ПОД ДРУЖЕСКОЕ РЖАНИЕ

Атос: “Конь встал в свечку, а я лег в спячку”

3 января 2002 в 00:00, просмотров: 342
  Уж про кого-кого, а про лошадей в нашем кино историй хватает. Нет, пожалуй, ни одного народного или заслуженного артиста, который хоть раз не оказался бы в седле перед камерой. “Красные дьяволята”, бесстрашные комиссары, заграничные мушкетеры, отечественные гардемарины — да мало ли еще кто. К Новому году мы собрали для вас самые интересные истории из самых любимых фильмов — “Д’Артаньян и три мушкетера”, “Опасные гастроли”, “Гардемарины, вперед!”, “Неуловимые мстители”.
    
     u Георгий Юнгвальд-Хилькевич
     (режиссер мушкетерской саги)
     История первая (комическая)
     — Жил я в свое время в Душанбе, работал художником на киностудии. И неровно дышал к одной местной балерине-таджичке, всячески за ней ухаживал. Однажды мы гуляли в парке, и решил я показать девушке всю широту своей души — подвел к ней пони и сказал: “Садись”. Но в тот самый момент, когда балерина уже хотела оседлать низкорослого жеребца, тот исхитрился и укусил меня в живот. Я испытал дикую боль. Сразу же вырос огромных размеров синяк, который полностью исчез только через год. Но финал этой истории оказался в общем-то счастливым. Моя балерина, видимо, пожалела меня и сдалась.
     История вторая (трагическая)
     — Большая часть съемок “Трех мушкетеров” проходила в окрестностях Львова, и там же мы, естественно, снимали кавалькаду четырех мушкетеров, помните: “Нас четверо, пока еще мы вместе, и дело есть, и это дело чести...” Ребята скакали по прямой грунтовой дороге. Все было великолепно. Но ночью перед съемками на пути мушкетеров кто-то неизвестно зачем вырыл котлован. И вот они скачут — впереди Миша Боярский на своем красавце Хаскане, позади все остальные. Тут ребята замечают яму и резко разворачивают лошадей. Все, кроме одного. Его имени я не назову. Этот артист очень плохо тренировался и, по-моему, сидел в седле второй раз в жизни. Вместо того, чтобы развернуть свою кобылу по кличке Аэрофлот, он дернул поводья на себя и вонзил в конские бока шпоры. Лошадь, естественно, взвилась вверх, сама котлован перескочила, а всадника сбросила. Ну, все подумали — конец парню. Ан нет, он сумел подняться, потребовал: “Доктора и спирта” — и вырубился вновь.
     u Вениамин Смехов (Атос)
     — Вообще-то конный спорт чужд моей природе. Но когда я работал графом в “Трех мушкетерах”, мне приходилось осваивать некоторые его аспекты. Мы тренировались на московском ипподроме вместе с Ритой Тереховой. У меня был замечательный белый конь по кличке Воск двадцати восьми лет от роду. Передвигаться мы с ней предпочитали в основном рысью. Но однажды Миша Боярский предложил мне освоить галоп. Мы поскакали — Миша на своем Хаскане ушел вперед, а мой Воск, видимо, вспомнив юность, внезапно понес меня поближе к белорусской границе (снимали подо Львовом). Я натянул поводья, конь встал в свечку, а я лег в спячку. Спину, правда, повредил, но год Лошади, 1978-й, запомнил надолго.
     u Владимир Высоцкий
     (за Владимира Высоцкого “лошадиную историю” рассказал режиссер “Опасных гастролей” Георгий Юнгвальд-Хилькевич)
     — Снимали “Опасные гастроли” — сцену, где Володя Высоцкий в коляске бежит от полиции, а на козлах за кучера сидит Георгий Юматов. Жора был моряк, в свое время командовал ракетным крейсером, поэтому поначалу ему предложили дублера-каскадера. Но он отказался и решил править коляской сам. Снимаем, доехали до Театра оперетты, и тут невдалеке вдруг зазвенел трамвай. Лошадь испугалась и понесла. Жора не удержался, слетел с облучка на землю, и по Французскому бульвару коляска неслась уже неуправляемой. Тогда Володя, который, по-моему, на тот момент видел лошадь едва ли не впервые, каким-то чудом перелез на козлы, поймал поводья и остановил лошадь прямо перед воротами Одесской киностудии.
     u Дмитрий Харатьян (Алешка Корсак в “Гардемаринах, вперед!”, “Виват, гардемарины!”, “Гардемарины-III”)
     Дмитрий Харатьян до сих пор держится в седле не слишком уверенно. Вспоминает, как снимали одну из сцен в “Гардемаринах”. Дело было к зиме, но на улице стояла осенняя погода, и гардемарин никак не мог водрузиться на собственную лошадь — нога упорно соскальзывала со стремени. Когда же наконец Дмитрий сел в седло, то удержаться на лошадином крупе он не мог — опять же из-за скользких стремян. Так и падал целый день.
     u Виктор Косых (Данька
     из “Неуловимых мстителей”)
     К лошадям Виктор Иванович имеет самое что ни на есть прямое отношение — он мастер спорта международного класса по конкуру. Перед съемками в “Неуловимых мстителях” ребята проходили специальную подготовку. С ними занимались профессиональные тренеры. А уже на площадке на Украине юные мстители до того пристрастились к лошадям, что вставали рано поутру и отправлялись лично кормить и чистить своих четвероногих коллег. С тех пор Виктор Иванович и привязался к “красивым и благородным животным”. В отличие, скажем, от того же Лютого, который и сам лошадей не любил, и они его не любили. Вообще, как говорит Виктор Иванович, съемки для лошади — большой стресс. Животному совсем не идет на пользу, когда его картинно поднимают на дыбы или резко дергают то вправо, то влево. С лошадью следует обращаться мягко и нежно. А конным спортом Виктор Иванович заразил и своего семнадцатилетнего сына Максима. Вот уже пять лет тот тренируется под чутким руководством своего именитого отца.
    



Партнеры