесовы извивы и жалят. Не давай повода!

    

     Европа в расслаблении. Попивает, покуривает, утратила средневековую бойцовскую форму. А молодые нации полны воинственного духа. Запрет бражничать поможет если не всем, то фанатикам произвести здоровое потомство. Ох, и огребет же старушка за свою самонадеянную расторможенность!

    

     Странное ощущение — бессонница. Вроде выполняешь все условия того, чтобы погрузиться в нирвану забытья. Нет, не идет сон. Ворочаешься, приказываешь себе заснуть — не получается. И ведь он так близок — заветный миг опрокидывания в себя самого... А не ухватишь. Ничего не зависит от человека даже в самом себе, ничего...

    

     Человек — как нейтронная бомба: всюду проникает, все уничтожает.

    

     Никогда ничего не надо делать с п е ц и а л ь н о. Все должно происходить само собой. Как только намечаешь цель — исчезает, теряется, нарушается непринужденность, естественность, плавность бытия. А это и есть главные ее качественные характеристики. Ее параметры. Напор, напряг, подлаживание под других — коверкают прелесть свободного развития и созревания ситуации. Не говоря уж о том, что идет насмарку смакование бытия.

    

     В киоски “МК” поступила книга Андрея Яхонтова “Койка”. Если не увидите в витринах — спрашивайте и обрящете!

    



    Партнеры