ФАБРИКА ГРЕЗ

21 января 2002 в 00:00, просмотров: 270
  Наконец-то настал день, когда словосочетание “завоевание Голливуда” перестало быть просто набором звуков и обрело вполне конкретное значение и даже лицо. А все потому, что на этой неделе при перечислении появившихся на экранах западных звезд в первых рядах прозвучит имя Владимира Машкова. Наши люди в Голливуде!
     В ТЫЛУ ВРАГА
     (Behind Enemy Lines)
     Хотя для самого фильма появление Машкова сыграло очень злую шутку. Один из крупнейших отечественных прокатчиков отказался демонстрировать картину в своих кинотеатрах за ее крайне антироссийскую направленность. Или как минимум антиславянскую. Сербы в фильме действительно предстают настоящими чудовищами, этакими современными эсэсовцами (им бы еще форму от Boss). А так как главный злодей — это и есть тов. Машков, то антисербская агитка для некоторых превратилась в антироссийскую. Правда, даже при таком раскладе реакция прокатчиков вызывает некоторое удивление, хотя за братьев-славян, без сомнения, обидно.
     Теперь собственно о фильме. На дворе зима какого-то года (пусть будет 2001/2002), в Адриатическом море несет нелегкую службу американский авианосец — каждый день случаются боевые тревоги, которые после пятиминутных сборов и запрыгивания в самолет оказываются учебными. Это изверг-адмирал Джин Хэкмэн так поддерживает боевой дух команды. Некоторым летчикам, рвущимся в бой, вся эта бодяга изрядно надоела, и лейтенант Оуэн Уилсон (“Шанхайский полдень”) подает рапорт об отставке. Злобный адмирал прошение принимает, но в последние две недели решает показать строптивому летчику кузькину мать и отправляет его на аэрофотосъемку аккурат в сочельник. Экипаж немного отклоняется от курса, фотографирует очередной учиненный сербами массовый расстрел, за что и получает несколько ракет “земля-воздух”. Катапультировавшегося пилота злодей Машков пристреливает прямо на месте высадки, а за штурманом Уилсоном охотится теперь вся сербская армия.
     Что будет дальше, понятно с самого начала. Хороший парень бегает по всей Боснии от Машкова и Ко, ценой неимоверных усилий и непременной солдатской смекалки добирается до нейтральной зоны, где подоспевший адмирал (оказавшийся не таким уж извергом) добивает остатки изрядно поредевших сербов.
     Но сюжет и не играет большой роли, главное — это раскуроченная войной природа, красочные, прямо-таки клиповые фрагменты (как все-таки красиво ракета взрывает самолет!) и, конечно же, Машков. В адидасовском спортивном костюме, суровый и неприступный, не говорящий практически ни слова, а если и говорящий, то по-сербски, но все-таки наш. И пусть его конец предопределен с самого начала, почти национальной гордости это не уменьшает.
     ЛЮБОВНИКИ (Lovers)
     Режиссер Жан-Марк Барр хотел снять фильм по заветам фонтриеровской “Догмы”, но не получилось: кое-какие правила были все-таки нарушены. Тогда Барр послал датчанину повинную и в ответ получил-таки сертификат “Dogme-95” за номером пять. Честно говоря, все эти догматические заигрывания уже вызывают отторжение: фишка фон Триера давно превратилась в коммерческое предприятие, а заветный сертификат — в подобие рекламного плаката. К тому же стоило ли мучиться с догматическими правилами, когда в основе — всего лишь простенькая, хоть и милая мелодрама?
     Парижанка Жанна без памяти влюбляется в югослава Драгана, уже год живущего без визы. Они ругаются, мирятся, сходят друг по другу с ума, но хмурым зимним утром за Драганом приходят крепкие ребята и выдворяют его из страны. Промозглый зимний, слегка размытый из-за ручной камеры Париж добавляет истории очарования, но отсутствие искусственного освещения раздражает, а нарочитая безыскусность планов только мешает погрузиться в романтику. Вместо легкой сказки вышла тяжеловесная попытка втиснуться в искусственные догматические рамки.
    


Партнеры