Крутится, вертится, хочет упасть

Вертолеты в Чечне сыплются, как снег

11 февраля 2002 в 00:00, просмотров: 306
  Над всей Чечней безоблачное небо: армейское командование временно приостановило в зоне боевых действий все полеты авиации. Причина — в вертолетопаде, который, будто злой рок, преследует военных летчиков. И дело отнюдь не в активности боевиков, — просто вертолеты давно выслужили все мыслимые и немыслимые сроки эксплуатации и валятся на землю из-за ветхости. До сих пор, например, неизвестна судьба пропавшего неделю назад пограничного вертолета, но при его поиске федералы потеряли еще одну винтокрылую машину. Семь человек погибли и трое получили ранения в результате крушения МИ-8, разбившегося седьмого февраля на взлете в Ханкале. На следующий день из-за технической неисправности совершила вынужденную посадку еще одна “вертушка”...
    
Катастрофу МИ-8 в Ханкале наблюдали многие. Несколькими минутами ранее с этого же аэродрома взлетел еще один вертолет-штурмовик Ми-24. Его экипаж стал свидетелем аварии. По словам пилотов, “восьмерка” оторвалась от взлетной полосы без проблем, но потом неожиданно закрутилась в воздухе и вошла в “штопор”.
     Очевидцы утверждают, что обстрела с земли не было. Скорее всего причиной аварии стали технические неполадки в двигателе или отказ стабилизирующего хвостового винта. В пользу этого предположения свидетельствует закручивание машины перед падением. Версию о технической неисправности как основную отрабатывает и следствие.
     С начала года российские ВВС потеряли в Чечне уже четыре вертолета. Черный список открыл 27 января вертолет Минобороны с 14 пассажирами на борту, разбившийся в Шелковском районе Чечни. Тогда погибли генерал-лейтенант Михаил Рудченко и генерал-майор Николай Горилов. Через двое суток в районе населенного пункта Дышне-Ведено упал вертолет с десантом на борту. А 3 февраля, также в районе Ханкалы, пропал Ми-24 Федеральной пограничной службы. При этом установлено, что лишь один вертолет был сбит боевиками — 29 января. При расследовании остальных трех трагедий версия о технической неисправности выдвигается как основная.
     В этом нет ничего удивительного. С 1990 года Военно-воздушные силы практически перестали получать новую технику. Из того, что стоит на вооружении сейчас, доля современных летательных аппаратов составляет лишь один (!) процент. Около половины машин эксплуатируется свыше пятнадцати лет, а во фронтовой авиации, наиболее активно используемой в Чечне (три четверти всех вылетов приходится именно на штурмовики), исправны лишь 54% самолетов. То есть, грубо говоря, каждая вторая машина не летает. Между прочим, эти данные озвучил экс-главком ВВС Анатолий Корнуков еще год назад. Но воз и ныне там.
     В Чечне же скорость старения авиапарка можно смело умножать на два. Постоянная эксплуатация в любых погодных условиях, практически без передышки, изнашивает машины до предела. Пулевые пробоины затыкаются тряпочкой и замазываются краской. В некоторых машинах элементарно нет стекол: выбивает при обстреле, а заменить нечем. Новая техника не поступает — лишь в очередной раз продлеваются ресурсы старой. К слову, последнее продление сроков службы авиапарка было буквально на днях, машинам приказано летать без замены до 2005 года. Неудивительно, что при таком подходе в месяц федералы теряют по два вертолета. Удивительно другое — что всего по два...
     Ожидать обновления авиапарка летчикам в Чечне не приходится. По крайней мере в ближайшее время. В этом году два самолета “Ил-76” должна получить лишь военно-транспортная авиация — Ташкентский авиазавод готов передать “транспортники” без денег, под правительственную гарантию. А вот новых “вертушек” не будет вовсе. Значит, вертолеты в Чечне по-прежнему будут падать. А пилоты — погибать.
     ...По расценкам боевиков, за один сбитый вертолет, воин ислама получает премию в пять тысяч “зеленых”. Примерно столько же стоит голова военнослужащего в чине генерала. Получается, что с начала года Россия уже сэкономила боевикам 30 тысяч долларов. Вот только выплаты провела человеческими жизнями.
     Комментарий экспертов “МК”
     Директор студии “Крылья России” Сергей Викулин:
  
   — Ми-8 МТВ и МИ-8 МТ, которые эксплуатируются в Чечне, — великолепные вертолеты. Этой модели уже тридцать лет, “болезни” машины, выявлены и исправлены. Но машина должна постоянно “лечиться”. Как человек ходит к зубному, так и вертолет должен проходить текущий ремонт. Но за последние десять лет армия заказала у промышленности... полсамолета. Ни на ремонт, ни на закупку новой техники денег у военных нет.
     Командир вертолетного отряда ЛИИ им. Громова, заслуженный летчик-испытатель Борис Барсуков:
   
  — Я летал на многих машинах, и наших, и зарубежных, и считаю, что МИ-8 — один из лучших вертолетов. Но даже самый лучший вертолет не может работать без ремонта по пятнадцать лет. Для МИ-8 летный ресурс составляет примерно восемь лет. После этого машина должна либо пройти капитальный ремонт, либо быть списанной.
    


Партнеры