Босс и "Паровоз"

Сергей Овчинников: “В Португалии я стал рассудительнее. И жестче”

17 января 2002 в 00:00, просмотров: 446
  Третий или четвертый день после Нового года. База “Локомотива” в Баковке. Сижу себе спокойненько в холле, жду, когда подъедет главный машинист МПСовской футбольной бригады Юрий Семин. Как вдруг — ба, кого я вижу-то! Да это же Сергей Овчинников! Он же — Босс. Но это только для своих. Я, например, так к нему обращаться не рискую...
    
     Так вот он какой стал — голкипер, чье возвращение почти весь российский футбольный мир признает топовым событием межсезонья-2001/02. Похудел, кажется, волосы теперь подлиннее. (“И не мешают в игре?” — спрашиваю. “Нет, — говорит. — Они же в хвостик собраны...”) Это я его, как вы понимаете, сравниваю с тем Овчинниковым, которого видел четыре с лишком года назад, когда он только-только уехал из “Локо” в Португалию. Тогда еще в “Бенфику”. Помню, беседовали с ним тогда, осенью 97-го, и он бросил: “Тяжело там, за границей, приходится. Без друзей. Но жалеть — нет, ни в коем случае не жалею. Я ведь в “Локомотиве” шесть лет провел. Все уже стало немножко доставать. Не в том смысле, что проблемы какие-то пошли, а просто захотелось сменить обстановку”.
     ...Договариваемся присесть пообщаться после тренировки. Хотя это по большому счету и не тренировка — так, легкая пробежка. Возвращается. Говорит кому-то: “Спасибо за шапку, выручила...” И сразу — мой вопрос. “Снега-мороза давно, наверное, не видел?” — “Да, последний раз приезжал в Россию зимой четыре года назад...”
     — Твое возвращение — оно вообще какое-то запланированное. И при отъезде заметил: “Не было особого желания уезжать”. И зимой 99-го в одном из интервью, помню, обмолвился: “Локо”-де — семья, а в семью надо возвращаться...
     — Конечно, это стечение обстоятельств. Но приятное. Для меня. Мне пришлось бы все равно уходить из “Порту” — а тут поступило предложение от “Локомотива”. Два раза сюда не зовут. И мое желание совпало с намерениями руководства клуба... Какие команды еще звали? Конкретно называть нет смысла. Но “Порту” многих отдает в аренду в Испанию, во Францию...
     — Наверное, сложно сказать — сложилась португальская карьера Овчинникова или нет. С одной стороны, играл много — и в Лиге чемпионов в том числе, с другой — полтора года сидел за спиной Мишеля Прюдомма, сейчас уступил “рамку” Витору Байе...
     — Надо объяснить сразу. Когда пришел в команду Байя — он ведь не играл. До травмы. Потом восстановился. Но в тот момент, когда я собрался уходить, еще не ясно было, кто будет первым. И играл тогда Паулу Сантуш... А потом — хочу, чтобы все поняли. Это профессиональный футбол. И Дель Пьеро сидел на скамейке. И Роберто Баджо. У Роналдо были проблемы в “Интере”... А это все суперзвезды! Там просто нет запасных, все основные. Такая тенденция. У нас к этому по-другому относятся... “Порту” меня, кстати, продавать отказывался, только в аренду отдали. Значит — рассчитывают, верно?
     — Если честно, имей постоянную практику, в “Локо” не засобирался бы?
     — Сложно сказать. Как бы то ни было, жизнь заставила искать выход. Спасибо “Локо”, Валерию Николаевичу Филатову... Не боялся ли, что все сорвется? А чего бояться? Со стороны “Локо” все нормально, да и в президенте “Порту” я не сомневался. Хороший человек. Зовут Нуну Пинта да Кошта...
     — Ну и как тебя встретили здесь?
     — Кого знал — поздоровались. Люди были рады... Шаг назад? Я не считаю, что престижнее играть в среднем испанском клубе, чем в “Спартаке” или “Локомотиве”. Эти команды — поверьте! — котируются в Европе как одни из сильнейших. И в финансовом плане, и в игровом. Уважают их. Наш футбол — достаточно высокого уровня. Хватит его хаять. Все вот, наоборот, свой футбол чуточку приподнимают.
     — А из игроков подружиться с кем успел?
     — В “Бенфике” друг — Паулу Мадейра... Вратари? Нет, я не верю в дружбу вратарей. Если они, конечно, не были знакомы с детства или хотя бы до тех пор, пока не оказались в одной команде. Все честолюбивы, все хотят быть первыми...
     — Знаменитый Прюдомм не относился к тебе высокомерно?
     — Нет. Я не позволял. Он все-таки видел: пришел человек амбициозный, со своими целями. Может, и не с симпатией, но с уважением относился.
     — Знаю, что в основном ты общался в Португалии со своим агентом Паулу. Даже, говорят, интервью давал только в его присутствии... Что так?
     — Язык все-таки чужой — нюансов всех не знаешь. А одни и те же слова можно трактовать по-разному. Поэтому лучше, чтобы переводил человек, которому доверяешь... А вообще я не большой охотник до интервью. Что за границей, что в России. Чем меньше говоришь — тем лучше...
     — Но никогда на моей памяти и не отказывал журналистам...
     — Я же нормальный человек. Воспитанный, наверное. Уважаю ваш труд. Вы же наш уважаете, правильно?
     — А то! Но сейчас не об этом. Я вот что хочу спросить: до тебя в Португалии играли Юран, Кульков, Мостовой. Их как, помнят?
     — Конечно. Добрыми словами вспоминают. Особенно — Василия Кулькова.
     — А не жалеют, что Мостового упустили? Вон он как в Испании раздухарился!
     — Нет, не жалеют. “Сельта” просто его команда. Как будто создана специально для них с Карпиным...
     — Ты, кстати, как и Кульков с Юраном, сменил “Бенфику” на “Порту”. Расскажи — почему так произошло?
     — Я, во-первых, не сразу сменил, я в “Алверке” еще поиграл. А почему ушел из “Бенфики” — не хочется объяснять. Будет выглядеть как оправдание. “Это все лирика...” — как говорил Антибиотик в “Бандитском Петербурге”.
     — Интересно, в Португалии тебя тоже звали Босс?
     — Нет. Только некоторые хорошие друзья. А в команде — сначала по фамилии обращались, там так принято. Я им объяснил, что мне это не по душе, — стали по имени звать, Сергеем...
     — А как там в “Порту” Дима Аленичев? Расстроился небось, когда ты уехал в Россию?
     — Не без этого. Все-таки в иностранном клубе лучше вдвоем с соотечественником, чем одному. Но, думаю, все у него наладится. Верю в Диму. Игрок с большой буквы.
     — Сейчас ты, насколько знаю, весишь килограмма 93-94. Четыре года назад было 98... Волосы вот отрастил. А как человек ты за это время, проведенное за границей, сильно изменился?
     — Не меняются только памятники. Наверное, стал рассудительнее. Здесь — друзья. Там жизнь научила выживать одному. Может быть, жестче стал...
     — Ну а как вратарь — изменился?
     — Многому, конечно, научился. Но это — чисто профессиональное. Вам неинтересно будет.
     — Ну хорошо, а вот о чемпионате мира мечтаешь?
     — Не то чтобы мечтаю... Я так отвечу: буду нормально в клубе играть — тренеры сборной обязательно обратят внимание.
     ...А вот разговоры о нем как о преемнике Нигматуллина Сергея явно раздражают. Он, собственно, сам вышел на эту тему — я и спросить не успел. “Я не собираюсь быть лучше, чем Нигматуллин. Или хуже, чем он. Я — Овчинников. И буду играть как умею!”
     А уж как он умеет — мы прекрасно помним. Не успели забыть, каков Босс в воротах — большой, сильный, справный. И кому, как не ему, теперь тащить вперед “Паровоз”?
    
     А тем временем остается запутанной ситуация с переходом бывшего вратаря “Локо” Руслана Нигматуллина в итальянскую “Верону”. Пока лучший футболист России-2001 не провел на Апеннинах ни одного матча: в нашем клубе не спешат высылать трансферный сертификат голкипера, без которого он не может быть включен в заявку своей новой команды. “Не готов подробно говорить на эту тему, — заявил вчера в интервью “МКФ” главный тренер “Локомотива” Юрий Семин. — Вопрос очень сложный, мы должны все для себя выяснить с нашими юристами...” Попутно Семин опроверг появившиеся слухи о переходе в “Локо” полузащитника ЦСКА и сборной России Сергея Семака. “Хотя я и не говорю, что такой поворот абсолютно исключен...” — заметил Юрий Павлович.
     О развитии событий в “деле Нигматуллина” — в завтрашнем номере “МК”.
    


Партнеры