Сливки с ветчиной

29 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 317

У Европы новый бзик: “Всякий хочет иметь своего коча”, — такой у заграницы теперь девиз. Коч — это специалист в области психологии, помогающий клиенту выживать в экстремальной ситуации: стрессы, финансовые потери, важные переговоры и все такое прочее. Теперь каждый бизнесмен, каждый крупный руководитель, каждый политик заводит себе коча. Это не просто модно, это супермодно.

Коч учит концентрироваться, распознавать подлеца-обманщика по жестам, отгадывать замыслы партнера, вести переговоры с самыми несговариваемыми людьми, уметь концентрироваться и расслабляться и не тратить попусту энергию — психотерапевты и психоаналитики отдыхают рядом с этим новоявленным профессионалом.

В Париже самый известный и самый дорогой коч — специалист в области жестикуляции (проживший 15 лет в Японии, среди самураев), обучившийся этой науке. Во Франции он помимо деловых людей с их частными случаями помогает полиции и политикам в делах государственной важности (отгадывает в толпе террориста, вычисляет на таможне контрабандистов, помогает на важных переговорах, принимает участие в освобождении заложников — и все только по жестам, по мимике, по взгляду).

Говорят, что мода на коча продлится еще пару лет. А потом войдет в быт и станет привычкой. Как телохранитель, адвокат, личный врач, водитель, компьютер и мобильный телефон.

* * *

Для людей меньшего масштаба — новинки наступающего мая. Сражающие наповал не меньше новомодного коча. Для себя, для дома, для сердца.

— Ти-шетка любимому карапузу, едва научившемуся ходить, с крупной надписью: “Я — доказательство того, что моя мама любит заниматься сексом” (перевод, разумеется, очень мягкий) — около 20 долларов.

— Шоколад с сыром. Натуральные шоколадные конфеты, но обваленные в сыре разных сортов, с тмином и орехами — коробочка из 16 конфет около 12 долларов.

— Минимальные мини: юбочки, как бинты, и шортики, как трусики. Каблук, соответственно, пошел на повышение: умопомрачительные шпильки с минимумом перепонок и закрытого пространства.

— Паста (макароны и производные от них, по-русски выражаясь) с огромным количеством соуса: сливки с ветчиной, базилик со сметаной, морковь с кориандром и прочие необычные сочетания.

— Баобаб в горшке. Живой и маленький. Живет до 5000 лет, стоит около 30 долларов.

— Очки-маски. Без оправы, ярких цветов или с цветным “напылением”.

— Красное. Помада и лак. Чистейший гламур.

* * *

Лондон и Париж последние недели не устают склонять фамилию Маккартни — речь идет о дочери Пола, Стелле. Наделавшей немало шума в связи с переходом из Дома “Хлое” в Дом “Гуччи”.

29 лет, голубоглазая блондинка, дочь легендарных родителей и талантливый дизайнер. Подруги? Кейт Мосс, Лив Тайлер, Наоми Кемпбелл и Мадонна. Принцип? Ничего, что может убить животных (Стелла, как известно, не создает одежду из кожи и меха, за что имеет кучу грамот и похвальных листов от скандального общества ПЕТА и многочисленных вегетарианских организаций). Деньги? Денег у нее достаточно. Более чем достаточно. Но она равнодушна к ним: “Деньги — это не самое лучшее в жизни, на них нельзя купить ни хорошее общество, ни счастливые моменты”. Ее предпочтения в одежде весьма необычны для известного кутюрье и дочери легендарного музыканта и миллиардера: джинсы, топики и серо-голубые жакеты. Минимум косметики и украшений.

Стелла очень привязана к отцу и памяти о матери. Каждую неделю она выходит из своего парижского офиса на Фобур Сент-Оноре и садится в “Евростар”, который переносит ее в Лондон. На роман отца с состарившейся манекенщицей Хейзер Миллс смотрит настороженно, британская пресса ее горячо в этом поддерживает, разукрашивая страницы газет и журналов заголовками о том, что Стелла не готова к новому этапу в жизни Пола.

Хорошая девочка Стелла, которой пророчат огромную славу. Европа жить не может без положительных героев.



Партнеры