Не верь, не бойся, не плати

Взыскать с нарушителя штраф по закону — это утопия

18 января 2002 в 00:00, просмотров: 441
  “Летом у меня задержали водительское удостоверение за превышение скорости. Оплатить штраф я не успел: был в командировке. 16 декабря в группе разбора 6-го полка ДПС в городе Бронницы я вежливо попросил вернуть мне “права” по истечении срока взыскания, но меня без объяснения причин послали. Тогда мой адвокат связался с заместителем командира батальона Фроленковым — тот разговаривать не стал, бросил трубку. Тогда я пошел к командиру батальона — тот послал меня еще дальше. Хотел написать жалобу, но не успел — из кабинета вышел комбат товарищ Негрий, прикрикнул на меня и дал команду автоматчику выкинуть меня на улицу. Что тот и сделал...
     Анатолий Митраков”. (Из заявления в прокуратуру)

Прав тот... у кого нет “прав”

     Наблюдательный водитель давно подметил: если штраф за мелкое нарушение ПДД не оплачен на дороге, расставаться с деньгами, скорее всего, уже не придется совсем, ибо механизм принудительного взыскания хоть и вертится с натужным скрипом, чаще всего проворачивается вхолостую.
     Раскусивший сие обстоятельство владелец “баранки” обнаружил в нем даже несомненную выгоду: узрев, например, что водительское удостоверение задержано, гаишники чаще всего отпускают с миром, потому как справедливо полагают, что нарушитель не станет предлагать взятку, ибо ему уже не за что бороться. К тому же многие из сидящих за рулем вполне обоснованно считают, что в милицейском сейфе права целее будут...
     Таким образом, по городам и весям сегодня разъезжают без “прав” сотни тысяч водил, которые не стремятся ни оплачивать штрафы, ни возвращать свой основной шоферский документ.
     Не проявляют инициативу и придорожные милиционеры. Несмотря на то что группа административной практики ГИБДД обязана в течение трех месяцев со дня наложения штрафа передать дело на уклоняющегося от оплаты нарушителя судебному приставу, самый нерасторопный в органах ГИБДД отдел, приученный лишь принимать квитанции об оплате штрафов, порой годами ждет второго пришествия нарушителя с оплаченной квитанцией.
     Причина столь ярко выраженной неповоротливости в работе с приставами покрыта мраком. Ни один из двадцати недавно опрошенных Коллегией правовой защиты автовладельцев сотрудников групп административной практики так и не сумел членораздельно ответить на вопрос: “До какой звезды ждем-с?” Не до генеральской же!
     А значит, выстроим предположения: гаишные чиновники кодекс не читали, а прочитавшие ничего не поняли.
     Вот и выходит, что судебному приставу сегодня направляются для исполнения в среднем не более одной трети дел, из которых не менее половины губит — вы таки будете смеяться! — сам... судебный пристав.

Казнить нельзя. Помиловать тоже

     Перед судебным приставом каждодневно встает как лист перед травой дилемма: отдать предпочтение выколачиванию денег, скажем, у заемщика, которого суд обязал вернуть своим кредиторам десяток тысяч долларов, и погреть на этом руки, либо устраивать засаду нарушителю ПДД, задолжавшему государственной казне... 50 рублей? И, как правило, отдает предпочтение первому, ибо вопрос-то риторический...
     Избежать лишней обузы помогают сами сотрудники ГИБДД: они нередко передают приставу дела, по которым срок обращения к взысканию истек. Однако чаще всего оформляют дело столь халтурно, что приставы не в состоянии без пол-литра въехать, откуда у нарушителя растут ноги, и вынуждены возвращать дело на доработку. Впрочем, даже в безукоризненно оформленных материалах они обнаруживают — было бы желание! — не соответствующую международным стандартам запятую или — того хуже! — отсутствие точки.
     Но даже добросовестно исполняющие свои обязанности приставы нередко терпят поражение: выясняется, во-первых, что должник формально нигде не работает и, стало быть, обобрать его через бухгалтерию невозможно, а во-вторых, что указанный в протоколе домашний адрес является лишь местом регистрации, место же фактического проживания нарушителя известно лишь его любовнице. И по месту “прописки” его личного имущества, которое можно было бы описать на сумму штрафа и обратить в доход государству, нет.
     На пристава, таким образом, возлагается процессуальная обязанность устанавливать реальное место жительства “клиента”: посылать запросы, составлять акты, выносить новые постановления... Иначе говоря, за рублевый полтинник потеть долго и многотрудно, затрачивая при этом средства, несоизмеримые со штрафом.
     Однако даже вытащенный из-под земли должник — еще не повод для закрытия дела. Многие из них, понимая, что закон обязывает граждан пускать судебного пристава в квартиру и не препятствовать описи личного имущества на сумму штрафа и семи процентов за “обслуживание на дому”, косят под дураков — хитро прищурившись в дверной глазок, они “испуганно” твердят: “А откуда я знаю, что вы — пристав? Вы, батенька, бандит...” И дверь не открывают.
     Понятно, что лишь не имеющий более серьезных дел пристав будет ломиться в такую квартиру еще раз.
     ...Когда статистика неисполненных дел по административным штрафам становится угрожающе немереной, срок взыскания неумолимо движется к концу и под угрозу встает деловая репутация приставов, они готовы платить штрафы за уклоняющихся водил из собственного кармана.
     Точнее, из комиссионных от других — благополучно разрешившихся дел.

“Не приставайте — я на шестом месяце...”

     Уникальную возможность не платить штрафы нам предоставляет само государство — в лице вступивших в сговор неповоротливых сотрудников ГИБДД и ленивых судебных приставов. Каждому сидящему за рулем важно лишь знать, как такую возможность использовать во благо семейному бюджету.
     Для этого следует запомнить несложное арифметическое уравнение из двух цифр: в соответствие со статьей 282 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях на исполнение решения о штрафе (то есть на передачу дела судебному приставу) сотрудникам ГИБДД отпущено всего 3 месяца, а судебному приставу на принудительное взыскание — в соответствии с Законом РФ “Об исполнительном производстве” — не более 2 месяцев со дня получения дела из ГИБДД. Таким образом, по истечении совокупного срока — пяти месяцев, если на имущество или денежные средства должника не наложен арест, равный сумме штрафа, дело в соответствии с законом подлежит прекращению.
     Требовать у ГИБДД возврата задержанного водительского удостоверения и прекращения дела можно и по истечении трех месяцев со дня наложения штрафа, если гаишники не успели (или поленились) передать дело судебному приставу. Дабы ГИБДД не вешала лапшу, заявляя, что дело-де передано исполнителю, следует в соответствии со статьей 247 КоАП РСФСР ознакомиться с материалами дела. Из него можно доподлинно узнать, действительно ли постановление о штрафе было передано судебному приставу. Если да, то целесообразно обратить внимание на дату передачи и помнить, что со дня получения дела судебным приставом календарь начинает отсчитывать два месяца, в течение которых, в соответствии с Законом РФ “Об исполнительном производстве” в дверь квартиры может позвонить пристав и протянуть руку за вожделенным полтинником.
     Если же при ознакомлении с материалами дела выяснится, что судебного пристава никто не побеспокоил, а трехмесячный срок обращения к нему при этом истек, необходимо настойчиво — в письменном виде — требовать возврата задержанного водительского удостоверения. А отказ обжаловать в суде.
     Несмотря на то что процедура возврата водительского удостоверения по истечении сроков взыскания не прописана ни в одном кодексе и ни в одной инструкции, по сложившейся в иных областях права практике следует предположить, что по истечении сроков взыскания орган ГИБДД обязан пригласить нарушителя в группу разбора для торжественного вручения водительского удостоверения. Ведь совершенно очевидно, что удерживать его и дальше у ГИБДД нет абсолютно никаких законных оснований! И такое удержание суд может квалифицировать как превышение должностных полномочий.

Клин клином

     Обреченным, у коих на войну с ГИБДД по вышеизложенному поводу нет ни крепкого здоровья, ни душевных сил, остается лишь одно: вполне справедливо считать водительское удостоверение утраченным при “невыясненных обстоятельствах”. И без каких-либо проблем получать его дубликат.
     Авторы метода утверждают, что это даже выгодно, ибо при стоимости нового удостоверения в 46 рублей и суммой штрафа в 50 экономия составляет целых четыре рубля.
     Пустячок, а приятно.
    



Партнеры