Есть ли пророк в чужом отечестве?

Племянница Ванги убеждена: тетушка не ошибалась

29 января 2002 в 00:00, просмотров: 409
  Имя Красимиры Стояновой широко известно в Болгарии и бывшем СССР благодаря Ванге. Родная племянница пророчицы, профессиональная журналистка, она написала первую книгу о своей всемирно знаменитой родственнице, вышедшую огромным тиражом, в том числе и на русском языке.
     За десять лет после выхода первой книги Красимира написала еще пять. Давно речи нет о славе: сейчас кто только не пишет о Ванге. Но племянница убеждена: каждая информационная крупица имеет ценность. Сейчас для очередной книги она систематизирует собранные в свое время рецепты Ванги, которые составлялись для каждого пациента индивидуально.

    
     С Красимирой Стояновой я встретился в редакции популярного в Болгарии телеканала “2001”, где она работает редактором. Ежевечерние передачи этого канала о непознанном собирают у телевизоров всю Болгарию.
     — Вся ваша жизнь проходит в ореоле Ванги. Скучно, наверное: все ведь известно наперед?..
     — Совсем не скучно. Ведь предсказания — а без них, разумеется, наша семья не обходилась — редко бывали однозначно конкретными. Чаще в них содержался некий зазор, возможность для маневра. Поэтому многое зависит от воли человека, от его личной трактовки прорицания.
     К примеру, когда мне было три дня, тетя Ванга сказала моим родителям: эта девочка, когда вырастет, станет расшифровывать древнеегипетские иероглифы.
     — Разве предсказание сбылось?
     — Пока нет. Но я на пути к его реализации.
     Заметив, видно, мое недоверие, Красимира весело уточнила:
     — А вы думаете, после сорока поздно надеяться?.. Отнюдь. Я все еще студентка. Вот если хватит сил, доучусь и стану египтологом. Университет я окончила по отделению турецкой филологии. И хотя усердно разбирала арабскую вязь старотурецкого, до иероглифов все же было далеко. Одно время, признаться, я даже думала: в случае со мной Ванга ошиблась.
     — А бывало все-таки, что она ошибалась?
     — Говорят, да. Хотя, насколько я знаю о подобных ситуациях, выходило — либо человек не так понял слова Ванги, либо еще не пришло время названного ею события.
     Вот как со мной. Несколько лет назад, будучи уже вполне зрелым человеком, редактором телевидения, брала интервью в Новом болгарском университете. И уже уходя, заметила объявление: впервые в Юго-Восточной Европе университет организует высшую школу египтологии. Я была просто потрясена. И, конечно, записалась.
     — Так, может, дело вовсе не в пророчестве Ванги? Зная его, вы просто ей подыграли.
     — Ну и что! Возможно, это именно заслуга тети в том, что я наконец-то нашла дело, для которого рождена. Уже четвертый год учусь. Трудно — вы представляете, что такое телевидение. Не знаю, хватит ли сил доучиться. Не знаю, для чего мне это вообще нужно. Но когда я вникаю в тайные смыслы иероглифов, чувствую: это самое интересное, с чем мне приходилось сталкиваться в жизни.
     — Если не считать Ванги?
     — Ну, с ней связан буквально каждый шаг в жизни. Вы только представьте: жизнь — как огромный кроссворд, я отгадываю слово за словом, а сетка-то уже нарисована...
     Когда я взялась писать первую книгу о Ванге, она была против. Я настояла: люди должны об этом знать. В конце концов Ванга согласилась, но предупредила, что с выходом этой книги у меня будет много проблем. Конечно, так оно и было. Секретарь издательства, в которое я отнесла рукопись, втихаря сделала ксерокопию для друзей. В короткое время по стране разошелся самиздатовский тираж. А в издательстве рукопись легла на полку. Наверное, идеологически не удовлетворяла: слишком много там говорится о церкви. Только после разрушения Берлинской стены книга все-таки вышла. Но событием это не стало: все, кто хотел, к тому времени ее уже прочли.
     — Способности Ванги — наследственные, они еще кому-нибудь достались в вашей семье?
     — Даже затрудняюсь сказать. Ни моя мама — родная сестра Ванги, ни я такими способностями не обладаем. Правда, Анна, моя сестра, легко видит внутренние органы людей, что очень помогает ей в работе: она врач-клиницист. Работает она в Греции, где почему-то о Ванге почти никто не слышал. Вот и Анна не афиширует свои способности. Но, конечно, диагност она первоклассный.
     Кстати, Ванга предсказала ей три события, определивших судьбу. Два из них уже состоялись: Анна получила образование в другой стране (по конкурсному отбору попала в число нескольких выпускников, направленных на учебу в СССР, окончила 1-й медицинский в Москве), вышла замуж за иностранца — так оказалась в Греции. Третье предсказание Ванги для Анны еще не состоялось, но, кажется, вот-вот — не сглазить бы. Тетушка сказала сестре: если специализируешься на онкологическом заболевании поджелудочной железы, ты сделаешь великое открытие в науке. Случайно вышло так, что Анна попала именно в такую клинику. Она написала пациентке эпикриз, с которым та пошла к профессору этой клиники. Тому так понравился поставленный сестрой диагноз (а вы знаете, для нее это совсем не проблема), что он позвонил доктору Анне Сотиропуло (это сестра) и сказал: моя клиника нуждается именно в таком специалисте. Видите, как выходит: Анна уже оказалась там, где должна быть. Осталось дождаться последнего, ключевого момента пророчества Ванги.
     — Красимира, а это правда, что и после смерти Ванги в местах, где она жила и похоронена, происходят чудесные исцеления?
     — Я тоже об этом слышала. Не знаю, чего здесь больше — стремления людей увидеть в Ванге святую (а при подобном самовнушении могут происходить любые чудеса) или благотворного воздействия природы Рупите. Ведь Ванга сознательно выбрала для жизни уникальную долину с термальными источниками, исцеляющими от бесплодия, чистыми родниками, редкими видами флоры и фауны.
     — А не может ли Ванга оказаться действительно святой, чьи мощи тоже могут обладать исцеляющей силой?
     — Увидим — пока прошло еще только пять лет после ее смерти. Святым человека может признать только церковь. А у Болгарской православной церкви, как и у властей нашей страны, было неоднозначное отношение к Ванге. Ведь нет пророка в своем отечестве. Церковь, к сожалению, не посчиталась с желанием Ванги иметь возле дома скромную деревянную часовенку, куда бы она самостоятельно, на ощупь добиралась. Вместо этого отгрохали помпезную церковь необычной, эффектной архитектуры. Вангу вынудили согласиться. Хотя было ясно: это делается уже не для нее, а с прицелом на будущий туристический размах, на экскурсионные туры “по Вангиным местам”. Вскоре после освящения храма Ванга слегла и через два года умерла.
     Впрочем, она заранее знала и то, что ее имя превратится в рекламный слоган. Что повылезают “ученики Ванги”, “единственные духовные наследницы Ванги”. Как будто были ученики у Пушкина или Шекспира...
    


Партнеры